ПОБЕГ ИЗ СЕЛА

ПУНКТ НАЗНАЧЕНИЯ: “УМНЫЙ ГОРОД”

Подробнее >>>
ТРАМВАЙ ЖЕЛАНИЯ

СТОЛИЧНЫЙ ЛРТ: НЕ ПРИХОТЬ, А НЕОБХОДИМОСТЬ

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



ПОЛЕТЫ U2 НАД КАЗАХСТАНОМ Горячие новости / Исследования

Мурат Уали
Летом 1955 года в Женеве на встрече руководителей четырех государств президент США Дуайт Эйзенхауэр выдвинул концепцию “открытого неба”. Американский президент предложил в качестве мер доверия договориться о взаимных наблюдательных полетах самолетов над территориями США и СССР, чтобы каждая сторона видела, что другая страна не собирается наносить первый удар. Советский руководитель Никита Хрущев назвал предложение “узаконенным шпионажем” и категорически отказался

“Вы нас - в дверь,
а мы - в окно”
Несмотря на резкий отказ Хрущева в Женеве, Эйзенхауэр предложил “не выкидывать идею в окошко” и подумать еще. Советский Союз неоднократно выступал инициатором сокращения обычных вооружений. Хрущев даже сократил численность Вооруженных сил на два миллиона человек. Однако за фасадом мирной риторики в обстановке глубокой секретности полным ходом шла разработка современного оружия массового поражения. Советский ракетно-ядерный меч ковался и закаливался в степях Казахстана. На Семипалатинском полигоне испытывали термоядерные бомбы, в Капустином Яре - тактические и зенитные ракеты, в Чагане на Иртыше шло строительство аэродрома для стратегических бомбардировщиков Ту-95, началось строительство ракетного полигона Тюратам, на очереди был полигон Сарышаган. Советским генералам мысль об ослаблении секретности или тем более - пролете американских самолетов над секретными объектами казалась кощунственной.
Для американских военных в те годы любая информация о возможных носителях атомных и ядерных бомб, способных достигать территории США, была жизненно необходима. Им было хорошо известно, что коммунистическая идеология считала войну неизбежным способом разрешения противоречий между двумя системами - социализмом и капитализмом, а заговор, революцию, вооруженное восстание - способом смены загнивающего капиталистического строя процветающим социалистическим. Страх перед атомным ударом СССР усиливался синдромом Перл-Харбора - неожиданным нападением японцев на флот США 7 декабря 1941 года. В обстановку страха и неуверенности западного мира постоянно подливал масла Никита Хрущев, то грозя показать ему “кузькину мать”, то заявляя американским журналистам: “Пролетариат - могильщик капитализма. Мы вас закопаем!”.

alt

Эйзенхауэр и Хрущев в Женеве

К тому времени (1954 г.) Советский Союз построил всего с десяток реактивных бомбардировщиков М4, способных нести атомные бомбы. Этого было крайне мало для гарантированного прорыва системы ПВО противника, а тем более для того, чтобы его “закопать”. Тогда для демонстрации видимости численного превосходства Хрущев воспользовался древним приемом кочевников. Он распорядился, чтобы на военных парадах на Красной площади уже пролетевшие М4 быстро облетали Москву и снова пролетали над трибунами, создавая для иностранных наблюдателей видимость огромного флота советской стратегической авиации. К тому же на фюзеляжах М4 рисовали трехзначные бортовые номера. Эти трюки подняли большой шум в США и дали повод для представителей американских ВВС требовать дополнительных ассигнований на ликвидацию разрыва с СССР в численности стратегической авиации. В ЦРУ, конечно, догадывались о блефе советского руководства, но однозначных доказательств не имели.
Для сбора такой информации по заказу ЦРУ фирма “Локхид” в 1955 году сконструировала специальный самолет-разведчик U2, который имел уникальные на то время летные характеристики и снабжался не менее уникальной фотоаппаратурой. Самолеты U2 могли летать на высоте до 21 километра и делать фотоснимки земной поверхности очень высокого разрешения. К тому же они красились специальной краской черного цвета для поглощения излучения радаров, а также снабжались радиоэлектронной схемой создания шумов в расчете на устаревшие советские РЛС. Вся система ПВО СССР в то время строилась в расчете на перехват обычных бомбардировщиков, обладающих околозвуковой скоростью и высотой полета 10-12 километров. А на высотах выше 18-20 километров U2 не могли “достать” не только советские истребители, но и зенитные ракеты. ЦРУ считало U2 несбиваемыми самолетами-разведчиками.
Руководство Советского Союза, “подумав еще” над идеей “открытого неба” и потянув время, ответило окончательным отказом в конце ноября 1955 года.
Тогда ЦРУ приступило к выполнению своей миссии. Как говорится, “вы нас - в дверь, а мы - в окно”. Для полетов U2 над СССР было сформировано подразделение А, дислоцировавшееся в Висбадене (Западная Германия). Президент Эйзенхауэр лично санкционировал каждую серию полетов. Первая серия из шести полетов над европейской частью СССР состоялась в июле 1956 года, потом еще два полета - в начале 1957 года. Уже первые полеты принесли сенсационные данные по структуре системы советской ПВО и принципам ее действия, по местонахождению аэродромов истребителей-перехватчиков, позиций зенитной артиллерии и радиолокационных станций. А главное, они дали окончательный ответ на мучивший американских военных вопрос: “Сколько же стратегических бомбардировщиков М4 в СССР?”. На фотографиях были отчетливо видны лишь девять М4. По словам шефа ЦРУ Алена Даллеса, эти фото “были на миллион долларов”.

alt

Маршрут Пауэрса

Руководство советской авиации долго не верило в возможность существования таких самолетов, летающих по несколько часов на высотах 18-20 километров, пока летчик одного из истребителей, посланных на перехват, с трудом достигнув на несколько секунд высоты 17 километров, не увидел высоко над собой силуэт самолета.
Сначала советское руководство писало дипломатические ноты протеста о нарушении государственных границ, но потом Хрущев понял, что эти ноты, как бумажные тигры, - роспись в собственном бессилии. Тогда он собрал руководство ПВО и потребовал во что бы то ни стало сбить самолет-нарушитель. Зенитчики должны были форсировать принятие на вооружение ракетного комплекса С-75, способного достать цель на таких высотах, авиапромышленность - приступить к серийному производству новых истребителей-перехватчиков Су-9 с потолком 20 километров, а летчикам действующей истребительной авиации Хрущев обещал, что тот, кто собьет самолет-шпион, тут же будет повышен в звании и представлен к званию Героя Советского Союза. Советские истребители Миг-17, Миг-19 многократно пытались выйти на перехват U2, но высота 20 километров для них оказалась недоступна.

Полеты над
главной кузницей
После успешных полетов над европейской частью, в конце 1956 года, ЦРУ сформировало подразделение В для полетов U2 над южной частью СССР, дислоцировавшееся в Турции, а также подразделение С для полетов над Дальним Востоком, дислоцировавшееся в Японии. Президент Эйзенхауэр сдерживал рвение ЦРУ, не желая осложнения отношений с Советским Союзом. Но 21 июня 1957 года в США был арестован советский разведчик-резидент Вильям Фишер, более известный как Рудольф Абель. Вскрылась огромная сеть руководимых им советских шпионов и американских граждан-предателей. Ален Даллес по этому поводу сказал: “Хотел бы я иметь пару-тройку таких ребят, как Абель, в Москве”. У Даллеса не было такого шпиона, как Абель, но был самолет-шпион U2. Руководство ЦРУ давило на президента, задавая ему вопрос: “Если Советы позволяют себе иметь такую разветвленную шпионскую сеть для охоты за нашими атомными и ядерными секретами, то почему мы должны стесняться?”. Под шумок антисоветской кампании, развернувшейся в американской прессе, ЦРУ добилось от Эйзенхауэра санкции на серию очередных полетов U2.

alt

Pauers U2

В ЦРУ догадывались, где главная кузница советского ракетно-ядерного меча. Поэтому подразделение В, базировавшееся в городе Адана на юго-востоке Турции, в июле 1957 года временно перебросили в Пешавар в Пакистане для проведения операции Soft Touch. В рамках этой операции в течение августа-сентября 1957 года U2 совершили 7 полетов над Центральной Азией и прилегающими районами Урала и Западной Сибири. Для первых полетов не было никакого плана. Сначала U2 просто летали вдоль южных границ СССР, прощупывая и фиксируя характеристики советских РЛС. Затем, поняв их беспомощность, начали углубляться на советскую территорию. При первом глубоком проникновении 5 августа U2 просто летел вдоль железнодорожной линии Ташкент - Оренбург, фотографируя все подряд в полосе шириной 50 - 60 километров. Как пишут сами американцы, попавшему на фото ракетному стартовому комплексу они долго не могли найти привязку к ближайшему населенному пункту. С большим трудом им удалось найти название станции Тюратам на старой немецкой карте времен Второй мировой войны. Они перевели его с казахского языка как “arrow burial ground/островерхая могила”. Как раз в этот период, совершенно неожиданно для американцев, 12 и 21 августа с полигона Тюратам были произведены успешные запуски советской баллистической ракеты Р7, а 26 августа ТАСС заявило, что “теперь СССР имеет возможность послать ракеты в любую точку мира”. Опять из текста торчали уши блефа Хрущева. На самом деле это были первые ракеты, запущенные с единственной в стране стартовой площадки, пролетевшие всего 6800 километров до Камчатки (при расчетных 8000 километров), и к тому же их головные части сгорали при вхождении в атмосферу. Эту проблему - “сохранения головы” - еще предстояло решить. После такого громкого заявления 28 августа U2 совершил целенаправленный облет полигона Тюратам и выявил наличие всего одной стартовой площадки, систему коммуникаций и взаимное расположение населенных пунктов Тюратам и Байконур. После обнаружения полигона Тюратам зоной пристального интереса для самолетов-шпионов стали и другие объекты на территории Казахстана. Видимо, точно так же, летя 20 августа вдоль железной дороги Чу - Караганда, U2 обнаружил полигон Сарышаган. Затем 21 августа U2 совершил полет над Семипалатинским полигоном, Томском и Новокузнецком, а 10 сентября - полет над полигоном Капустин Яр. Эта серия полетов оказалась “золотым дном” для сбора информации о советской ракетно-ядерной программе. В течение более года американцы “переваривали” полученную информацию. Затем в феврале 1959 года ЦРУ провело еще два уточняющих полета над этими объектами.
В сентябре 1959 года состоялся знаменитый визит Хрущева в США. Советский руководитель, как обычно, то хвастал достижениями СССР, то шутил, то блефовал, то пугал ракетно-ядерной мощью. Именно пропагандистскими эскападами и шутками советского лидера визит запомнился американцам. Тем не менее за некоторыми фразами о ракетах и их количестве американцы усмотрели реальную угрозу. Ну а фраза “Мы вас закопаем!” стала для них символом агрессивной внешней политики СССР. Снова в Америке поднялся шум об отставании, на этот раз в вооружениях межконтинентальными баллистическими ракетами. Снова представители ВПК требовали дополнительных ассигнований на ликвидацию разрыва. Ну а ЦРУ тут как тут, снова готово к выполнению своей шпионской миссии. На этот раз оно спланировало последнюю серию из трех полетов над СССР весной 1960 года. Президент Эйзенхауэр приказал закончить полеты не позднее конца апреля, так как 16 мая открывалась мирная конференция по разоружению в Париже.

alt

Атака ракеты по U2

Объекты для полетов U2 над Казахстаном оставались все те же, но советская ПВО была уже другой. С конца 1959 года на вооружение стали поступать зенитные комплексы С-75, а на аэродромы - истребители Су-9. Тем не менее в марте 1960 года самолет-шпион безнаказанно пролетел над Тюратамом и Капустиным Яром, а 9 апреля сделал большой круг над Чаганом, Семеем, Сарышаганом и Тюратамом. В этом предпоследнем полете у советских истребителей Су-9 был реальный шанс осуществить перехват U2. Два из них были готовы вылететь и в полном боевом вооружении ждали команды на аэродроме Карши в Узбекистане. Надо было только выйти на высоту 20 километров в радиусе нескольких километров от цели и пустить самонаводящуюся ракету. Но высота и дальность перехвата не позволяла истребителям вернуться на свой аэродром вылета - не хватило бы топлива. Они могли бы приземлиться на аэродроме в Чагане, но это была сверхсекретная авиабаза, на которую необходим был специальный допуск. Пока руководство Туркестанского военного округа добивалось через Москву допуска на посадку в Чагане, прошло несколько часов. В конце концов, истребители взлетели, но цель не обнаружили. И наконец 1 мая 1960 года - знаменитый полет Гэри Пауэрса. Это не был обычный полет по замкнутому маршруту с вылетом и возвращением на тот же аэродром. Маршрут полета пересекал по диагонали весь Советский Союз с юга на северо-запад. Основными объектами интереса были Тюратам, заводы под Челябинском и Свердловском, город Киров, полигон Плесецк, Северодвинск, Мурманск и посадка на аэродроме в Норвегии. Дату полета несколько раз переносили из-за облачности на маршруте, и только 1 мая установилась ясная и солнечная погода. В 8 часов утра Пауэрс вылетел из Пешавара и взял курс на север. Как только самолет достиг высоты 20 километров, пилот передал условный радиосигнал. После этого ему предстояло более шести часов лететь над Советским Союзом в полном радиомолчании. Но до Норвегии Пауэрс не долетел, и пилотируемый им U2 был сбит зенитной ракетой нового комплекса С-75 в небе над Свердловском (ныне Екатеринбург). Больше U2 над СССР не летали.
Итого: из 24 полетов U2 над территорией СССР 12 полетов было над Казахстаном и прилегающими к нему районами Средней Азии, Урала и Западной Сибири. Из остальных 12 полетов восемь - над европейской частью СССР, четыре - над Дальним Востоком.
Сразу после пропажи самолета 1 мая ЦРУ запустило стандартную легенду “о сбившемся с курса самолете, занимавшемся научными исследованиями высоких слоев атмосферы, метеоусловий и направления ветра”. В ЦРУ рассчитывали, что пилот погиб. Но тут Хрущев виртуозно вытащил из рукава козырь в виде живого Пауэрса и раздул грандиозный международный скандал. Во всем мире прошли инспирированные агентами КГБ демонстрации протеста против “агрессивной политики цитадели мирового империализма”. Правительства Турции и Японии попросили США убрать базы U2 с их территории. На открывшейся 16 мая международной конференции в Париже Хрущев потребовал от американского президента публичных извинений. Тот отказался, и Хрущев отменил приглашение Эйзенхауэру посетить Советский Союз. Конференция была сорвана. Эйзенхауэр был оскорблен.

alt

U2 и старт комплекс

Начался новый этап холодной войны, новый виток гонки вооружений и новая космическая эра спутников-шпионов. А в 1962 году резидент КГБ Рудольф Абель был обменян на пилота Гэри Пауэрса. По этому поводу директор ФБР Эдгар Гувер с горечью заметил: “Мы меняем ювелира на водопроводчика”.
В 1992 году по предложению президента США Дж. Буша в Хельсинки представителями 23 государств - членов Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) был подписан Договор по открытому небу (The Treaty on Open Skies). Договор устанавливает режим открытого неба, цель которого - обеспечить возможность его участникам совершать облеты территорий друг друга. В настоящее время договор подписан и ратифицирован 35 государствами. Казахстан не входит в их число.

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Июль 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 


Large Visitor Globe


Архив новостей
Июль 2019 (92)
Июнь 2019 (132)
Май 2019 (147)
Апрель 2019 (156)
Март 2019 (138)
Февраль 2019 (140)

Голосование
Будете ли Вы оформлять подписку на сайт, если сайт станет платным


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение
Fatal error: Call to a member function _destr() on null in /var/www/vhosts/np.kz/public_html/engine/modules/main.php on line 390