ВИРУС ПЕРЕМЕН

БИЗНЕС-ИДЕИ НАВЕЯННЫЕ ПАНДЕМИЕЙ

Подробнее >>>
ЦИФРАМИ ПО ВОДЕ

ПЛОДЫ ГРАМОТНОЙ ПОЛИТИКИ ОРОШЕНИЯ ЗЕМЕЛЬ

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон


Виктория-победа над случайностью







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



Тайный художник Культура

Ольга Шишанова
Загадочный мир на полотнах санкт-петербургского художника Андрея Ромасюкова моментально, при первом же знакомстве, обрушивает на зрителя символический ряд образов запутанных лабиринтов истории. Чтобы разобраться в них, корреспонденту “НП” пришлось последовать за мастером в его произведения, созданные по следам Великой степи номадов и Ледяных походов белых армий

 

- Андрей Николаевич, что повлияло на ваше творческое мировоззрение, заставив вас обратиться к теме Белой гвардии, теме Ледовых походов - тому, что было сто лет назад и, по сути, мало кем сегодня востребовано. У вас же это выливается в изумительные картины смешения жанров, что еще сильнее бьет по эмоциям...
- На самом деле, это не совсем реализм, мои картины созданы в жанре символизма. Потому что я считаю, что поднятая мною тема в огромной степени сакральна. Ведь это было разрушение целой вселенной, целой цивилизации, существовавшей до 1917 года. По сути, это была борьба света с тьмой, где невозможно было выделить какую-то одну сторону. Но всем приходилось так или иначе делать свой выбор, поэтому невозможно кого-то обелить или очернить. Однако за более чем 70-летний период власти большевиков было столько написано картин, пьес, романов, снято фильмов, поставлено спектаклей, что становилось ясно, на чьей стороне идеология, а вот о белогвардейцах в русском национальном искусстве, кроме произведений Михаила Булгакова, создавшего “Белую гвардию”, “Бег”, “Дни Турбиных”, ничего, по большому счету, и не было. Разве что некие отдельные вещи, где белогвардейцы были показаны в основном карикатурно - достаточно вспомнить фильм “Чапаев”. Но все равно ими восхищались, это была элита, это была интеллигенция, ведь все происходящее, по моему мнению, было борьбой образованной части населения с обманутой.

 

 

- Каковы ваши внутренние ощущения, когда вы становитесь к чистому холсту, зная, что сейчас будет рождаться картина именно из этой серии?
- Даже когда делаются эскизы, это настолько странная проба пера, что ты не знаешь, с какой стороны подступиться к теме. И часто получается так, что именно первый эскиз самый удачный, а все последующие, пусть их может быть даже сотня, плохи. Когда же становишься к холсту, вообще третий вариант получается, порой даже совсем не то, что было в эскизах. Но самое главное, конечно, - это художественный образ, который иногда даже можешь не дописать, настолько боишься его испортить. Потому что можно сделать безупречной композицию, скомпоновать выверенный вдоль и поперек антураж, но если лицо, то есть образ персонажа, не будет вписываться в создаваемое тобой, то над этим образом приходится работать неделями, переписывая и отыскивая нужное выражение, взгляд, понимая, что это не то, что это всего лишь тот, кто живет с тобой в одном дворе. А мне нужен именно тот персонаж, который жил в то время. Иногда даже не помогают фотографии тех лет, потому что сам художественный образ - он острее, его нужно чувствовать изнутри. И добиваться этого меня научил профессор Александр Крылов, который руководит мастерской церковной исторической живописи в академии художеств, которую я окончил, правда, по более светскому направлению, поменяв при этом несколько направлений в поисках нужного в себе и оказавшись, в конце концов, в мастерской станковой живописи.
- Что вы почерпнули в процессе учебы?
- Профессор Крылов научил меня самому, на мой взгляд, главному - чувствовать художественный образ. Были случаи, когда мы, студенты, делали по множеству эскизов, глядя на которые у него в голове моментально рождался анекдот на тему. По-другому и не скажешь. Он находил для каждого неудачного изображения настолько меткий эпитет, что все сразу становилось на свои места. С тех пор я стараюсь всегда найти самый точный образ, тем более в той теме, которую я пытаюсь охватить - с 1914 по 1921 год, от Великой войны до Великой смуты. Что, однако, не мешает мне вести одновременно несколько холстов. Вот сейчас, например, я закончил образ Золотой орды, или Великой степи.

 

 

- Можно рассказать об этом подробнее?
- Я люблю восток и считаю, что Россия - это евразийская страна, так же, как и Казахстан. Более того, мне кажется, что евразийство - это также одна из ипостасей России. В моем представлении художественный образ номадов - это женщина, которая вскармливает ребенка, своего сына, будущего великого воина. Разумеется, я использую в своей картине национальные костюмы плюс фантазийные черты, некий мифологизм, порожденные моим воображением на почве восприятия и воплощения этого обобщенного художественного образа. Я вообще считаю, что чем дальше от нас эпоха, тем она мифологичнее. Например, предыдущая моя работа была на эту же тему - портрет Льва Гумилева, который является одним из исследователей евразийства, известным тюркологом-востоковедом, историком как Древней Руси, так и Великой степи.
- Что помогает вам в написании таких роскошных произведений?
- До начала создания любой картины мне приходится изучать огромное количество, целые пласты исторических материалов. Ведь насколько хорошо надо знать литературу, мемуаристику - просто хрестоматийно! К счастью, сегодня есть много материалов на интересующие меня темы - начиная от мемуаров и заканчивая трудами современных историков. Главное - было бы желание в поисках. Кроме того, я являюсь членом Санкт-Петербургского военно-исторического общества, которое занимается реконструкцией военного костюма. И это позволяет мне с уверенностью говорить о том, что я знаю военный костюм в мельчайших деталях. Хотя со своими единомышленниками я отдаю предпочтение лейб-гвардии Семеновского полка.
- Вы работаете и в графике. Схож или нет ваш труд над ней по сравнению с живописными произведениями?
- В графических работах полет твоей фантазии ничем - ни пространством, ни законами композиции - не ограничен. И потому ты можешь позволить себе допустить в этой технике намного больше символизма, нежели в живописи, где “материал диктует”. В графических листах у тебя рука сама ведет, куда считает нужным, и ты можешь создать все, что угодно.
- Серии каких работ вы собираетесь создать в ближайшее время такого же большого масштаба, как те, что посвящены у вас Великой степи или Великой смуте?
- Конечно же, это будут картины, повествующие о Ледяном походе. Но я собираюсь создать нечто другое, чем просто во множестве фигурирующее везде заштампованное шествие. Я хочу выхватить из контекста само сражение у станицы Новодмитровская, по которому он был назван. А еще я подумываю о том, чтобы написать портрет государя Николая II как главнокомандующего войсками русской императорской армии. И - поэта Николая Гумилева во время прохождения им службы в Уланском полку.

 

Астана - Санкт-Петербург - Астана

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Апрель 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 


Large Visitor Globe


Архив новостей
Апрель 2020 (51)
Март 2020 (125)
Февраль 2020 (137)
Январь 2020 (135)
Декабрь 2019 (134)
Ноябрь 2019 (148)

Голосование
Будете ли Вы оформлять подписку на сайт, если сайт станет платным


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение
Fatal error: Call to a member function _destr() on null in /var/www/vhosts/np.kz/public_html/engine/modules/main.php on line 390