ИСТОРИЯ С АРШАВИНЫМ

ЗНАМЕНИТЫЙ ФУТБОЛИСТ СЫГРАЛ В АЛМАТЫ ПРОЩАЛЬНЫЙ МАТЧ

Подробнее >>>
В ПАРИЖЕ ОТМЕТИЛИ 100-ЛЕТИЕ ОКОНЧАНИЯ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



ГЛАВНЫЙ ТОВАР БУДУЩЕГО - ДЖОУЛЬ Горячие новости / Исследования

Значение энергии как сущности, обеспечивающей прогресс, приобрело для нашей цивилизации наркотическое качество. Создавая углеродные кладовые, природа не задумывалась о геополитической карте мира, и поэтому где густо, а где пусто. Прагматичное, взаимовыгодное сотрудничество - единственный оптимальный способ взаимообмена, перераспределения ресурсов. В течение 11 лет Россия ведет непростой энергодиалог о таком сотрудничестве с Евросоюзом.
Интервью на эту тему дал председатель Комитета по энергетике Государственной думы РФ Иван Грачев

- Иван Дмитриевич, можно ли с полной уверенностью утверждать, что сегодня “миром правит джоуль”?
- Несомненно. Благосостояние общества пропорционально энергопотреблению. Был период, когда на Западе, да и у нас, появлялись приверженцы той точки зрения, что этот взгляд устарел и закономерность не работает. В доказательство приводились страны, интенсивно наращивающие благосостояние и при этом не увеличивающие потребление энергии. На мой взгляд, такие успехи были связаны с гипертрофированным развитием виртуальных рынков, то есть на самом деле часть материальных производств эти страны (та же Англия) переводили на другие территории, например, в Китай. Рост ВВП в этом случае обеспечивался за счет оборота на виртуальных рынках, что позволяло меньше потреблять энергии.
Думаю, такой вариант тупиковый, это уже показали два глобальных экономических кризиса, а следующий, который не за горами, заставит еще сильнее прижимать виртуальные рынки, сворачивать их. Я уверен в том, что предыдущие кризисы были вызваны именно взаимодействием виртуальных рынков, их гипертрофированным развитием.
Мои рассуждения подтверждаются Международным энергетическим агентством, которое считает, что зависимость благосостояния от энергопотребления реализуется в 5-7 последних лет в полном объеме. На мой взгляд, эта закономерность фундаментальная. Будет требоваться все больше и больше энергии для того, чтобы лучше жить и двигаться вперед.
- Как продвигаются переговоры в рамках энергодиалога России с Европарламентом?
- Взаимодополняемость экономических систем - ключевой вопрос нашего времени. Россия в любом случае останется энергетической супердержавой. Прежде всего потому, что она огромна. Если объективно и тщательно проанализировать экологические ограничения (не с позиции Киотского протокола), то станет очевидным, что они связаны с объемами производства и потребления энергии на единицу площади. Соответственно, страны небольшие и густонаселенные не смогут существенно наращивать энергопотребление в принципе. И это ограничение фундаментально. Россия же может увеличивать объемы производства и потребления в сотни раз. Следовательно, в российской чистой энергии будет нуждаться вся Евразия и прежде всего Европа, густонаселенная и многого требующая. Так что фундаментальная задача в нашем энергодиалоге с Евросоюзом - четко отделять мифы от фактов. Договоренности должны быть взаимоприемлемы и определены фактами.
- О каких именно мифах идет речь?
- Их достаточно, и многие были созданы уже после распада Советского Союза. Кстати, замечу, в жесткие времена холодной войны мы имели очень хорошие договоренности с Германией (обеими ее частями - Восточной и Западной), на основании которых в течение почти 30 лет надежно, безо всяких сбоев поставлялся газ. Но когда драма распада СССР ослабила Россию, появилось много мифов, с помощью которых нашу страну пытались поставить в зависимое положение. Скажем, вся Энергетическая хартия и протокол к ней, на мой взгляд, в большой мере мифологизированы.
Рассмотрим, к примеру, такой модный миф: американский сланцевый газ способен кардинально изменить ситуацию с энергообеспечением Европы. Скоро, мол, из-за океана сюда начнут поставлять сжиженный сланцевый газ, и все революционно преобразуется, а российские “энергетические услуги” потеряют свою значимость. Но когда анализируешь информацию об этом сланцевом газе, то получается не столь уж оптимистичная картина. Данные, озвученные американцами, скажем, по числу работников, занятых в сланцевой отрасли, умножаешь на среднюю американскую зарплату, делишь на кубометры и - получаешь себестоимость этого сжиженного сланцевого продукта, которая... существенно выше себестоимости природного газа, добытого на российских месторождениях. И даже наш шельфовый газ обходится дешевле, чем процесс сжижения американского сланцевого газа. А его еще нужно доставить морским путем в Европу. Так что совершенно очевидно, что никакого значимого влияния на европейский рынок газа сланцевый газ не окажет.
- Речь идет также и о возможности добывать сланцевый газ в Европе, этим очень обнадежена Польша...
- Однако редко кто упоминает о том, что это тяжелая нагрузка на экологию, и Польше бы тоже призадуматься об этом. Тем же американцам пришлось делать изъятие из закона о чистой воде, только это и позволило приступить к добыче и производству сланцевого газа. Такой маневр - фактическое признание серьезных экологических проблем, сопутствующих обращению с таким продуктом, как сланцевый газ. Поэтому, на мой взгляд, оптимизация европейского рынка с помощью сланцевого газа - миф.
Еще один миф, положенный в основу Энергетической хартии, составляет положение о том, что чем более либерализован рынок, тем ниже будут цены, тем лучше Европе, а Россия вроде как должна приспособиться к этой данности. Но опять-таки обстоятельный научный анализ с учетом колебаний цен на нефтяных рынках показывает, что либеральные рынки создают огромные риски. Учитывая их, наши северные месторождения освоены не будут, ибо вкладывать триллионы долларов под такие риски абсолютно невозможно. А не будет инвестиций - не будет и новых газовых источников, и через 10-20 лет наступит острый дефицит, поскольку старые кладовые так или иначе истощаются. Критическая нехватка газа вызовет серьезный рост цен, в 3-4 раза. То есть реальностью станет не снижение цен, ожидаемое от либеральных рынков, а их значимый рост.
За одиннадцать лет, в течение которых мы ведем энергодиалог с Евросоюзом, в среде парламентариев кое-что, на мой взгляд, все же изменилось, и можно говорить о моменте “демифизации”. Раньше российские аргументы воспринимались как чистый пиар Газпрома, а сегодня многие европейские депутаты, наконец, воспринимают наши слова как факты. В среде наших европейских партнеров наступает понимание того, что придется находить с Россией взаимоприемлемые решения.
И такие решения уже появляются. Например, когда я раньше говорил, что третью ветку “Северного потока” мы все равно построим, профессионалы отвечали мне, что Европе это не будет нужно. Но прошла пара лет, и стало ясно, что это все-таки нужно и это будет. Такой поворот дел - следствие более четкого и прагматичного понимания фактов со стороны европейцев. Если так пойдет дальше, то можно рассчитывать на хорошие договоренности.
- Интересно поговорить и о “Южном потоке”. Как Вы оцениваете этот проект? Действительно ли он перечеркнет “Набукко”?
- Что касается “Набукко”, то я с самого начала предупреждал инициаторов этой затеи о ее бесперспективности. Аргументы просты: об участии Ирана в наполнении трубы и говорить не приходится, у Азербайджана мало газа для “Набукко”, а туркменский газ, пока суть да дело, заберет Китай - процесс уже идет. Невозможно получить серьезный газовый поток также из Центральной Азии - там уже присутствует Китай, да и Россия выбирает свою долю. Так что у “Набукко” просто нет объемов, трубу нечем наполнять.
“Южному потоку” тоже не здорово, это направление, на мой взгляд, нецелесообразно, в отличие от “Северного потока”. Логика такова: выйдет этот газопровод через море на страны, которые ничем не лучше и не хуже Украины, и эти новые партнеры, исходя из экономических или иных причин, могут повести себя точно так же, как Украина.
Если мы говорим, что в принципе украинских труб достаточно, чтобы при небольших вложениях гнать газ в Южную Европу, то дешевле было бы их починить или обновить. Моя принципиальная точка зрения такова: правильно было бы договориться об эксплуатации украинских труб “на троих” (Россия - Европа - Украина). Иначе наши взаимоотношения с Украиной всегда будут сложными и непредсказуемыми. Если бы удался “тройной формат”, все недоразумения сразу бы кончились, поскольку обеспечивались бы интересы всех. К тому же Украине конфликтовать с Европой невозможно, в то время как с нами можно и покапризничать, по старой привычке.
На мой взгляд, решение о строительстве “Южного потока” - не самое лучшее, оно появилось по той причине, что мы не смогли договориться с Украиной. Конечно, все время зависеть от неустойчивости договоренностей тоже невозможно. Но договориться с Украиной, считаю, можно, есть еще немного времени до конца года. Экономически для Украины это был бы самый лучший вариант, правда, есть политические моменты, которые мешают. На мой взгляд, “тройственное решение” - реальная вещь, все же Украина настроена на интеграцию с Европой.
- У России есть альтернатива европейскому сотрудничеству - восточное направление. Но почему-то здесь наши компании действуют пассивно. Чем это можно объяснить?
- Инерцией в первую очередь. Есть еще такое сдерживающее обстоятельство: китайцы - еще более жесткие переговорщики, чем европейцы. Они уже высокоактивны в Центральной Азии, и это дает сильную позицию в переговорах с нами. Но я думаю, что скоро Китай будет нуждаться в огромном количестве чистой энергии. Сейчас там “по черному” жгут уголь, обеспечивая дешевую себестоимость, однако нарастают серьезные проблемы с экологией - страна уже в дыму. И по мере того, как 300-миллионный средний класс начнет это осознавать, возникнут громадные проблемы с развитием энергетики, Китай будет нуждаться и в электричестве, и в чистом газе.
Что касается другой страны с крупной экономикой, Японии, то моя энергетическая оценка сводится к тому, что курс на атомные станции, который выбрала эта страна, опасен, и Фукусима напомнила об этом. Жить на “пороховой бочке” очень некомфортно, и поэтому японцы, нуждающиеся в большом количестве чистой энергии, могут вернуться к тому решению, которое раньше казалось странным: проложить большой кабель через море к российскому берегу, чтобы получить надежную энергетическую подпитку.
- Вам принадлежит тезис: “В современном турбулентном мире выигрывает тот, у кого есть долгосрочная стратегия движения”. У России есть такая стратегия?
- Есть программа экономического развития в целом, можно говорить, в принципе, и о целевых программах, касающихся электроэнергетики, нефти, угля, но все они очень инертны.
На мой взгляд, и программам, и прогнозам не хватает инновационной составляющей, как нет и базовой аксиоматики. Я, например, поспорил со многими профессионалами, утверждая, что цены на нефть будут монотонно расти. Во-первых, работает закономерность “благосостояние пропорционально потреблению энергии”. Во-вторых, добыча классических углеводородов дорожает. И третье - никакие там “ветряные мельницы” или “солнечные зайчики” не станут промышленно значимыми, я это знаю как физик. Поэтому и будут расти цены на углеводороды.
Соответственно, можно смело строить целевые программы, вкладывать в модернизацию инженерных сетей, в распределенную энергетику. Но эта часть в наших перспективных программах, на мой взгляд, отсутствует. Например, сейчас правительство разрабатывает некие антикризисные меры, но никакого кризиса и в помине нет, а министры уже планируют, как можно меньше тратить денег на модернизацию, а больше вкладывать в стабилизационные фонды. Понятно, что такой курс сразу отразится на наших инвестиционных программах, на реформах в электроэнергетике. Подобные шарахания мешают нормальному развитию.
Россия, повторяю, в любом случае останется великой энергетической державой, но - если не принимать меры - по-прежнему будет зависимой от внешнего мира, а он, на мой взгляд, через 5-7 лет попадет в сети нового глобального экономического кризиса, который будет еще более тяжелым, чем последний. Мы должны действовать быстро, гибко, с умом.
Татьяна Синицына, главный редактор портала “Инфорос” - “РИА Новости”

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 


Large Visitor Globe


Архив новостей
Ноябрь 2018 (68)
Октябрь 2018 (169)
Сентябрь 2018 (156)
Август 2018 (154)
Июль 2018 (178)
Июнь 2018 (171)

Голосование
Будете ли Вы оформлять подписку на сайт, если сайт станет платным


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение
Fatal error: Call to a member function _destr() on null in /var/www/vhosts/np.kz/public_html/engine/modules/main.php on line 390