ПОКОЛЕНИЕ NEET

НЕ УЧИТСЯ, НЕ РАБОТАЕТ И НЕ ТРЕНИРУЕТСЯ

Подробнее >>>
ЛОГИСТИКА – ЛОГИКА ДЕЙСТВИЙ

МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ В CASPIAN UNIVERSITY

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



ОХОТА ЗА ПРИЗРАКАМИ Последняя страница / Горячие новости

Константин Маскаев
Идея написать о непростом и неоднозначном промысле “черных старателей”, то есть тех, кто добывает промышленный и строительный металлолом, возникла после сообщения об очередной трагедии: в Актюбинской области пятеро человек спустились в люк, чтобы разжиться металлом, четверо из них погибли, надышавшись метаном. Также вспомнился случай гибели людей под Балхашом, на бывшем военном объекте, радиолокационной станции “Дарьял-У”. Там обрушилась часть огромного здания. По официальным данным, погибли четверо рабочих (число погибших могло оказаться и выше десятка: на объекте было около 40 человек, которые сразу разбежались и скрылись). Люди незаконно разбирали строение, извлекали плиты, профиль и металл. Это, кстати, одна из крупнейших радарных станций в СССР. На объекте также хранились высокотоксичные вещества, в том числе конденсаторы, содержащие полихлордефинил

В процессе сбора и подготовки материала идея несколько трансформировалась.
Какой смысл в который раз сетовать на те непростые жизненные обстоятельства, что гонят некоторых казахстанцев на трудный и опасный промысел? К чему, опять же, пускаться в гневный пафос по поводу бездействия (а в отдельных случаях и покровительства) со стороны правоохранителей, которые не обеспечили бывшие промышленные и военные объекты должной охраной?
Вероятно, в последующих публикациях появится и пафос. А пока мы решили собрать воедино сведения или хотя бы упоминания о некогда секретных, а подчас и сегодня опасных объектах минувшей эпохи.
Причем эта тема интересна не только “черным старателям”. К ней проявляют интерес и совершенно безобидные, но не менее рисковые охотники за следами истории. Чаще всего обыватель называет их “сталкерами” (реже - “диггерами”). Определение появилось после повести братьев Стругацких “Пикник на обочине”, где так называют людей, занимающихся опасным и незаконным промыслом - поиском и выносом из “Зоны” (территории, измененной в результате посещения инопланетянами) “хабара” - артефактов неземного происхождения.
alt
В наше время определение укоренилось еще и благодаря компьютерной игре S.T.A.L.K.E.R. Сегодня это люди, которые из любопытства, ради забавы или в поиске острых ощущений исследуют опасные объекты и территории (часто с риском для здоровья или жизни). Это приверженцы индустриального туризма. Азарт подчас толкает их на риск посещения даже охраняемых промышленных или военных объектов. “Хабар”, то есть в данном значении “добыча”, чаще всего нематериальна. Это впечатления и фотографии, выложенные в открытом доступе на специальных или общих сайтах.
В этом отношении Казахстан оказался весьма богатой территорией. Ни у нас, ни, можно предположить, даже у компетентных органов нет точной обобщенной и структурированной информации о количестве, назначении и современном состоянии таких объектов.
С помощью “сталкеров”, фотографов и просто путешественников из нескольких стран, среди которых граждане Казахстана, России и Украины, мы пытаемся составить для себя определенный реестр и карту таких объектов. Сегодня в нашем списке примерно полсотни бывших, полностью или частично заброшенных, забытых войсковых частей, ракетных шахт, складов, заводов, лабораторий, полигонов. Точное число назвать сложно еще и потому, что совершенно разные описания могут относиться к одному и тому же объекту. Например, в одном случае может использоваться старое советское название, в другом - уже новое казахстанское, а в третьем - кодовое и секретное, под которым объект был известен только узкому кругу людей. Например, у того же Байконура (Байконыра) было множество имен: Тюра-Там, Ленинск, “Ташкент-90”, “поселок Заря”, “поселок Звездоград”, “Гавань” или просто “130-й объект”. А Семипалатинский ядерный полигон именовали “Учебный полигон №2”, “Москва 400”, “Берег”, “Семипалатинск-21”, станция “Конечная”. Ныне - город Курчатов.
Пока мы решили рассказать о нескольких наиболее интересных объектах, которые еще не до конца утратили следы былой мощи и величия и где частично сохранились архитектурные и инфраструктурные упоминания о некогда закрытой деятельности.

Осколки
воздушного щита

Нам известно о нескольких местах расположения шахтных пусковых устройств (ШПУ) баллистических ракет Р-14. В советское время на казахстанской земле они представляли собой важную часть системы ПВО, входили в состав 31-й ракетной армии. Некоторые ракеты и весь персонал ракетных частей вместе с сопутствующей системой обеспечения меняли дислокацию еще в 60-е годы. Наземные сооружения разрушало время. А хорошо укрепленные оружейным железобетоном ракетные шахты и системы подземных помещений, ходов, коммуникаций не так просто разрушить, как и закопать. Да и маскировать бывшие объекты уже не имело смысла. Поэтому и сегодня в Актюбинской и Жамбылской областях, под Сары-Озеком в Алматинской области, в районе Сары-Шагана можно обнаружить эти объекты.
 
alt
Biohazard:
биологическая
опасность
В советское время в Казахстане действовали четыре крупных объекта по исследованию, производству и испытаниям биологического оружия. Там же разрабатывали средства индивидуальной защиты и противодействия химическим и биологическим атакам. По своей важности и потенциалу эти казахстанские объекты занимали в бывшем Советском Союзе второе место после аналогичных объектов в России. Для из размещения выбирали наиболее удаленные и безлюдные территории. Преследовали две задачи: сохранить секреты от потенциального противника и исключить попадание людей и животных в зоны, где разрабатываются средства ведения “грязных”, химических и биологических войн.
Существовал, например, крупный объект на островах Возрождения и Комсомольский в Аральском море. Острова служили основным испытательным полигоном биологического оружия, официальное название лаборатории “Аральск-7” или Полевая научно-исследовательская лаборатория Министерства обороны СССР. Окруженное пустыней море создавало практически непреодолимое препятствие для несанкционированного посещения полигона. У исследователей были своя авиация (самолеты, вертолеты), специальные суда.
Начавшийся в 60-е годы процесс падения уровня Аральского моря к 90-м годам сильно осложнил работу объекта на острове Возрождения. Площадь его выросла в десять раз (до 2 тысяч квадратных километров). Затем остров вообще слился с материком.
В 1992 году этот военный объект был закрыт, российские военные пообещали, что спецстроения демонтируют, а территория острова будет обеззаражена в течение 2-3 лет, после чего остров передадут под контроль властей Казахстана. В 1995 году специалисты посетили полигон и подтвердили, что комплекс лаборатории вывезен, инфраструктура разрушена и остров покинут людьми. Но, что предсказуемо, на остров устремилось местное население с территории Казахстана и Узбекистана, чтобы подобрать брошенную военную технику. Остается надеяться, что набеги происходили в менее опасной, жилой части острова.
Другим объектом “биологической войны” была Степногорская научная опытно-промышленная база (СНОПБ). Объект был известен как почтовый ящик 2076 (другие названия Степногорска - “Макинск-2”, “Целиноград-25” и “Аксу”). Западные и российские эксперты называли СНОПБ основным и главным предприятием Советского Союза по производству биологического оружия и одним из самых мощных в мире объектов, когда-либо созданных для этих целей. Комплекс представлял собой современное глубоко научное, исследовательское и производственное предприятие, на котором были заняты десятки докторов наук и других ученых. В 1989 году предприятие занялось решением и гуманистических задач. Планировалось наладить выпуск инсулина и свернуть производство биологического оружия. Но планам помешал распад СССР: производство вовсе остановилось. В части корпусов провели санитарно-эпидемиологические мероприятия, оборудование военного назначения демонтировали или уничтожили.
 
alt
Районы, ангары…

Крупная заброшенная воинская часть ориентировочно 1970-х годов постройки расположена в окрестностях поселков Баубакты и Карлыгаш. Род деятельности части неизвестен, на территории можно обнаружить детали от военных автомобилей, номера, маскировочные фары, кабины. Сохранился ангар наподобие хранилища для ракет, вместительный гараж и пять зданий складов. В некогда жилой части есть еще три наземных ангара, здания казарм и двухэтажное здание штаба.
Территорией заинтересовались фермеры. Но они занимают только жилой городок, вся остальная территория доступна для посещения. “Хабара” нет, в основном указанный выше мусор, есть земляные насыпи, похожие на позиции зенитно-ракетных комплексов.
Военный аэродром в окрестностях города Есиль. В советское время аэродром мог принимать малую военную авиацию. На территории было несколько больших ангаров и административные здания. Также было несколько подземных командных пунктов или подобных по назначению помещений. На май 2013 года большинство объектов аэродрома разграблено мародерами и “черметчиками”. Остался просторный ангар, а также несколько небольших бункеров с проходами и комнатами.
Под Отаром располагалась войсковая часть танкистов. Средняя по размерам территория, на которой когда-то были склады обмундирования, амуниции и прочих предметов снабжения. С развалом СССР склады перевели на территорию самой танковой бригады, а территорию оставили. За два десятка лет жители растащили ее почти полностью вместе с ограждениями. По данным от “сталкеров”, на март 2013-го на территории остались огромный капонир, обвалованный землей, в котором раньше находились боеприпасы; скелет здания большого склада с обширным подвальным помещением, в котором хранились форма, обувь и головные уборы; административное здание (активно разбираемое на кирпичи); гаражи для техники, уничтоженные практически полностью за последний год; два КПП и свалка кабин и цистерн от бензовозов. Охраны нет, доступ свободный. Ничего ценного нет, повсюду мусор и руины.
 
alt
И не такое
слышали!

В Алматинской области также сохранились останки другого интересного объекта - базы ОТРБ ОСНАЗ (отдельной технической ремонтной бригады особого назначения). В советские времена база занималась прослушиванием, перехватом и расшифровкой сообщений с китайской стороны - после обострения отношений между СССР и Поднебесной. Это комплекс из нескольких территорий: основная база и передающий радиоцентр, там же жилой военный городок, система антенн, расставленных по кругу и прозванных военными “телегой”, и собственно заброшенная часть, база ремонтного обеспечения радиоаппаратуры. Несмотря на то, что была оставлена приблизительно в 1995 году, охочие до стройматериалов местные жители практически растащили ее, остались фундаменты с грудами обломков, довольно хорошо сохранившаяся прачечная с остатками оборудования, пара небольших подземных сооружений и символ объекта - живописная полуразрушенная радарная башня, чьи угловатые изломанные контуры видно издалека. В целом, территория выглядит неплохо: отлично сохранились асфальтовые дорожки между зданиями и даже бордюры со следами побелки вокруг них. Ни о какой охране нет даже и речи, забор вокруг части местами повален. Попадаются пуговицы от мундиров, погоны, изредка нашивки и множество плат и деталей от радиотехники 1950-1960-х годов, сильно пострадавших от солнца.
Наконец, нельзя не упомянуть о самом одиозном объекте - ядерном полигоне и его нескольких испытательных площадках. Несмотря на попытки придать этой территории некий особый статус, с середины 90-х посещение отдельных площадок остается довольно свободным. Полигон расположен на границе трех областей: Восточно-Казахстанской, Павлодарской и Карагандинской областей, в 130 километрах северо-западнее Семипалатинска, на левом берегу Иртыша. Занимает площадь 18 тысяч квадратных километров. Центром является ранее закрытый город Курчатов (“Москва 400”, “Берег”, “Семипалатинск-21”, станция “Конечная”).
Полигон был закрыт 29 августа 1991 года решением правительства Республики Казахстан.
Многие из объектов, большая часть которых не включена в обзор, до сих таят в себе те или иные опасности. Даже не принимая во внимание далеко не мирное назначение таких предприятий, нужно учитывать, что здания обветшали, под ногами могут оказаться провалы, промоины и другие препятствия. Все это довольно травмоопасно. Учитывая же удаленность этих мест от населенных пунктов и скрытное расположение, помощь может прийти очень нескоро, а то и вовсе исключена. Поэтому в первую очередь самим романтичным бродягам следует отдавать себе отчет, куда они направляются. И здесь равный приоритет нужно отдавать и возвращению, и посещению. Судя по всему, государство еще очень нескоро озаботится такими местами.

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Сентябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930


Large Visitor Globe


Архив новостей
Сентябрь 2018 (117)
Август 2018 (154)
Июль 2018 (178)
Июнь 2018 (171)
Май 2018 (144)
Апрель 2018 (154)

Голосование
Будете ли Вы оформлять подписку на сайт, если сайт станет платным


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение
Fatal error: Call to a member function _destr() on null in /var/www/vhosts/np.kz/public_html/engine/modules/main.php on line 390