ПОКОЛЕНИЕ NEET

НЕ УЧИТСЯ, НЕ РАБОТАЕТ И НЕ ТРЕНИРУЕТСЯ

Подробнее >>>
ЛОГИСТИКА – ЛОГИКА ДЕЙСТВИЙ

МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ В CASPIAN UNIVERSITY

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



Футляр, очки и спрятанные чувства Культура

Ольга Шишанова
В Астане в рамках V международного театрального фестиваля “Сахнадан, сќлем!” со своей знаменитой постановкой по мотивам рассказа А. Чехова “Человек в футляре” на площадке столичного ГАРДТ имени М. Горького выступил ТЮЗ имени А. Брянцева из Санкт-Петербурга. Накануне премьеры корреспонденту “НП” удалось побеседовать с исполнителем главной роли народным артистом России Валерием Дьяченко

- Валерий Анатольевич, каково ваше отношение к спектаклю и к герою, которого вы играете?
- Тема человеческого футляра, которая звучит в рассказе Антона Чехова, интересна уже сама по себе. Ибо кто из нас не в футляре? Каждый не свободен, и у каждого изобретен свой футляр. Вот мы, обратившись к рассказу, заметили, что персонаж в произведении все-таки отличается от клишированного прочтения. Как вы знаете, в свое время была известная киноверсия с Николаем Хмелевым, созданная в 1939 году и отразившая тему репрессий - на экране был воплощен человек-стукач, доносчик. А тут мы хотели посмотреть на Беликова под другим ракурсом, ведь артист всегда адвокат своих ролей, и режиссер Георгий Васильев, с которым мы много сотрудничали и работали в нашем театре - он еще ставил по Николаю Гоголю “Записки сумасшедшего” и “Старосветских помещиков”, по Салтыкову-Щедрину “Иудушку из Головлева”, считал так же. Но мы не хотели совсем уж обелить главного героя произведения, хотя он и носит в себе своеобразный камертон культуры, чистоты начала мира, согревает это, охраняет, ограждает своим странным пальто, калошами, закутавшись от пришедшего и грядущего Хама.

 

 

- Как это выражено у вас в художественном плане?
- Происходит вмешательство нового учителя, новой формации, нового поколения. Заключено оно в появлении грядущего Хама и его сестры Вари, которая “без руля и без ветрил”, потому Беликов для нее лишь некий экземпляр, с которым можно провести время, не более того. Тогда как Беликов свою Грецию, основы мира, язык, культуру хранит бережно, поскольку чувствует всей своей тонкой душой, что перемены, происходящие сейчас в мире, приводят к тому, что рушатся эти самые основы мироздания. Этот спектакль очень современен, он вышел как раз в эпоху перемен - развал Союза, 90-е годы. И та свобода, которая дана, а спектакль начинается именно с этого, когда все можно, все разрешено, означает нарушение нравственных традиций, вертикали устоев, гуманизма и порядочности. Так кажется Беликову, но Чехов на то и гений - его можно трактовать по-разному, ведь дело театра не сыграть сюжет, а рассмотреть. Спектакль начинается там, где есть решение, где есть взгляд театра на ту или иную историю. Вот и Беликов наблюдает.
- Отсюда его невозможность быть вместе с Варварой?
- Варвара приехала из Украины, и Беликову отчего-то греческий язык напоминает украинский своей певучестью. Отсюда вроде бы родство душ, особенно на уровне восприятия греческого, который считается архаичным, а значит, носителем древней культуры и цивилизации, основ мира, потому-то герой так ею увлекся. По нашей версии, учителя, что присутствуют рядом, и которым Беликов надоел своей дотошностью и соблюдением канонов, противостоят его взглядам, той обратной стороне свободы, которую он чувствует и протестует против такой ее трактовки. И тема “как бы чего не вышло” - это предчувствие того, как бы чего не вышло после революции, но мы-то знаем контекст, что это было: сначала - маевки, потом - сама революция, затем пришли товарищи, которые знали, как жить всем, потом репрессии. Оттого у Беликова болит душа, иначе не имело бы смысла рассказывать об “уродце”, который в противном случае просто становится клиентом клиники. Думаю, что Чехов не создавал карикатуру, а показал объемный персонаж - в нем есть качества, которые могут отпугивать, настораживать, но есть и высказывания нашего театра, а театр всегда живет в конкретном времени, которое заключается в том, что “люди, как бы чего не вышло - берегите себя и свои устои!”.
- Насколько вам удалось поладить с образом Беликова, когда вы только-только начинали вживаться в эту роль? Как происходило совмещение вашего внутреннего “я” с этим героем?
- Любой текст, который звучит с театральной сцены, - только повод рассказать о жизни, о том, что тебя волнует. И потому все это происходит естественно, когда ты - в роль, роль - в тебя, это как процесс погружения в реку, когда мы с материалом ищем точки соприкосновения. Ведь театр - искусство ассоциативное, и каждый, сидящий в зрительном зале во время спектакля, должен работать, а не просто наблюдать за сюжетом, ассоциативно вспоминать себя, свою жизнь, свои сложности взаимоотношений с миром. Но у нас в этом спектакле есть еще и такая линия, точнее идея, замечательного режиссера Георгия Васильева, когда Беликов сознательно дурачит людей, которые его окружают.
- Каких героев предпочитаете вы? Кто вам наиболее близок?
- У меня так получилось в театре, что это оказались “маленькие” люди литературы - Поприщин, который тоже не может существовать в окружающем мире, Мечтатель, Макар Девушкин. Даже когда мы взялись с Васильевым за “Иудушку из Головлева”, мы обнаружили, что у Салтыкова-Щедрина он был как доверчивый ребенок, а в версии нашего театра он получился человеком из тех, что хотели как лучше, а получается у них, как всегда. Кроме того, хочу заметить, что сейчас такое эпатажное время, когда у некоторых режиссеров проскальзывает изнутри больше “я в искусстве”, чем “искусство во мне”, что находит отражение в перевертышах, в вызове интереса публики любыми средствами - мужская роль у них может быть отдана женщине и наоборот, при этом публика должна быть шокирована. Однако вспомните слова героя комедии А. Чехова “Чайка” Треплева: “После Тургенева и Достоевского не захочешь читать Тригорина”. Так вот, “тригориных” сегодня развелось очень много, хотя есть и замечательные современные авторы: Вырыпаев, Дурненков, кто дает играть тему, после которой у публики буквально раскрывается сердце. Ведь зритель должен приходить к нам за просветлением, катарсисом. Иначе ради чего тогда живет театр?

Астана

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Сентябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930


Large Visitor Globe


Архив новостей
Сентябрь 2018 (117)
Август 2018 (154)
Июль 2018 (178)
Июнь 2018 (171)
Май 2018 (144)
Апрель 2018 (154)

Голосование
Будете ли Вы оформлять подписку на сайт, если сайт станет платным


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение
Fatal error: Call to a member function _destr() on null in /var/www/vhosts/np.kz/public_html/engine/modules/main.php on line 390