АКЦИИ АРЕСТА

ЮРИДИЧЕСКИЙ КАЗУС ЦЕНОЙ 38 МИЛЛИОНОВ

Подробнее >>>
ДОПИНГОВЫЕ ”ДОСТИЖЕНИЯ”

КАЗАХСТАНСКИХ СПОРТСМЕНОВ

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



О дружбе с гением Светская жизнь

Зухра Табаева
Своими воспоминаниями о дружбе с Рудольфом Нуреевым с “НП” поделился наш легендарный танцовщик, балетмейстер Булат Аюханов, основатель и художественный руководитель Государственного академического театра танца Республики Казахстан

- Булат Газизович, в годы учебы в Ленинграде вы были очень дружны с Рудольфом Нуреевым. Вы помните дату вашего знакомства?
- Это было 28 августа 1955 года, когда я приехал на курсы усовершенствования в Ленинградское хореографическое училище, ныне это Академия русского балета имени Агриппины Яковлевны Вагановой. В тот дождливый день я сошел с поезда на Октябрьском вокзале и пешком добрался до улицы Росси, где находился наш интернат. Меня разместили в огромной комнате (называвшейся будуаром), в которой жили 10 человек. Там я впервые увидел Рудольфа. Он был среднего роста, вихрастый, но какой-то серый, прыщавый, как и я (улыбается). Утром просыпаюсь в семь часов, а койка Нуреева пустая, он уже тренировался и вернулся к восьми, к завтраку. Поначалу его вид показался мне несколько несуразным: плечи широкие, ноги короткие, талия затянута, тончайшая, я сразу подумал: “А где ж у него желудок?”. Вскоре мы сдружились. Оказывается, после поступления выдающийся педагог Вера Сергеевна Костровицкая, ученица Вагановой, ему сказала: “Молодой человек, или из вас что-то выйдет, или ничего и никогда не получится”. Но Рудольф никогда не признавал поражения! Нуреев себя гнобил за каждую балетную ошибку. У него были очень способные мышцы, мягкие ноги, невероятно красивый прыжок, в котором он зависал, наслаждаясь чувством свободы! Мне казалось, в нем сидели 10 человек. Рудольф был удивительно музыкальной личностью, каждая нота в нем пела. После спектаклей мы с ним часто возвращались из театра пешком, шли в обнимку, бурно обсуждая каждую сцену, движения, останавливались, спорили, танцевали на тротуаре. Мы оба фанаты балета. У Нуреева была феноменальная память, на репетициях педагоги ему ничего и никогда не повторяли дважды, он быстро выучил все классические балеты. Оказавшись за рубежом, он не только танцевал главные партии, но и с успехом ставил спектакли Петипа. А ведь до приезда в Ленинград Рудольф занимался только народными танцами в уфимском доме пионеров, где преподавала ссыльная императорская танцовщица Удальцова. Прожившая, кстати, более 100 лет. Когда в 1989 году Рудольф, уже будучи больным, приезжал в СССР танцевать балет “Сильфида”, он привез ее в Ленинград на спектакль. После бегства Нуреева из Советского Союза подмостки Кировского театра осиротели, ведь Рудольф был вулканом, пожаром на сцене, всегда выходил на сцену как в последний раз.

 

 

- В Казани мне довелось побывать на премьере документального фильма режиссера Фарида Давлетшина “Рудольф Нуреев. Прощание с родиной”, снятого по сценарию писателя Рабита Батуллы. В нем рассказывается о том, что весной 1992 года Нуреев дважды посетил Казань, родину своей матери. Танцевать он уже не мог, был за дирижерским пультом на спектакле “Спящая красавица”.
- Мне известно об этом факте, тогда главную партию танцевала Надежда Павлова. У Нуреева был идеальный слух, хотя в 18 лет никто не мог предположить, что он станет еще и дирижером. Я знаю, что он брал уроки у Владимира Вайса.
- По окончании учебы вы больше с ним не встречались?
- В 1959 году я поступал в ГИТИС, готовился в балетном зале на Неглинке, там же репетировали ленинградцы перед поездкой в Вену на форум молодежи. Тогда мы вместе провели вечер. В 1961 году, после бегства Нуреева за границу, я стал знаменитостью, в Москве, в Ленинграде всех интересовало, что за дружба была между мной и изменником родины, приговоренным к пяти годам лишения свободы. Не думаю, что его побег был запланирован. Позже по моему приглашению в Алма-Ату приезжала Алла Осипенко, танцевавшая у нас в “Рапсодии в стиле блюз”. Она вместе с Рудольфом была на гастролях в Париже, они дружили. По ее словам, он готовил партию Фархада в постановке Юрия Григоровича “Легенда о любви”, покупал ткани для костюма. В Париже к нему было много нареканий за то, что по ночам он ходил по злачным местам. Рудольф боялся, что его больше не выпустят за рубеж. А тут все летят в Лондон, а его вдруг отправляют в Москву, на открытие Дворца съездов, тогда Нуреев спонтанно принял решение остаться, успев скрыться от сотрудников КГБ в комнате полиции.
На гастролях в Марокко я познакомился с телевизионщиками из Франции и через них передал Рудольфу свою книгу. В январе 1993 года я ставил “Кармен-сюиту” с турецкой труппой в Измире. 6 января по радио передали, что умер великий танцовщик Рудольф Нуреев. Стало так больно...
- Если верить интернету, он включил вас в свое завещание, согласно которому должны были изготовить 21 медаль, в том числе и медаль имени Булата Аюханова. Правда ли, что вы получили картину кисти Нуреева под названием “Ангел-хранитель Булата Аюханова”?
- Картину мне передали, но я не уверен, что ее написал Нуреев... Москвичи приглашали меня сняться в фильме о Нурееве, в котором у меня должно было быть два патрона - Андрис Лиепа и Николай Цискаридзе. Я отказался. В своих книгах я очень много написал о Нурееве, впервые - в 1980 году в книге “Мой балет”. Во второй книге у меня есть глава “Дружба на берегах Невы”. Он глыба, перфектум!
- Вам нравится сниматься в кино?
- Я снялся в нескольких сказках на киностудии “Казахфильм”, но не все мои мечты на этом поприще сбылись. Мне очень хотелось сыграть Чингисхана в фильме Ардака Амиркулова “Гибель Отрара”, но меня не утвердили. Также я пробовался на роль шамана в фильме “Земля Санникова”, но мне сказали, что для этого персонажа у меня лицо слишком доброе. Я не в обиде, мой друг Махмуд Эсамбаев блестяще справился с этой ролью. Меня заинтересовало предложение сыграть библиотекаря в историческом блокбастере “Кочевник”, я готовился, но потом Сергей Бодров сократил несколько персонажей, в том числе и моего. В реальной жизни я хороший повар, из меня получился бы отличный слуга. Если бы я не стал балетмейстером, то мог бы стать хорошим хирургом или медбратом. Потому что во мне есть сострадание к людям, к чужой боли. Моя мама страдала бронхиальной астмой, часто ночами ее душил кашель. Я сразу соскакивал, подогревал воду на примусе, так как после теплого питья приступ останавливался. Я очень дорожил своей мамой, судьба у нее была нелегкая. Моего отца репрессировали за два месяца до моего рождения, до 1955 года на нашей семье было клеймо семьи врага народа.
- Что нового у вас в творчестве?
- Много чего, я поставил спектакли “Скифы” Прокофьева, “Половецкие пляски” Бородина, “Эсмеральда, дочь Гудуллы”, оперу-балет “Пиковая дама”. В последнем я исполняю партию графини. Буриме, посвященное 80-летию Рудольфа Нуреева, мы показали в Петербурге. Мой постулат в жизни: иди вперед, не оглядывайся назад.

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Наши награды    

Календарь
«    Апрель 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930 


Large Visitor Globe


Архив новостей
Апрель 2019 (105)
Март 2019 (138)
Февраль 2019 (140)
Январь 2019 (137)
Декабрь 2018 (133)
Ноябрь 2018 (167)

Голосование
Будете ли Вы оформлять подписку на сайт, если сайт станет платным


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение
Fatal error: Call to a member function _destr() on null in /var/www/vhosts/np.kz/public_html/engine/modules/main.php on line 390