“СЕРЫЕ” СХЕМЫ НА СВЕТ

ПРЕЗИДЕНТ РАСКРИТИКОВАЛ ТАРИФЫ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ МОНОПОЛИСТОВ

Подробнее >>>
КТО УКРАЛ ДЕНЬГИ КАДДАФИ?

ЛИВИЙСКИЕ МИЛЛИАРДЫ ИСЧЕЗЛИ НЕ БЕЗ УЧАСТИЯ АМЕРИКАНСКОГО МАГНАТА

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



ЖИЛА Последняя страница / Горячие новости

Константин Маскаев
Скажи мне, Каспий, на каком из сорока наречий Ты говоришь?
Седой ли старик этот бонусом достался пяти прибрежным государствам? Или это он - древний и щедрый - приютил нас, держит на своих плечах, кормит, поит и обеспечивает экономическую стабильность?
alt
Но Каспий много старше тех еще только будущих цивилизаций, что возникали здесь даже 75 тысяч лет назад. Поэтому ответ напрашивается сам. И потому, наконец, пришло осознание, что Каспий - одно общее для пяти стран благо, которое нуждается в бережном и внимательном к себе отношении.
Побывав на Прикаспийском саммите и оставшись затем на некоторое время в Астрахани, корреспонденты “НП” получили возможность посмотреть, как общие болевые вопросы Каспия беспокоят соседнюю Россию и как решаются. Тем более у Казахстана и России по отношению к Каспию сходное географическое положение, до поры общая и даже одна история покорения, освоения и эксплуатации. То же мелководье, и точно так же областные центры стоят на реках, питающих одно общее море.
alt
Но, что удивительно, в Астраханской области почти ничего не знают о том, что происходит в соседней Атырауской области. В Казахстане же многие уверены, что проблемы борьбы за экологию и сохранение рыбных запасов в российской части Каспия уже давно не стоят так остро. Вот и мораторий на лов осетровых Россия ввела раньше остальных, и “бракашам” оставляет все меньше и меньше места - не зря же они “пасутся” в казахстанской части моря.
На деле оказалось немного не так. А в чем-то и совсем не так. Например, масштабы браконьерства в Астрахани, оказывается, еще десяток лет назад были куда шире, приобрели форму альтернативной теневой параллельной экономики, неподконтрольной государству. Так цинично “крышуемой” природоохранной прокуратурой, что вслед за осетровыми стала исчезать и “черная” промысловая рыба: сом, сазан, щука, красноперка, селедка и килька.
Да и тревоги местных экологов не напрасны: в российской части моря уже пробуют качать “маслянистое золото” первые нефтяные платформы.
На эти темы мы еще будем говорить. А сегодня пойдет речь не столько о рыбаках, сколько о рыбоводах. О той отрасли, на которую в России уже пытаются делать ставку, чтобы сохранить и красную рыбу, и черную икру.
Государева внимания и регулирования рыбный промысел на Каспии удостоился лишь в 1722 году. Тогда, покончив со шведами и открыв выход в Балтийское море, российский император Петр I поставил перед собой задачу укрепить восточные рубежи. Для подготовки Персидского похода царь с эскадрой в июне прибыл в Астрахань. Петр оценил значение города, который находится при устье судоходной великой реки Волги, недалеко от Каспия. Отсюда открывался водный путь в богатое Закавказье, и Персию, и Среднюю Азию. Он задумал сделать Астрахань важнейшим пунктом России в торговом и политическом отношениях, и озаботился развитием здесь промышленности и коммерции.
alt
Рассказывают, как-то спускаясь в Каспий по одному из рукавов волжской системы, полноводной судоходной реке Бахтемир, Петр пристал к берегу, завидев ватагу. По обыкновению своему Петр полез в воду и взялся вместе с простым людом за выполнение какой-то рыбацкой работы. На прощание те преподнесли молодому императору золотого осетра: природа редко дарит особь солнечного окраса. Икра такой рыбы также отличается особым цветом и вкусом. Растроганный Петр дал ребятушкам семь рублей. За эту великую по тому времени сумму рыбаки сумели выкупиться на волю, выкупить промысловые орудия и суда и организовать свою рыболовную артель! Не исключено, что потомки тех свободных рыбаков до сих пор живут в селе Бахтемир. Основной род занятий здесь и по сей день добыча и переработка рыбы, действуют Бертюльский осетровый завод, крепкое рыболовецкое хозяйство “Большевик”, частные артели.
Построив флот, всего через месяц Петр вышел эскадрой из 274 судов на Каспий: на Персию. Семь драгунских полков и 30 тысяч татар-наемников шли западным берегом. Но склонить Персию к подписанию мира и отходу к Российской империи Дербента, Баку и некоторых провинций удалось лишь на следующий год.
Ожидая персидских послов в Астрахани, Петр ездил на Троицкий и Камызякский учуги - так на Волге и Урале называли сплошные перегородки, устраиваемые, чтобы удержать идущую вверх по реке рыбу и выловить ее. Особенно царя интересовала черная икра, стоимость которой на мировом рынке уже тогда постоянно росла.
alt
Перед отъездом император учредил в Астрахани военный порт и адмиралтейство, издал ряд других указов, одним из которых ввел монополию государства на экспорт осетровых и черной икры.
Пожалуй, старейшее в России место, где вновь перерабатывают рыбу, находится в дельте Волги в поселке Оранжереи Икрянинского района. С одной стороны его омывает река Бахтемир, с другой - Подстепок. Икряное - очень подходящее название для райцентра, который в советское время был главным по производству красной рыбы и черной икры. А вот с Оранжерейным следует разобраться.
Первым сюда пришел тертый и битый люд, которого в родных местах ждали лишь плеть, кандалы да острожное клеймо. А тут путина приносила им поистине несметные сокровища. Первое упоминание о селе датируется 1740 годом. Тогда здесь проживало до 40 человек мужеска и женска пола, которые ловили рыбу и вытапливали из нее жир. Солить рыбу астраханские рыбаки научились только в XVIII веке. Первый топоним соответствует - Жирельное.
В 1772 году село вместе с приписными крестьянами и рыбными тонями купил у казны коллежский советник Скрипицын-Большой да позже, покрывая карточный долг, продал все астраханскому миллионщику греку Варвацию. Затем земли снова продали - мещанину из Вольска Петру Сапожникову. А тот с сыновьями создал рыболовное и промышленное хозяйство. Один из сыновей, Александр Петрович, увлекался экзотической флорой. А приехав в Жирельное, обнаружил здесь обжигающее солнце, песок да камыш. И тогда он приказал разбить в Жирельном сад, куда даже специально выписывал растения с Ямайки, а по периметру полуострова высадил тополя. А следом неблагозвучное Жирельное решили переименовать в Оранжерейное. И созвучно, и отражало растущее на рыбе и икре благополучие Сапожниковых и местного люда. Есть описания, как жили в то время жители Оранжереи. “Жили тем, что ловили рыбу в учуге. Во всю ширину Подстепки стояла деревянная забойка, преграждавшая весной и осенью путь рыбе вверх. Посреди забойки был узкий проран, откуда красную рыбу выметывали в прорезь баграми, а обычную вычерпывали зюзьгами”. 24 апреля 1798 года из ловушки Оранжереинского учуга выбагрили 273 белуги весом от тридцати до пятидесяти пудов каждую.
Сохранился, по крайней мере, один цех с тех времен. Построен в 1814 году! Нам довелось в нем побывать, пройти по дубовым половицам над дубовыми же огромными емкостями трехметровой глубины, где уже двести лет подряд выдерживают в соляном растворе частиковую рыбу. Чтобы затем сушить и вялить ее здесь же неподалеку на старых обветренных деревянных сооружениях, в несколько рядов протянувшихся на сотни метров.
Ныне это один из заводов Союза рыбодобывающих и рыбоперерабатывающих предприятий “Каспрыба” - крупнейшего на Северном Каспии. Вяленую рыбку затем говорливые бабенки под вакуумом упаковывают в полиэтилен. А свежих сомов, сазанов и щук при нас укладывали в калибровочные емкости и отправляли на глубокую заморозку. Затем эти монолиты укладывают в коробки и отправляют по заказам.
Когда-то объединение “Каспрыба” было всесоюзным. По авторитету его сегодня можно сравнить с “Газпром добыча Астрахань”. Но ныне предприятие досталось новой “Каспрыбе” после перестроечной разрухи, от которой рыбопромышленники еще не оправились. Постепенно устанавливают в старые стены новое оборудование, но следы былого безвременья еще выглядывают отовсюду.
Однако главное, зачем нас понесло за сто километров от Астрахани, - это грандиозный эксперимент, который местные рыбоводы ставят здесь. Выращивают осетра в естественных условиях, то есть в реке в садках. Это десятки сетчатых сооружений, где осетры могут содержаться с определенного возраста до взросления и созревания. В одних садках живут сеголетки, в других - подростки. Самый ценный садок, который опекают с особой заботой, - маточное стадо. Нам показали с десяток этих сильных рыбин, вес которых подбирается к сотне кило. Их потомство подрастает в садках. Периодически часть молоденьких осетров выпускают в море - для поддержания поголовья.
alt
На другом заводе “Каспрыбы” освоили прудовое содержание карпа, белого амура, толстолобика, американского типа осетра - веслоноса. Он хорошо адаптировался в неволе и тоже дает потомство. Можно сказать, это единственный вид осетровых, который эффективно выращивается в прудах. В соотношении цена - качество ему нет равных. И что важно понимать, в условиях моратория на промысел осетровых легальной может быть только икра, полученная на аквакультурных предприятиях. Все стада таких предприятий официально регестрируют в госорганах. И только такая продукция является абсолютно законной и может свободно продаваться в России и поставляться за рубеж.
В защиту своей репутации рыбопромышленники разъясняют, что добытая в естественной среде (читай: незаконно) икра сегодня может оказаться не самого высокого качества. Контроля, понятно, нет. Поскольку это очень дорогой продукт - розничная цена черного рынка сегодня достигает 1100 долларов за килограмм (икра белуги в два раза дороже) - в продажу идет вся добытая икра, независимо от степени зрелости, соблюдения норм и сроков хранения, обработки и качества упаковки.
В дикой природе остаются местами грязное море и нечистоплотные дельцы. Неизвестно, какой химией воспользуется браконьер, чтобы сохранить продукт. Помимо сеток браконьеры ловят осетра каладой - каспийской разновидностью перемета, который ранит рыбу. Когда через два-четыре дня калада извлекается, рыба, как правило, уже мертва. Икру берут из мертвой рыбы, промывают тут же в воде, не заботясь о соблюдении санитарных норм. А сложности нелегальной транспортировки икры делают невозможным соблюдение температуры хранения. Продукт может быть переморожен или, что хуже, перегрет на каком-то этапе.
alt
Икру, полученную в неволе, по крайней мере готовят по ГОСТу. Объективных различий быть не должно. Но, возможно, она в чем-то окажется лучше: та же самая черная икра получена от той же рыбы, только живущей в неволе. Природная икра сегодня в большей степени лотерея. Она может обладать йодистым или илистым привкусом, сильно выраженным запахом рыбы, может значительно отличаться по цвету, жирности. В этом смысле продукция, полученная в неволе, - это хоть какая-то гарантия, поскольку рыбоводы строго контролируют среду обитания рыбы на аквафермах.
Абсолютно сходным является отношение астраханских и атырауских рыбозаводчиков к браконьерскому промыслу. И дело, понято, не в конкуренции, а в совершенно полярном воздействии, оказываемом на окружающую среду.
Довелось нам встретиться и с человеком, близким к браконьерам. Ему в этой непримиримой дискуссии тоже есть, чем отбиться. Во-первых, после ряда громких отставок и посадок в среде астраханских силовиков контроль за незаконным промыслом перетек либо к новым ставленникам, либо к волгоградским варягам из преступного мира. Во-вторых, тот десяток рыбопромышленных и нерестовых предприятий, который образовался в течение нескольких последних лет, прежде увлеченно состязается за госзаказ на любую, главным образом, частиковую рыбью молодь, а затем только демонстрирует его выполнение: попробуй проверить, сколько на самом деле выпущено рыбы за сезон, когда счет идет на миллионы штук. А недорост поголовья всегда можно списать на браконьерство и экологию.
Только строго государево око может обеспечить выполнение моратория и других правил в отрасли, признает наш собеседник. При любой прежней власти - императорской или социалистической - удавалось контролировать эту исключительно ценную отрасль. Ныне такое око в лице органов ФСБ и подведомственной ей Погранслужбы, говорят, не дает проходу браконьерам, по крайней мере, на море. Российские “бракаши”, чаще всего дагестанцы, отправляются на преступный промысел в воды Казахстана. Но и там, как известно, “контора” стала работать гораздо эффективнее. Пограничники получили скоростные суда и средства контроля, задерживают, изымают орудия лова, возвращают рыбу морю.
alt
Можно не сомневаться, тему защиты рыбных запасов и противодействия браконьерам на прошедшем саммите обсудили именно без прессы. Что уготовили, неизвестно, но намерение вернуть государству монопольное право на осетрину, можно сказать, витало в воздухе.
Кстати, читая об астраханском периоде Петра, наткнулся на любопытнейшую вещь. Царь подписал указы о запрете звонить в колокола в период нереста и об ограничении любых видов передвижения по воде в это время. Подписал - и отбыл в Петербург. Об указах известно, а вот о наказании за ослушание сведений нет. Просто нарушать не смели.

Фоторепортаж Талгата Галимова

Продолжение следует.

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 


Large Visitor Globe


Архив новостей
Ноябрь 2018 (56)
Октябрь 2018 (169)
Сентябрь 2018 (156)
Август 2018 (154)
Июль 2018 (178)
Июнь 2018 (171)

Голосование
Оцените новый дизайн


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение
Fatal error: Call to a member function _destr() on null in /var/www/vhosts/np.kz/public_html/engine/modules/main.php on line 390