ПРАВИЛА ПЕРЕНОСА

НАЛОГОВЫЕ ЛЬГОТЫ ДЛЯ КИТАЙСКИХ ИНВЕСТОРОВ

Подробнее >>>
НАРОДНОЕ ПРАВОСУДИЕ

В ЧЕМ ОТЛИЧИЕ ОТ САМОСУДА?

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



ПРЕЗЕНТАЦИЯ КОНЦА СВЕТА Горячие новости / Культура

Ольга Шишанова
Сегодня откровения прошлых столетий кажутся не столь популярными в современных театрах. Однако Академический русский театр драмы имени М. Горького решился представить зрителю свою версию Льва Толстого и его “Плодов просвещения”, определив жанр комедии как презентацию конца света в одном действии. О неординарном режиссерском решении предстоящей премьеры наш разговор с автором постановки - известным казахстанским режиссером, заслуженным деятелем искусств Казахстана, профессором Казахского национального университета искусств Юрием Ханинга-Бекназаром

- Юрий Иванович, каким образом “Плоды просвещения”, которые были актуальны 300 лет назад, оказываются актуальны и сегодня?
- Я думаю, что с тех пор ничего не изменилось, но только усугубилось, и сегодня постепенно традиционная вера вытесняется сектами. Иногда агрессивного толка, иногда такими, которые противоречат двум великим конфессиям нашей страны - суфийско-исламской и православно-христианской. Это черная магия, предсказатели, те, кто находит людей по фотографии, те, кто едва не оживляет мертвых людей. Бороться с этим очень трудно, но смеяться над этим можно и нужно. Вот я и хотел посмеяться над тем, что не надо с головой уходить в ТОТ мир, когда мы живем в ЭТОМ.
- Но ведь эти течения существовали со времен царя Гороха...
- Да, они существовали, но люди тогда свою веру не меняли, не уходили в секты. Те, кто верил в коммунизм, продолжали в него верить, те, кто верил в Иисуса, продолжали ходить в церковь. Поэтому сегодня я хочу посмеяться над чернокнижниками, теми, кто захватил умы значительной части людей. Для этого я ставлю такой спектакль, который, по возможности, попытаюсь сделать веселым, и не нагружать людей мыслями - что же делать в безвыходной ситуации, а посмеяться и, может быть, просто сходить в церковь, в мечеть. И все. Это и есть та идея, которая двигала мной при выборе пьесы.
Фото из архива русского драмтеатра им.Горького
- Вы поставили много пьес самого разного характера, толка и направления. Над какой из них вам было сложнее работать? Какая пьеса наиболее соответствует Вашему внутреннему “я”?

- Я действительно поставил немало спектаклей, но больше всего мне запомнился спектакль “Ромео и Джульетта”. Его я поставил очень давно - 27 лет назад, и именно в нем, наверное, я нашел наметки на свой почерк, который я потом, как мне кажется, выработал. Вот это тогда была для меня огромная радость, когда я вдруг понял, что я ставлю не как другие, а как я сам. То есть я стал самим собою. Эти “Ромео и Джульетта” были поставлены мною в Павлодаре, в драмтеатре имени Чехова.
- А что Вы называете своим собственным почерком?
- Трудно жизнь рассказать. Например, я знаю, что меня часто ругают за то, что я сильно вмешиваюсь в текст. Вот на сегодняшней афише будет написано - импровизация на тему... Или фантазии на тему, или по мотивам...Я так привык. Я, конечно, понимаю, что Толстой - гений, а я - нет, но мне хочется поразмышлять о моем времени в схеме, написанной тогда. И, хотя это называется “осовременивание”, я это слово не люблю. Просто я всегда актерам говорю - давайте подумаем, как это было бы сегодня. Мне почему-то так интереснее. Я не люблю павильоны, не люблю “буквальные” платья. Мне еще нужна, как я уже однажды сказал, какая-то магия, чертовщинка. Иногда это у меня получается, иногда - нет. Но я по-другому не умею.
- Вы всегда были таким?
- Да, всегда. Только раньше я этого стеснялся. А сейчас я считаю своим долгом, это мне очень помогает в профессии. А когда я не знал, что буду актером, а потом и режиссером, я очень стеснялся чего-то такого, мыслей о чем-то другом...
- Что Вы думаете о тех, кто постоянно жалуется, что сегодня театр никому не интересен и не востребован?
- Надо благодарить Бога за то, что ты артист. А если в зале мало зрителей, то надо подумать - может, спектакли надо поярче ставить? Не на все ведь зритель не ходит. И не надо тут винить ни время, ни зрителя. Конечно, у нас кризис театральный в стране. Особенно в областных театрах - там вообще четыре премьеры, и все - потом перестают ходить. Но профессия у нас какая интересная!
Мне еще жену дал театр. Я выбрал эту женщину тогда, когда увидел ее на сцене. У нее была роль второго плана в спектакле “Керк” (Месть) по пьесе Аскара Сулейменова. Я даже помню, в каком костюме она тогда играла.
Я ей потом сказал, что смотрел на нее и думал, как бы она не повернулась, как бы не встала - все правильно, она всегда была сценична.
- Как Ваша супруга тогда среагировала на то, что Вас привлекли в ней сначала ее профессиональные качества?
- А можно о любви, да? Ну... тогда она сама мне искренне сказала - если бы ты был бездарный режиссер, я ни за что бы за тебя не вышла замуж. На что я ответил, что она хорошая актриса, и, если бы она была бездарной, вообще бы я с ней не связался. И мы договорились, что прежде всего режиссер женится на актрисе. А потом уже пошли притирки, дети, внуки и т.п. То есть это был чисто театральный брак. Такие истории часты для театра.
- Насколько они хороши для творчества?
- Все от людей зависит. Но очень трудно не влюбиться в актрису. Думаю, очень часто люди одной профессии живут вместе - бухгалтеры, политики, военные. Или вот журналисты и актеры: если жена пишет о муже всю жизнь хорошо, конечно, он ее любить будет. И, знаете, что-то в этом есть.
- В чем Вы ощущаете разницу, когда первый раз выходили на сцену в качестве актера, и сейчас, когда являетесь маститым режиссером и уже сами обучаете актеров?
- Мои чувства остались теми же, они нисколько не притупились. Самое главное - и тогда, и сейчас я испытываю одни и те же ощущения. Во-первых, мне повезло, во-вторых, радость от того, что я до сих пор нахожусь на сцене. Я постоянно испытываю за все это чувство признательности к Создателю. Вот недавно меня спросили - для какого зрителя вы ставите свои спектакли? Учитывая, что я ставлю спектакли так, как я их вижу, то можно сказать, что эти постановки для меня самого и для актеров, которые задействованы в них. А вот зрителей я не знаю, поэтому просто проверяю потом - нравится им это или нет. Причем есть спектакли, которые пользуются относительным успехом, есть - абсолютным. И, когда я чувствую успех у самого себя, - я знаю, что я не схалтурил, вложил в постановку все, что знал и умел на тот момент, вот тогда я вспоминаю пьесу Григория Горина “Кинг IV”, которую я ставил про великого актера Эдмунда Кинга, который говорил, что главный зритель - Он там, вверху.
Вот и я вижу - Он наклонился из своей ложи и сверху оттуда наблюдает за мной. Для Него я буду играть и играть, пока хватит сил. Я, конечно, понимаю, что я не любимый артист Бога - нас много. Но я знаю, что надо угодить еще какой-то силе, кроме зрителя, сидящего в зале. И еще надо, чтобы в спектакле не было ненависти, надо, чтобы в нем была любовь. Даже если спектакль о смерти.
- Какое амплуа Вам ближе, как актеру?
- Как говорил известный актер Георгий Бурков, это “спившийся интеллигент”. И я не герой, я не маршал Жуков, скажем. А если серьезно, то я всегда мечтал сыграть Понтия Пилата. Вот это действительно мое. Там внутри такие у него изгибы и такие извивы, так все перепутано - функция и суть, прокуратор и человек, посылающий на смерть Христа, и две тысячи лет одиночества...
- К чему Вы тяготеете в своих постановках как режиссер?
- По большому счету, мне все равно. Я и комедию ставил, и драму. В то же время, когда я был моложе, мне казалось, что жизнь уж такая трагичная, поэтому в своих постановках я обожал убивать своих персонажей на сцене, даже тех, кто выживал ненароком. Несмотря на любовь, несмотря ни на что, ставил Эсмеральду и Квазимодо, Ромео и Джульетту, Козы и Баян...
А ведь жизнь смешная вообще. Чем больше я живу и чем меньше остается, тем все больше осознаю - жизнь веселая и смешная. И теперь у меня - где надо и не надо - все должны быть счастливы. Недавно я ставил пьесу “Женитьба”, в которой переженил всех и постарался, чтобы все были счастливы.

Астана

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 


Large Visitor Globe


Архив новостей
Декабрь 2018 (65)
Ноябрь 2018 (167)
Октябрь 2018 (169)
Сентябрь 2018 (156)
Август 2018 (154)
Июль 2018 (178)

Голосование
Оцените новый дизайн


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение
Fatal error: Call to a member function _destr() on null in /var/www/vhosts/np.kz/public_html/engine/modules/main.php on line 390