КАРТА РИСКА

ГДЕ В АЛМАТЫ ЖИТЬ БЕЗОПАСНО?

Подробнее >>>
СВОЙ СРЕДИ ЧУЖИХ

ЛЕГИОНЕРЫ “ОСТАВЛЯЮТ” ЕВРАЗИЮ

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



ПРУССКАЯ ИДЕЯ Горячие новости / События

Андрей Губенко
В мемориальном Трептов-парке на северо-восточной окраине Берлина безмятежно и нелюдно, как и полагается на кладбище. Формально здесь захоронены пять тысяч советских солдат, погибших в конце апреля 1945 года, но на самом деле в этом гигантском мавзолее под открытым небом хранится много больше.
Берлин, как известно, когда-то хотел стать столицей великой империи. Этот помпезный и пафосный город мечтал о славе Рима. И 2 мая 1945 года он действительно стал центром планеты, к которому было приковано внимание всей цивилизации - когда берлинский гарнизон после самого ожесточенного в истории боя все-таки капитулировал перед Красной армией. И война - Великая Отечественная - фактически была окончена.
В ходе Берлинской наступательной операции, как явствует из учебников истории, погибли 300 тысяч советских и 400 тысяч нацистских солдат - по сути, всего за две недели. Гигантская цифра. А дело в том, что в последние недели перед атакой союзническая авиация, по старой доброй англо-саксонской традиции, систематическими бомбежками превратила несостоявшуюся столицу мировой империи в руины, в плохо доступный, но хорошо простреливаемый цементный ад, и именно его пришлось брать двум миллионам наших - против миллиона немцев.
Трептов-парк - живописный, райский уголок - памятник тому аду.
Но есть еще кое-что, стертое с лица земли в те апокалиптические дни - и память об этом тоже покоится где-то здесь, под сенью столь дорогих немецкому сердцу германских березок... В штурме столицы Пруссии и всея Германии были повергнуты в прах не только сотни тысяч людей и миллионы камней, но и несколько эпохальных, мирового масштаба, идей. В частности, пропал без вести один из самых амбициозных замыслов, какие когда-либо рождались в людях и книгах - прусская идея

Кто-то спросит: что же это за идея такая? Про русскую-то идею слышали: так философ (Бердяев) назвал старинный и временами кровожадный поиск русскими Царства Божьего на земле. Ну так прусская идея, в принципе, - о том же. Только искали его не русские, а прусские. И если у нас в ХХ веке эта идея эволюционировала в свою высшую и окончательную форму - в социализм, то у немцев - в национал-социализм...
Но по порядку.

Берлинская стена
Есть множество версий, где на самом деле проходит граница Востока и Запада: горы Урала и Кавказа (вместе с Кордильерами и Андами в Америке и Центральным Водоразделом в Африке делящие планету пополам), нулевая изотерма января в Восточной Европе, мозг Киплинга... Среди этих кандидатур одна из самых пластически выразительных - стена из армированного бетона в 4 метра высотой и 155 километров длиной, усугубленная электрическими проводами и противотанковыми рвами, в 1961 году разделившая Берлин (а с ним - и Германию, а с ней - и Европу) на Восточную и Западную части.
Правда, нынче от Берлинской стены почти ничего не осталось - за исключением разве что 130-метрового отрезка, нарочно сохраненного и известного как Галерея (где художники свои картины писали прямо на стене), да бывшего КПП Чарли (где торгуют ушанками с кокардами), да еще одного осколка на Потсдамской площади (ничем особо не заслуживающего внимания, кроме того, что в отеле поблизости жил автор).
alt
Берлинская стена
Но дело-то в том, что сама глобальная граница между Востоком и Западом (местный ее участок) никуда не исчезла. Да и воздвигнута она была задолго до: и ГДР, и СССР, и даже Российской и Германской империй.
Здешние леса и поля - старинная площадка для выяснения отношений между германскими и славянскими племенами, а если говорить прямо - для завоевания жизненного пространства (как-то несколько знакомо звучит, но ведь факт...) Даже само название “Берлин” - слово, как известно, славянских корней, обозначающее что-то вроде болота. И значит, когда-то немцы таки вытеснили отсюда наших прародителей. То есть, в отличие от пропагандистской риторики третьего рейха, в древности клич “Вперед на Восток!” сработал.
Так Восточная Германия - Пруссия - стала Западной Европой, а ее столица - Берлин - крайним, пограничным форпостом западноевропейской цивилизации. И, между прочим, знаменитый немецкий педантизм (в преклонении перед всякого рода правилами немцы переплюнули своих культурных учителей по ту сторону Альп и Рейна) - качество, как представляется, именно пограничного жителя, всегда мобилизованного, готового к схватке со славянской беспечностью.

alt
Автор с еще одной достопримечательностью Берлина
- бывшим алматинским краеведом Владимиром Проскуриным
Утка с яблоками
Вообще-то изначально восточные немцы мало чем отличались от своих восточных же соседей - славян. Достаточно посмотреть, что они ели и пили: много хлеба, капуста и (позже) картошка, грибы, дичь, пресноводная рыба... Шнапс. Но со временем, хотя состав продуктов и остался тот же, изменилась кулинарная идеология их приготовления - что называется, кухня. И пришла эта идеология, как и следовало ожидать, с Запада - из Франции, в первую очередь.
Чтобы оценить, какие же культурологические перемены произошли с немцами за последние века, достаточно зайти в обычный берлинский ресторанчик (каких, например, в избытке в районе Савиньи-плац) и заказать ужин.
Так, фирменное берлинское блюдо - утка по-бранденбургски (Бранденбург - древняя столица этой территории) - ничем бы не отличалась от нашего классического гуся с яблоками, если бы не... море вкуснейшего соуса, которым французы научили местных поваров заливать всякое мясо.
Как и столетия назад, здесь по-прежнему обожают хлеб, но за эти самые столетия благодаря западноевропейской ментальности с ее культом формы (иногда в ущерб содержанию, но не в данном случае) бывшие простецкие караваи эволюционировали в сотни изящных съедобных безделушек. То же самое можно сказать и про свинину, и ее кулинарные интегралы - колбасы и сосиски.
Влияние Европы, разумеется, не обошло и выпивку. Когда-то здесь, по-видимому, так же, как и у нас, пили горькую. Но затем постепенно начала сказываться склонность Запада к слабому и сладкому алкоголю. В итоге теперь тут пьют не горькую, а горькое - пиво (немецкое пиво горчит, в отличие, скажем, от бельгийского и голландского). А если когда и употребляют еще крепкие напитки, то подслащенные - ликеры или хотя бы ароматизированные - шнапсы. Ну и, конечно, изо всех сил переходят на вино, традиционно беря пример с Франции и Италии, хотя в этом немцам и мешает суровый (относительно, конечно) местный климат, и, кроме рислинга, ничего у них, по гамбургскому счету, не получается.

alt
Античные мотивы
Французы на
Жандарменмаркт

Впрочем, кто знает, как долго бы шла европеизация “города на болоте”, если бы самое активное участие в этом процессе не приняли, так сказать, простые западные европейцы, а именно, французские гугеноты, изгнанные с родины после отмены Людовиком XIV Нантского эдикта - вследствие, то есть, религиозного преследования. Приют они нашли как раз в протестантской Пруссии и, будучи мастеровитыми и хорошо образованными буржуа, немало способствовали расцвету здесь ремесел, торговли и науки. В результате берлинский диалект немецкого языка ныне отличает множество галлицизмов, но главное, именно продвинутые французские горожане придали до того диковатому, дремучему даже (с медведем на гербе и с Альбрехтом Медведем в качестве основателя местной государственности) Берлину европейский шарм.
Знаковым элементом французского влияния в Берлине -Пруссии - Германии с тех пор стал знаменитый Французский собор на площади Жандарменмаркт. А с недавнего времени - еще и построенный по соседству роскошный универмаг Галерея Лафайет, где предлагается широчайший выбор французских деликатесов: от прославленных вин до не менее знаменитых рыбных консервов, в частности, пряных атлантических сардин. Ну и, конечно, две тысячи сортов сыра.

alt
Имперские амбиции
Бранденбургские
ворота

Однако, победив здесь Восток (в том числе и в себе), прусские люди начали готовить и войну с Западом (вот когда на самом деле был открыт губительный второй фронт!). Окрепнув в разного рода семилетних и тридцатилетних войнах, Пруссия примерила на себя старинную немецкую навязчивую идею о Священной Римской Империи германской нации. И действительно, подмяв для начала немецкоговорящих соседей (включая и доминировавших до сих пор в регионе австрийцев), Берлин в конце концов объявил себя столицей новой Германской империи. Так сказать, второго рейха.
Ну а символом ее стали скалькированные с древнегреческих Пропилеев и прочих триумфальных арок Бранденбургские ворота. Предназначенные, понятное дело, для триумфов, с которыми будут проходить через них вернувшиеся из далеких военных походов доблестные германские солдаты. И уже неважно, с Востока или с Запада. Поле битвы для империи - весь мир. А Запад, как более богатый трофей, теперь был даже предпочтительней.
Собственно, Германия и превратилась в мировую державу, а де-юре провозглашена империей аккурат после исторической победы над Францией, а Берлин отстроился в мировую же столицу благодаря, в основном, колоссальным французским репарациям.

alt
Французский собор

Германский кайзер

Рейхстаг

Это в 1945 году прусскую идею уже не именовали иначе как фашизм. И даже в 1941-м. Только в сорок пятом - с ненавистью и презрением, а в сорок первом - с ужасом и ненавистью.
Но и в том, и в другом случае это был всего лишь ярлык, не имеющий никакой смысловой нагрузки (а лишь эмоциональную). К тому же ярлык явно ошибочный (присвоенный в демагогическом запале адептами не менее плотоядной тирании - коммунизма.) Поскольку фашистами были все-таки итальянские правые радикалы; само это слово ввел в политический обиход Муссолини, который первым фашистом называл, в частности, Юлия Цезаря.
Немецкие же правые радикалы именовали себя национал-социалистами, все же остальные их - нацистами.
И, кстати, например, в 1933 году весь этот новояз был не то что еще нисколько не зловещим, но даже модным.
В 1871 же году, когда и началась вся эта кошмарная эпопея с германскими империями-рейхами (вторым и третьим, с незначительным перерывом на Веймарскую республику), таких терминов и вовсе не было.
Тогда как все остальное: и постоянные войны, и имперские амбиции, и портреты вождей в чиновничьих кабинетах - было. Потому и предпочитаю хлестким словечкам вроде “фашизм”, “нацизм” или “расизм” понятие “прусская идея” - как более точно и на протяжении куда более долгого времени выражающее то, что двигало немцами.
А двигали Берлином на самом деле обычные зависть и ревность (то есть, конечно, не совсем обычные - вселенские). Какое-то подростковое желание поменяться местами со своими бывшими идеологическими и культурными наставниками: Парижем, Лондоном, Амстердамом... И, кстати, последовать примеру упоминавшегося уже Древнего Рима, который когда-то завоевал своих учителей - эллинов.
В связи с этим становится понятна миссия Рейхстага - еще одного символа имперских амбиций Берлина. Вообще-то не может не показаться странным, что на эту роль утвердили здание парламента - не самого главного государственного органа в милитаристском и, мягко говоря, недемократическом государстве. Но как калька со знаменитого римского Сената, как еще одна параллель с самой могущественной империей в истории, Рейхстаг вполне укладывался в германские идеологические паззлы.

alt
Анти-Бранденбургские ворота - вход в Трептов-парк
Трептов-парк

Все это, однако, известно чем кончилось. Прусская идея почила, и память о ней обретается сейчас, как уже говорилось и где ей положено - на кладбище. Но, гуляя по умиротворенным аллеям Трептов-парка, автор не может устоять перед соблазном еще раз коснуться темы (порядком, надо признать, такими вот прикосновениями потрепанной) победителей и побежденных в той войне цивилизаций.
Известно, впрочем, что победитель - тот, кто в результате получил главный куш. Война ведь, как ни цинично это звучит, от века была коммерческим предприятием. А главный куш, как ни крути (но при этом неожиданно), достался Америке. Она ведь, в числе других стран Запада, была среди тех, чье вожделенное место жаждала занять Германия. Но вышло наоборот: Америка, в отличие от истерзанной Европы, практически не понесла людских и инфраструктурных потерь и после войны стала в одночасье супердержавой.
Конечно, для нас, родом “с одной шестой”, абсолютно ясно, что в действительности главным, кто “ковал победу”, был СССР. Но также ясно и то, что распорядился он ею бездарно - по совокупности, что называется, причин. И даже если не прибегать к крайностям, что победа та, мол, была пиррова, и гигантские жертвы войны (особенно после сталинских репрессий) окончательно вытравили генофонд страны, все ж таки очевидно, что главный куш СССР не сорвал.
Среди победителей оказались и евреи, заполучившие, наконец, собственное государство, утраченное, по иронии судьбы, еще при римлянах. Как и некоторые соседи Германии, которым были возвращены провинции, некогда захваченные немцами в рамках многовекового проекта “завоевания жизненного пространства”.
Самый сложный вопрос, однако - с самой Германией. Вермахт-то, конечно, потерпел сокрушительное поражение, как и нацисты, как и Берлин с его прусской идеей... А вот страна, может, и выиграла (но, разумеется, по Гоголю - тем, что проиграла).
Сегодня немцы парадоксальным образом (несмотря на недавнее, в принципе, кровавое прошлое) являются едва ли не самым респектабельным народом в мире. Их, возможно, не все любят (в силу несколько занудного характера), но все уважают. Избавившись благодаря катастрофическому (но очистительному) фиаско от ряда внутренних демонов, немцы заработали столь безупречную репутацию в мире, что даже международные террористы в Германии терактов не устраивают. В отличие от израильтян, англичан и тем паче американцев - кстати, как раз победителей в той войне - к немцам нынче никто не в претензии.
Впрочем, если начистоту, автор, конечно, догадывается, в чем здесь секрет. Точно таким же обаянием обладают и другие бывшие империи - и столь чтимый Берлином Рим, и даже Чингисхан с Тамерланом, и, само собой, СССР. Наверное, это синдром преодоленной, пережитой опасности. Римский легионер - персонаж теперь вполне литературный, оттого совершенно безвредный и потому же симпатичный, хотя в реальности, автор уверен, по свирепости своей ничуть не уступал самому оголтелому эсэсовцу.
А теперь вот и до самого этого эсэсовца дошла очередь колоритным музейным экспонатом.
И хотя Германия, как страна, еще вполне себе здравствует, но как мировая держава, как империя, вдохновляемая грандиозной и параноидальной прусской идеей - она, скорей всего, уже в истории.
Куда ее отправил не вполне отдававший себе с том отчет русский zолдат ;)

Берлин - Алматы

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Ноябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 


Large Visitor Globe


Архив новостей
Ноябрь 2019 (84)
Октябрь 2019 (161)
Сентябрь 2019 (131)
Август 2019 (169)
Июль 2019 (144)
Июнь 2019 (132)

Голосование
Оцените новый дизайн


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение
Fatal error: Call to a member function _destr() on null in /var/www/vhosts/np.kz/public_html/engine/modules/main.php on line 390