АТАКУЕТ “КОЛОРАДО”

“МИЧИГАН”, “ГОНКОНГ”, “БРИCБЕН” - ШТАММЫ, КОТОРЫЕ МЫ ПОБЕДИЛИ

Подробнее >>>
ТОРЖЕСТВО НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ

СОРОКОВОЙ - РОКОВОЙ

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



Казахская реконкиста Последняя страница

Мурат Уали, Марал Томпиев
(Часть V)
Битва за Жаик

Рассказывая о Казахской реконкисте конца 1720-х годов, нельзя не упомянуть о Западном Казахстане. Здесь в борьбе за жизненное пространство восточнее реки Жаик (Урал) столкнулись интересы казахов, каракалпаков, волжских калмык, яицких казаков и башкир. Казахи воевали в союзе с каракалпаками. Иногда к ним присоединялись башкиры, но нередко происходили и казахско-башкирские столкновения. Яицких казаков было мало, башкиры были неорганизованы, поэтому главным противником казахов на западе были волжские калмыки

Аюка vs Абулхаир

alt
Аюка хан и Абулхаир хан - два выдающихся предводителя кочевых народов на стыке Европы и Азии. При этом Аюка - старший современник Абулхаира. Когда тот родился (в 1680-х годах), Аюка уже давно был главным тайшой калмыков. Поэтому начнем с Аюки.
Аюка хан во время своего правления (1670-1724) объединил разрозненные калмыцкие улусы на Волге в единое государство. В течение 54 лет хитрый, отважный и властолюбивый Аюка не только твердо правил волжскими калмыками, но и распространил свое влияние на соседние тюркские и кавказские народы. Его опасались и уважали не только соседи, но и турецкий султан, персидский шах, крымский хан и русский царь. Далай-лама в 1690-м присвоил Аюке титул хана и прислал особую печать. В это же время происходит сближение Аюки с Петром I. По просьбе русского царя боевая калмыцкая конница участвовала в Северной войне русских со шведами, в Азовских походах Петра I. Впоследствии калмыцкие отряды участвовали в русско-турецких войнах, в походах русских войск на Кавказ и в Европу, подавляли восстания башкир и ногайцев. Долгое время эта конница считалась грозной силой и имела заслуженный авторитет в русских войсках. Русские конные отряды копировали многие элементы вооружения и тактических приемов калмыков. Например, русские казаки заимствовали у калмыков длинные пики и атаку в сомкнутом строю с пиками наперевес. Кроме того, широко известный клич “ура!” был перенят русскими от калмыцкого клича “Уралан!”, означающего “Вперед!”. За эти и другие заслуги по участию в походах и охране русских границ Аюка был обласкан Петром I, получал огнестрельное оружие, пушки и порох, а в случае нападения на его улусы врагов ему была обещана помощь русских войск. Такая помощь довольно редко и в ограниченных масштабах ему оказывалась. Эти факты вызвали широкий общественный резонанс среди соседних калмыкам народов и породили у них иллюзию возможности получения такой же помощи от русских, если стать их вассалами. Впоследствии казахские ханы и батыры, не зная всех тонкостей взаимоотношений Петра I и Аюки, просили российского подданства, самонадеянно считая: “Чем мы хуже Аюки?”.
Тем временем калмыки во главе с Аюкой неоднократно совершали свои “авантажи” на кочевья Киши жуза с запада. В одном из таких авантажей в начале 1700-х годов был даже пленен молодой Абулхаир султан, который провел в плену у Аюки некоторое время (даты плена неизвестны). Престиж Аюки был настолько высок, что служить в его свите считалось за честь, и в ней присутствовали многие представители степной элиты: казахские, кубанские, хивинские, туркменские. Наблюдая за военными действиями и системой управления калмыцкими войсками, молодой Абулхаир существенно пополнил свои знания и расширил геополитический кругозор. Таким образом, умный и хитрый калмыцкий хан стал для молодого казахского султана не только временным повелителем, но и наставником в воинском искусстве. Не отсюда ли умелая организация и небывалая скорость стремительных конных бросков Абулхаира по степным просторам казахско-калмыцкого и казахско-джунгарского театра военных действий... Правда, непосредственно против Аюки Абулхаир не воевал. В своих неоднократных походах на север в 1717-1720-х годах он обходил Калмыцкое ханство с севера и нападал на Яицкий городок (современный Уральск), Новошешминск, села Казанского уезда. Против калмыков полученные знания, опыт и воинское мастерство он применил уже после смерти великого хана. А после победоносных казахско-джунгарских войн 1727-1730-х годов Абулхаир хан так же, как в свое время Аюка, получил огромную популярность в степи. Известный казахстанский историк И. Ерофеева в своей монографии об Абулхаире пишет: “...эта популярность выходила далеко за пределы этнической территории казахских жузов и имела немалый общественный резонанс среди соседних кочевых и оседло-земледельческих народов Евразии”.

Битва на Узени
alt
После джунгарского нашествия (Актабан шубырынды) 1723 года большая часть племен Киши жуза была вынуждена уйти из долины Сырдарьи на северо-запад, на Иргиз и Эмбу. Часть племен Орта жуза ушла в долины рек Тургай и Улькояк. Киши жуз столкнулся с калмыками, а Орта жуз - с башкирами. Обедневшим казахским племенам требовались скот и жизненное пространство. К этому времени Калмыцкое ханство слабело, раздираемое внутренними междоусобицами. Аюка хану было уже под 80, и он вряд ли мог контролировать ситуацию, а в феврале 1724 года он умер. Как это обычно бывает, сыновья великого хана начали борьбу между собой за отцовское наследство, продлившуюся почти десять лет. Казахи и союзные им каракалпаки не замедлили этим воспользоваться, решив отвоевать свои древние ногайские земли в Жаико-Эмбинском междуречье. Каракалпаки существенно дополнили и усилили силы Абулхаира, который собрал к осени 1723 года 15-тысячную армию. Попытка калмыков урегулировать проблему мирным путем закончилась безрезультатно. Абулхаир хан отрезал себе пути к отступлению, убив трех и пленив семерых калмыцких послов. Затем он разгромил улус калмыцкого Лекбей тайши, а угнанный скот казахи продали другому калмыцкому тайше - Доржи Назарову, сыну Аюка хана.
Весной 1724 года казахи снова вышли на тропу войны. Раздираемое междоусобицами Калмыцкое ханство не было готово к большой войне, а натиск казахов постоянно усиливался. Кочевья Киши жуза заняли верховья и среднее течение Эмбы. В начале весны 1724 года казахско-каракалпакская армия, насчитывавшая около 10 тысяч воинов, обрушилась на улус Лубжи Назарова, который кочевал у Жаика. В результате набега было захвачено в плен до 400 калмыков, 600 верблюдов, 3000 коров и 8000 овец. Калмыцкие улусы стали отходить за Жаик, но и там они не были в безопасности. Казахские батыры при набегах внешней барымты, “перелазая через Яик”, громили ставки улусных тайшей, забирали скот и пленников и доходили до самой Волги. Видя серьезность ситуации, местный правитель Доржи Назаров - отец Лубжи - отказался от борьбы за ханский престол и собрал для войны с казахами все наличные воинские силы и несколько пушек. В многочисленных взаимных набегах и стычках казахи тоже терпели поражения. Хорошо зафиксирована в источниках битва на Узени. В середине августа 1724 года один из передовых отрядов под командой Есет батыра, состоявший из 500 каракалпаков, 200 казахов и 50 башкир, опять напал на улус Лубжи. Удар был настолько неожиданным, что сам Лубжи еле унес ноги. Казахи, “побрав немалое число людей и скота, пошли назад”. Однако Лубжи вместе с Лекбей тайши удалось собрать своих воинов и настигнуть отряд барымтачей в долине реки Большая Узень (в междуречье Волги и Жаика).
Одним из самых популярных тактических приемов азиатских кочевников при отступлении и численном превосходстве противника был “Жанды камал (крепость из животных)” - круг из положенных на землю лошадей и верблюдов. Если казахов догонял и окружал противник, то стреноженных лошадей и верблюдов укладывали на землю, образовав огромный круг, - “шенбер”. Добыча располагалась в середине, а по периметру за спинами лошадей и верблюдов укрывались ружейные стрелки. Попытаться взять штурмом свернувшийся “в клубок” отряд барымтачей было очень трудно. Простреливаемая на 100 - 150 м вокруг территория не позволяла противнику приблизиться и реализовать численное преимущество. Такой жанды камал не раз спасал казахские отряды от поражения, но в этот раз оборонительная тактика сыграла роковую роль для казахского отряда.
На следующий день к калмыцким войскам, осаждавшим барымтачей, подошел отряд Доржи Назарова вместе с пушками - верблюжьей артиллерией. Калмыки начали расстреливать из пушек казахские позиции издалека, не опасаясь стрел и ружейных пуль. Жанды камал из надежного укрепления превратился в ловушку для отряда Есет батыра. Шансов уцелеть под пушечным огнем у казахов не было, и Есет принял единственно возможное решение: бросив трофеи, раненых лошадей и верблюдов, идти на прорыв. Вырваться из кольца удалось лишь около 300 жигитам во главе с Есетом. Остальные были убиты или попали в плен. Хотя это и была малозначительная битва, калмыки сообщали о ней русским властям с великим ликованием, а Доржи Назаров даже прислал астраханскому губернатору “подарок” - 415 правых ушей, отрезанных у убитых казахских и каракалпакских воинов.
Битва на Жаике
В 1725 году Абулхаир хан уходит на отвоевание города Туркестан. Пользуясь его отсутствием, калмыки попытались перехватить инициативу, и войска Доржи Назарова совместно с Галдан Данжином нанесли удар по казахским кочевьям на Эмбе. Было захвачено много пленных и скота. Вернувшись из Туркестана, Абулхаир продолжил войну с калмыками. Одновременно с племенами Киши жуза племена Орта жуза в верховья Тобола, Илека, Ори теснили на запад племена башкир.
В 1726 году объединенное войско Орта и Киши жузов численностью в 10 тысяч человек под командованием Абулхаира и Самеке ханов предприняло крупное наступление на калмыков. Казахи, переправившись через Жаик, снова напали на улус Лубжи Назарова и забрали много скота и пленных. При отступлении, почти на берегу Жаика, их догнал и окружил объединенный 20-тысячный калмыцкий отряд под командованием Доржи Назарова и Дондук Омбо. Казахи оказались прижаты к реке. Калмыки оставили им узкий проход к реке, рассчитывая расстреливать или пленить казахов при бегстве по этому узкому коридору. После этого калмыки решились штурмовать казахский лагерь. Но казахи стреножили коней и верблюдов, устроили “жанды камал” и стали отстреливаться. Калмыцкие пленные - женщины и дети - находились в центре “жанды камала” и были заложниками. Калмыцкие атаки заканчивались ничем. В этот раз калмыки не решились применить артиллерию, чтобы не навредить своим пленным сородичам. После ожесточенного четырехдневного боя с превосходящими силами противника ханы Абулхаир и Самеке предложили перемирие. Калмыки, чтобы не подвергать лишнему риску заложников, согласились уладить дело мирным путем. В результате переговоров казахи вернули пленных, отдали угнанный скот и обязались не нападать на калмыков, “пока родившееся в этот год дитя не будет в состоянии оседлать коня и взять в руки лук”. В качестве гарантов принятых обязательств казахи передали калмыкам 60 аманатов, в том числе батыров тама Есета и табына Богенбая. Ну а калмыки обязались не кочевать на левобережье Жаика.
Здесь следует уточнить, что русские документы о казахско-калмыцких войнах составлены на основе калмыцких донесений астраханскому губернатору. Калмыки, естественно, громко заявляли о своих победах и замалчивали поражения. Но результат войны говорит сам за себя. Несмотря на отдельные неудачи, общий итог казахско-калмыцкой войны 1723-1726-х годов оказался в пользу казахов. Большинство калмыцких улусов предпочли уйти за Жаик, и казахи существенно расширили свои кочевья. Еще раз мирные соглашения были подтверждены Абулхаиром и Самеке через два года, осенью 1728 года. Казахские ханы обеспечили себе мирный тыл и смогли переключиться на войну с джунгарами.
alt
После битв с калмыками и башкирами граница Казахского ханства стала проходить по Жаику
Новая граница
Башкиры - родственный казахам, тюркский народ проживал на Южном Урале. Кочевья юго-восточных башкир располагались по рекам Орь, Илек, верховьям Иргиза и Тобола. Нередко казахи совместно с башкирами воевали против русских и волжских калмыков. Но в конце 20-х годов XVIII века в связи с приходом и натиском казахов резко обострился земельный вопрос. Между казахами Орта жуза и башкирами начались кровавые стычки из-за пастбищ, сопровождаемые угоном скота и пленников. Сначала казахи потеснили башкир за Тобол и Илек. Однако после ухода главных сил казахов на войну с джунгарами башкиры активизировались и совершили, в свою очередь, несколько нападений на казахские кочевья. После Анракайской битвы под угрозой башкирских нападений ханы Абулхаир и Самеке вынуждены были срочно вернуться в свои кочевья на северо-западе. Повторим, что это возвращение было вызвано не мифической ссорой казахских ханов за звание старшего хана, о чем вслед за Тынышпаевым повторяют большинство историков, а именно осложнениями на северо-западной границе. Самеке сразу совершил несколько походов на башкир, но особого успеха не имел. Башкиры совершили ответные походы. Ситуация грозила перерасти в полномасштабную войну двух родственных народов. При этом мира и спокойной жизни хотели и казахи, и башкиры, и русские. Но так как башкиры считались российскими подданными, без санкции русских властей и их третейского суда справедливый раздел территорий был практически невозможен. Понимая это, башкирские тарханы стали инициаторами обращения казахских ханов к России для трехстороннего урегулирования отношений. В 1730 году, как говорится, процесс пошел. На курултае представителей Орта и Киши жузов было решено воспользоваться возросшей популярностью и авторитетом Абулхаир хана для заключения мирного договора с Россией. Исполнение миссии отправки послов было возложено на Абулхаира. Однако Абулхаир хан под влиянием батыров Есета и Богенбая внес в начавшийся мирный процесс свои более радикальные коррективы. Чем это закончилось - широко известно...
В 1732-1733-х годах, после принятия некоторыми племенами Киши и Орта жузов российского подданства, Россия рассмотрела вопросы границы с новыми подданными. Границей между Российской империей и Казахским ханством, в соответствии с пожеланиями казахов, провозглашался Жаик. Таким образом Россией были признаны итоги казахско-калмыцких войн и казахско-башкирских столкновений. Граница Казахского ханства от Эмбы расширилась на запад до Жаика (на 400 км) и от Улькояка - на север до междуречья Тобола и Жаика. Для укрепления новой границы, налаживания экономических связей и под предлогом выполнения просьбы Абулхаир хана русское правительство решило построить новый город на границе с казахской степью. Для этого была организована Оренбургская экспедиция, главой которой был назначен И.К. Кириллов, а его помощником - мурза Тевкелев. В 1735 году на Жаике был построен город Оренбург. Затем, в 1736-1739-х годах, по правому берегу Жаика от Орска до Гурьева была построена сеть русских крепостей. Таким образом, калмыки и башкиры были отделены от казахов Оренбургской укрепленной линией.

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





  • Уфа

  • 21 декабря 2013 18:32
  • Группа: Гости
  • Регистрация: --
  • Статус:
  • 0 комментариев
  • 0 публикаций
^
Интересно, интересно.
  • Нравится
  • 0
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Сентябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930


Large Visitor Globe


Архив новостей
Сентябрь 2018 (85)
Август 2018 (154)
Июль 2018 (178)
Июнь 2018 (171)
Май 2018 (144)
Апрель 2018 (154)

Голосование
Оцените новый дизайн


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение
Fatal error: Call to a member function _destr() on null in /var/www/vhosts/np.kz/public_html/engine/modules/main.php on line 390