ПРАВИЛА ПЕРЕНОСА

НАЛОГОВЫЕ ЛЬГОТЫ ДЛЯ КИТАЙСКИХ ИНВЕСТОРОВ

Подробнее >>>
НАРОДНОЕ ПРАВОСУДИЕ

В ЧЕМ ОТЛИЧИЕ ОТ САМОСУДА?

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



Сны о Белом городе Последняя страница

Константин Маскаев
Есть в Атырау микрорайон, совершенно непохожий на весь остальной областной центр. Не напоминает он и старые, гурьевские, еще купеческие улочки, отличается и от пафосных современных кварталов из металла и цветного стекла. Эту же часть города называли и до сих пор, хоть и реже, называют Белый город. Или Жилгородок.
И, как бывает, сегодняшняя жизнь катком и бульдозером прошлась по тому, что возводилось вдумчиво и с великой мудростью, и что еще дорого старожилам сегодняшнего Атырау

Жилгородок рушится и даже может исчезнуть. По некогда пешеходной зоне, впритирку к уютным двухэтажкам, паре школ, через парковую зону пробросили оживленную трассу. Белый город сотрясают настоящие вибрации от потока машин, дома начинают сыпаться, прохожие жмутся к домам на метровом тротуаре. Муниципалитет реставрацией строений не занимается. Такое впечатление, что власти не будут против, если Жилгородок станет зоной, опасной для проживания: лучшего места под элитные коттеджи в этой пустыне не сыскать.
В Жилгородке даже человек случайный и приезжий сразу обнаруживает, что попал в очень необычное, комфортное место. Необычной архитектуры дома, облицованные гипсовой плиткой, уютные дворы, приветливые люди. И что не характерно для этих мест - обилие растений: больших и малых деревьев, плодовых и декоративных кустарников, клумб. Район просто утопает в зелени! Даже в жару здесь приятно и легко дышится.
alt
Спросите старожилов - из их рассказов вы узнаете, что этот рукотворный рай появился благодаря настоящему подвигу первых строителей нефтезавода. Строить начинали в войну, продолжали - в тяжелые послевоенные годы. Не сдались и не отступили. А в наше благополучное время этот достаточно уникальный памятник архитектуры и людского труда может оказаться только в памяти да в изображении на старой открытке.
Жилгородок строили для работников Гурьевского нефтеперерабатывающего завода и их семей. В том числе - руками самих нефтезаводцев. Он был заложен как жилой комплекс с развитой для того времени городской инфраструктурой. Обособленный, самодостаточный микромир, безопасный, дружелюбный и общий. Оазис любви и бережного отношения, приютившийся в изгибе реки Урал. А вокруг - знойная летом и студеная зимой суровая пустыня.
“Земля здесь обрита наголо. Зеленый цвет начисто стерт с ее плоского лица. Беспощадно вычеркнут из биографии здешней природы - ни травы, ни деревца. В этом выжженном солнцем краю да солончаков нужно теперь, в дни войны, строить завод и город при нем. Но тут нет камня, чтобы сложить дома. На этой земле лишь пыль и соль. Нет даже песка - только саман”. Это одна из первых записей в дневнике Ивана Михайловича Романовского, депутата Ленинградского совета, члена архитектурно-экспертного совета. Его, архитектора и строителя, весной 1943 года назначили руководить Гурьевским НПЗ. Вот только самого завода еще не было. Как не было и городка, о котором идет речь.
В то время и сам низкорослый, прижатый к земле городок Гурьев был под стать окружающему пустынному краю. Прямые широкие улицы - ни тротуаров, ни обочин. Ни травинки, ни куста. Саманные домики цвета земли. Каменные дома только в центре. Лишь там, рядом с ними, обнаружились тонкие поливные “пустынные” деревца. Каждая ветка и зеленый листик - как благодарность за заботу.
Романовский слышал, что когда-то по берегам Урала были сады. Но они исчезли - их сожрала соль. Климат нельзя улучшить без зелени, а зелень гибнет в этом климате и в этой почве: заколдованный круг. И здесь предстояло строить завод, жить и работать тысячам людей, которые приедут из разных регионов, а их быстро придавят и, возможно, убьют жара, солончак и сушь. И Романовский решил создавать не только крайне нужное стране предприятие, но и условия для качественной жизни. Мечтатель, но не авантюрист!
alt
“Все дни собираю сведения о местных ресурсах. Здесь нет леса. Только саман и глина, камыш и тростник. Простейшие конструкции: каркас из дерева, плетень из камня, крыша плоская, стены - комья глины, - пишет он свою историю. - Вчера я осмотрел рыбоконсервный комбинат, который будет снабжать наше строительство. Там, в поселке, двухэтажные новые дома окружены деревьями. Их высаживала садовод пустыни Серова”.
На приеме у первого секретаря Гурьевского обкома тот сказал, что после водопровода и железной дороги, проложенных через пустыню к нефтепромыслам, будущий завод - самое крупное и замечательное строительство в области. Будет трудно, очень трудно, но на помощь придет весь край, вся республика, от Гурьева до Алма-Аты!
Площадка для завода выбрана. Но где поставить городок? Здесь все живое стремится к узкой полоске уральского берега. И тысячи ветряных насосов гонят пресную воду к крошечным огородам. Романовский решает ставить город у воды: близ Урала - жизнь!
Председатель Гурьевского облисполкома, уроженец Западного Казахстана влюблен в этот край. Он уверен - лучше Казахстана, лучше Эмбы ничего нет: нефть, красная рыба, черная икра! И даже если сюда приедут сто тысяч будущих заводчан, всех примут, всех устроят, прокормят.
В истории новой советской Эмбы уже есть водо- и нефтепровод, железная дорога, три линии сооружений, на сотни километров тянущиеся в глубь пустыни, к промыслам. Значит, нужно учиться выносливости, настойчивости и страсти к преобразованию у первых исследователей и строителей!
На восточном берегу Урала возник большой город из землянок: общежития, конторы, столовые, клуб, склады. Даже кинотеатр появился! Несмотря на войну, удалось наладить снабжение продовольствием. Упрятав людей от солнца, нужно было еще уберечь их от спутницы жары - эпидемий. Поэтому стали строить бани, облисполком позаботился о появлении больниц. Пить воду из Урала запрещено. День и ночь жгли в печах жидкую нефть, чтобы в огромных котлах всегда было в достатке кипяченой воды.
“Республика идет на помощь строительству, - пишет Романовский. - Госпитали поделились медикаментами и оборудованием. В адрес строительства направлены овощи, фрукты... Из Оренбурга, Саратова двинулись составы стройматериалов для завода; из Уральска погнали по реке лес. Прибыли первые партии кирпича. Москва торопит со сроками. Все усилия - на строительство завода. Но одновременно надо думать и о жилом микрорайоне”.
alt
Любопытная
справка

Сооружение старого города Гурьева стоило 289 тысяч 982 рубля 4 алтына и 5 денег и вконец разорило купца Михаила Гурьева. Тогда город с его учужными промыслами и заводами был взят в приказ Большого дворца. Вся прибыль от Яицкого Учуга и его икряных промыслов шла в казну великих государей.
Летом 1943 года Романовский записал: “Передал в Москву архитектурно-проектной мастерской Наркомнефти заказ на срочное проектирование жилищ для будущего городка”.
Но его коллега архитектор Васильковский вдруг возразил:
- Город, рожденный в недрах архитектурно-проектной мастерской наркомата, людьми, которые и не заглядывали в эту даль, не удовлетворит нас. Там не представляют себе здешних условий.
Васильковский исполнял многочисленные обязанности, был главным инженером и одновременно проектировал все временные сооружения стройки. Но, странное дело, в проектной конторе все чаще появлялись чертежи, эскизы, перспективы, не имевшие отношения к временным сооружениям завода. Это были эскизы домов. В техническом отделе в свободное время явно проектировали городок! Романовский узнал об этом очень скоро. Но, встречая архитекторов, делал вид, что ничего не знает. Заказанные же в Москву проекты жилищ запаздывали.
В это время на строительстве появился еще один архитектор - москвич Александр Арефьев и был вызван к Романовскому.
- Вы, оказывается, не только инженер-строитель, но и архитектор? - спросил Романовский и, не дожидаясь ответа, продолжил: - Нам здесь предстоит построить городок. Хотим, чтобы он был образцовым. Со всеми достижениями! Никаких скидок на войну, на пустыню, на трудности. Завод будет новейший, оснащенный самой передовой техникой, и городок нужен новейший. С центральным отоплением и газом, с электрическим освещением и телефоном, с балконами и ваннами! С театром, стадионом, гостиницей... Это невеселое пространство освоим всей силой советской техники, культуры, архитектуры.
Тут пригодились знания Арефьева архитектуры Средней Азии, его участие в научных экспедициях. Обмеры жилищ, сделанные им в Самарканде, тут, в его багаже, он привез их с собой! Он может их показать.
В необычных по архитектуре домах высокие, больше трех метров, потолки. Дома имеют обширные арки-коридоры для создания воздушных потоков. В каждой квартире просторная лоджия-веранда, которая также служит воздушной защитой и от зноя, и от низких температур. Лестничные пролеты также необычны, просторны. Кажется, что в них могла бы уместиться еще квартира. Но это пространство также оставлено, чтобы создавать и сохранять микроклимат.
alt
Практически с момента заселения Жилгородок был преимущественно пешеходной зоной. Поэтому и две школы - начальная и средняя - расположились через бульвар, фасадами напротив друг друга. Безопасно, удобно: старшие школьники опекают младших, младшие знают будущую школу, как свою. Ныне школы разделила новая трасса. Дети в нетерпении ждут, когда светофор разрешит перейти. Но преимущество здесь - машинам. На переход отведено 20 секунд, на проезд машин - минуты.
Раньше бульварная зона приводила к фасаду Дворца нефтяников, тоже очень необычному зданию с колоннами. На площади перед фасадом - фонтан Дружбы народов со скульптурами. Справа и слева ажурные симметричные ворота, которые вели в парк вокруг дворца. Теперь новая трасса потеснила фонтан, его пришлось сместить. А проезжая часть и эстакада поглотили левые ворота и часть парка. Теперь там обычный атырауский суховей, земля цвета глины, асфальт и спешащие на другой берег машины.
Говорят, что при разработке проекта предлагалось сместить дорогу всего лишь на пятьсот метров, и Жилгородок можно было бы сохранить в той архитектурной дорожной схеме, как он и был задуман. Но победил это проект. Жители Жилгородка высказывают опасения, что новая трасса - как мина замедленного действия, разрушит этот микрорайон. И что инициаторы проекта так и задумали, рассматривая далеко идущие планы.
Мы не знаем, так это или нет. Но очевидно, что Белый город не вписался в интересы строителей сегодняшнего дня. Есть мнение, что в Астане несколько лет никак не утверждают генплан развития Атырау - по той причине, что элементы его реализации разрушают, в том числе, и этот исторический микрорайон города.
Фоторепортаж Талгата Галимова

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 


Large Visitor Globe


Архив новостей
Декабрь 2018 (65)
Ноябрь 2018 (167)
Октябрь 2018 (169)
Сентябрь 2018 (156)
Август 2018 (154)
Июль 2018 (178)

Голосование
Оцените новый дизайн


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение
Fatal error: Call to a member function _destr() on null in /var/www/vhosts/np.kz/public_html/engine/modules/main.php on line 390