КАЗАХСТАН БУДУЩЕГО - НАРКОДИЛЕРОВ “РАСКИДАЮТ” НА АТОМЫ
Подробнее >>>
ДЕНЬ, КОГДА У НАС ПОЯВИЛИСЬ ДЕНЬГИ

ТЕНГЕ - СКОЛЬКО СТОИТ БИЛЕТ В НЕЗАВИСИМОСТЬ?

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



ПРИГОВОР ДОРОЖЕ ДЕНЕГ Горячие новости / Право

Константин Маскаев
Бывший премьер-министр Казахстана Серик Ахметов вскоре покинет место заключения и перейдет под так называемый пробационный контроль. Абайский районный суд Карагандинской области удовлетворил его ходатайство о замене неотбытой части наказания на ограничение свободы. При вынесении решения суд учел позицию прокурора и администрации уголовно-исполнительного органа, пояснили в суде. За время содержания в местах лишения свободы Ахметов зарекомендовал себя положительно примерным поведением. Исполнял правила внутреннего распорядка, активно участвовал в общественной жизни колонии, имеет ряд поощрений. Кроме того, Серик Ахметов возместил государству причиненный материальный ущерб.
“Учитывая изложенное, суд постановил заменить неотбытую часть наказания более мягким видом наказания в виде ограничения свободы с установлением пробационного контроля”, - говорится в сообщении

Очередное изменение формы наказания высокопоставленному чиновнику, осужденному за коррупцию, вызвало шквал насмешек и бурю сарказма в социальных сетях и комментариях под новостью. Пользователи склонны видеть в этом акте милосердия слабость отечественной Фемиды. Они справедливо отмечают, что на старте расследования любого подобного коррупционного дела с участием высокопоставленного чиновника гражданам дают возможность насладиться неизбежностью наказания казнокрада, что в обществе воспринимают как справедливое возмездие. Суд даже может приговорить коррупционера к продолжительному сроку в восемь-десять лет и конфисковать его имущество. Но затем, причем, как правило, в весьма обозримом будущем, вчерашнему коррупционеру сокращают срок один раз, затем еще раз, а затем переводят либо в колонию-поселение, что почти равноценно свободе, либо отпускают, считая срок отбытым. Как это было в связи с последней из объявленных амнистиий. И если бы не резонанс, возникновению которого очень способствуют СМИ, широкая публика могла бы даже не узнать, что казнокрад вновь легко отделался. Причем - предсказуемо.
Почему же так происходит?
Прежде всего нужно искать причины в кадровом голоде. То есть в отсутствии достаточного количества подготовленных и компетентных персоналий, подходящих на роль государственного управленца. Это, так сказать, товар штучный, пассионарный. Потому, коль скоро молодому или достаточно зрелому человеку довелось пробиться в номенклатурную обойму, можно считать, что он, говоря языком социальных стратегий, “прокачал” себя до какой-то степени неуязвимости. Чем дольше и богаче опыт и выше должность, тем выше и шансы остаться на свободе либо достаточно быстро вернуться из мест не столь комфортных.
Чтобы понять эту логику, нужно постараться избежать эмоций и посмотреть на проблему с холодным рассудком.
Отбор в касту чиновников весьма строгий и предвзятый. Пока история независимости не так богата. Но со временем мы, вероятно, увидим целые династии управленцев на службе у государства. Хочется верить, что это будут люди иных качеств - обладатели такой конфигурации совести и чести, которая целиком и полностью определит делом их жизни безупречное служение государству. Но пока это сословие только формируется, достаточно наличия качественного образования и стремления занять позицию на госслужбе. Это базовый элемент. Необходимо умение руководить, принимать решения и брать на себя ответственность. Крайне приветствуется опыт работы в крупных частных структурах, занятых в реализации национальных проектов. Но как только соискатель оказывается в кресле чиновника, государство приступает к сложному и кропотливому процессу ковки, шлифовки и закалки, если прибегать к терминологии из области металлообработки. Сравнение уместно, потому что чиновник - это и орудие, и инструмент, и солдат на страже интересов государства.
И помимо природных талантов каждого чиновника нужно еще и обучить, и воспитать.
Поскольку мы прежде всего говорим о высокопоставленном чиновнике, следует понимать, что свой “стартовый соцпакет” он давно уже пережил. Теперь у него достойная зарплата, служебное жилье, служебный автомобиль (часто не один), государственное обеспечение, лучшее из возможного за государственные же деньги медицинское обслуживание, санаторно-куртное лечение и прочие бонусы. Это то, что лежит на поверхности и на что в первую очередь обращают внимание в обществе. Но кроме этого поездки, в том числе за границу, авиаперелеты, участие во встречах на уровне глав правительств, министров, их заместителей, руководителей департаментов и комитетов. Все на высшем мировом уровне: контакты, отели, закуски. И костюмчик, заметим, сидит безупречно! И все, понятно, за весьма немалые деньги налогоплательщика.
Чтобы поднять дресс-код и этикет чиновника до уровня зарубежного собеседника, нужен особый опыт. И чем больше чиновник проведет встреч и переговоров, тем выше будет его уровень. Если, например, говорить о Серике Ныгметовиче, то куда уж выше? Человек был в кресле премьер-министра! Можете даже не пытаться считать, какие средства потратило государство на то, чтобы вырастить из акима регионального уровня топ-менеджера, под началом которого на пике карьеры работал целый кабинет министров.
Любой чиновник среднего и высшего эшелона власти обходится государству слишком дорого, чтобы оно могло себе позволить разбрасываться такими штучными специалистами. А тем более - гноить в застенках. Правила игры, по которым коррупционеру дают шанс, надо думать, просчитаны и обоснованы.
Прежде всего законодатель для таких людей предусмотрел форму “действенного раскаяния”. Это когда пойманный за руку коррупционер признает вину, идет на сделку со следствием и сдает всех остальных участников преступной схемы. У тех, понятно, право столь же действенно и продуктивно раскаяться никто не отнимал. В результате целое преступное сообщество может еще на стадии предварительного следствия остаться на свободе под подпиской о невыезде. И, воспользовавшись этим, собрать по знакомым, родственникам и партнерам инкриминируемую сумму, внести ее на государственные счета. А затем уйти из зала суда, получив не связанное с лишением свободы наказание.
Внесение денег как компонент действенного раскаяния обязательно. И не важно, что часть внесенных средств скорее всего ранее получена в результате других коррупционных схем - речь ведь идет чаще всего о десятках миллионов. В нашем понимании невозможно честным путем обрести такие суммы. Но здесь, как говорится, не пойман - не вор. Государство не интересует вся биография чиновника. Принято считать, что речь идет о единственном эпизоде, на котором коррупционер попался и за который его накажут.
Не в интересах государства, как мы говорили выше, держать за решеткой штучного специалиста. Поэтому такой бывший чиновник скорее всего окажется на хорошей позиции где-то в квазигосударственном секторе. Или “под человека” создадут некую частную структуру по профессиональному профилю. Только ни сведения о деятельности самой организации, ни имя бывшего чиновника отныне не попадут в публичное поле. Государство и впредь использует этот интеллектуальный потенциал, во всяком случае до тех пор, пока не найдет адекватной замены.
Чем хорош отсидевший чиновник? Прежде всего замечено, что в этой среде крайне редки рецидивы. Повторный поход в зону - не их путь. Возможно потому, что даже “золотая” клетка, vip-барак или камера со специальным питанием, спортивным залом и доступом к мировой паутине или тюремной библиотеке - все равно застенки. А у них свой отвратительный запах: и лай собак, и лязг решеток, и часовые на вышках, и распорядок дня. И, как ни крути - клеймо преступника и укоризненный взгляд с самого верха властной пирамиды. А попутно - лишение привилегий, атрибутов беззаботного быта, административного ресурса.
Так обидно и нестерпимо больно пикировать с самых верхов! Поэтому, выйдя на свободу, бывший чиновник-зэк впредь начнет, как черт ладана, остерегаться участия в сомнительных делах. В том числе и потому, что, простив единожды, во второй раз уже дышать свободой просто не дадут. Кроме того, обретя свободу, экс-чиновник всеми силами захочет скорректировать репутационные потери.
Итак, высокопоставленные чиновники, получившие срок за коррупционное преступление, долго не сидят. Было время, они удирали прямо из-под носа прокурорских. Складывали в самолет все, что нажито, и покидали страну. Другие сбегали без помпы, и о них и сейчас ничего не слышно. Иные и теперь живут за границей припеваючи на полученный профит, поругивая свою прежнюю родину и ее руководство.
Но главная опасность даже не в том, что иной проворовавшийся чиновник готов проплачивать процессы, которые способны пошатнуть веру в безупречность современного руководства страны. Таких - единицы, имена их известны. Большинство же таких сбежавших вместе с капиталами охотно берут на позицию советника, например, в какую-нибудь транснациональную компанию. Хорошо, если он просто отвечает за взаимодействия с казахстанским бизнесом или государством, поскольку отлично знает подноготную многих, кто сейчас находится на уровне принятия решений. У такого советника целая колода “крапленых карт” в рукаве - в форме компрометирующих данных, сведений о взаимоотношениях, о друзьях и оппонентах.
Но гораздо хуже, что такой бывший - готовый шпион против своей страны, который эффективнее целой службы разведки. Он, помимо многих госсекретов, экономических и политических слабых мест Казахстана, еще и знает, кого и как можно вербовать из «серьезных» людей РК.
Чтобы предотвратить бегство и использовать пойманых казнокрадов с пользой для дела, можем предложить подумать о разработке для отсидевших и досрочно вышедших на свободу коррупционеров таких условий, в соответствии с которыми они на определенное время лишались бы возможности пересечь государственную границу. Закрыть им возможность выезда даже в Кыргызстан или Россию - например, на срок, в два раза превышающий неотбытое в местах лишения свободы время. То есть не досидел 8 лет от первоначально оглашенного срока - на 16 лет запретить выезд за границу.
При попытке выйти за “периметр” - замена условного срока на безусловный с отягчающими вину обстоятельствами в виде попытки нарушить оговоренные правила. Тогда у государства будут хоть какие-то гарантии, что вчерашний коррупционер не убежит кайфовать всю оставшуюся жизнь на наворованные государственные деньги, а станет трудиться здесь на благо родной страны. Выбора-то тогда не будет. И поднять статус государства вполне можно. А то сегодня уже укоренилось понятие, что не пойманный коррупционер - красавчик, а пойманный - просто жадный.

 



Внесение денег как компонент действенного раскаяния обязателен. И не важно, что часть внесенных средств скорее всего ранее получена в результате других коррупционных схем - речь ведь идет чаще всего о десятках миллионов. В нашем понимании невозможно честным путем обрести такие суммы. Но здесь, как говорится, не пойман - не вор. Государство не интересует вся биография чиновника. Принято считать, что речь идет о единственном эпизоде, на котором коррупционер попался и за который его накажут.
Не в интересах государства, как мы говорили выше, держать за решеткой штучного специалиста. Поэтому вскоре такой бывший чиновник скорее всего окажется на хорошей позиции где-то в квазигосударственном секторе. Или “под человека” создадут некую частную структуру по профессиональному профилю. Только ни сведения о деятельности самой организации, ни имя бывшего чиновника отныне не попадут в публичное поле. Государство и впредь использует этот интеллектуальный потенциал, во всяком случае до тех пор, пока не найдет адекватной замены.
Чем хорош отсидевший чиновник? Прежде всего замечено, что в этой среде крайне редки рецидивы. Повторный поход в зону - не их путь. Возможно потому, что даже “золотая” клетка, vip-барак или камера со специальным питанием, спортивным залом и доступом к мировой паутине или тюремной библиотеке - все равно застенки. А у них свой отвратительный запах: и лай собак, и лязг решеток, и часовые на вышках, и распорядок дня.

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 


Large Visitor Globe


Архив новостей
Ноябрь 2018 (92)
Октябрь 2018 (169)
Сентябрь 2018 (156)
Август 2018 (154)
Июль 2018 (178)
Июнь 2018 (171)

Голосование
Будете ли Вы оформлять подписку на сайт, если сайт станет платным


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение
Fatal error: Call to a member function _destr() on null in /var/www/vhosts/np.kz/public_html/engine/modules/main.php on line 390