“СЕРЫЕ” СХЕМЫ НА СВЕТ

ПРЕЗИДЕНТ РАСКРИТИКОВАЛ ТАРИФЫ ЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ МОНОПОЛИСТОВ

Подробнее >>>
КТО УКРАЛ ДЕНЬГИ КАДДАФИ?

ЛИВИЙСКИЕ МИЛЛИАРДЫ ИСЧЕЗЛИ НЕ БЕЗ УЧАСТИЯ АМЕРИКАНСКОГО МАГНАТА

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



Философия формы Смотри в оба

Малика Дауылбай
Героем сегодняшнего материала является молодой талантливый режиссер Адильхан Ержанов. Его фильм “Хозяева”, показанный в этом году во внеконкурсной программе Каннского кинофестиваля, впечатлил зрителей и кинокритиков. Зарубежное издание Hollywood Reporter назвал фильм главным открытием фестиваля. На сегодня у Адильхана три полнометражных фильма и несколько работ короткого метра, ему нравится снимать авторское кино, говорить со зрителем искренне и честно...

- Адильхан, в связи с успехом Вашей картины “Хозяева” на Каннском фестивале, как Вы себя чувствуете во всей этой атмосфере внимания? Насколько это безопасно для творчества?
- Чрезмерной атмосферы внимания не существует - круг тех людей, которых интересует фестивальное кино, довольно ограничен. К тому же суть режиссеров - оставаться за кадром и рассказывать истории, а те, кому нужно внимание, - это, видимо, актеры. Да и вредно долго находиться в обществе, порой одиночество более способствует творчеству.
alt
- Вы согласны с выражением, что каждое поколение творцов ответственно за то, чтобы отображать свое время разнообразием мнений и взглядов?

- На мой взгляд, любое поколение отражает свою эпоху. Безвкусные клипы, подражающее телевидение тоже отражают эпоху. Кино, которое имитирует Голливуд, выражает смысловой вакуум, в котором мы живем.
Другое дело, что творцы, как Вы выразились, должны работать вопреки своей эпохе, не просто ее отражать, а препарировать, влиять на нее и спорить с ней. Это уже стадия искусства, как это делали в свое время Тарковский, Высоцкий, Уэллс, Чаплин. Это творцы, которые сопротивлялись системе и обнаруживали смысл эпохи, ее изъяны, не боялись открыто размышлять. По сути, все поколения одинаковы и все эпохи давили индивидуальность - вопрос в том, насколько мощно было мышление художников, способных сопротивляться. Иногда это были целые волны, как во Франции, иногда просто одиночки. Иногда, и это самое безысходное, эпохи никого не рождали. Поколение сдавалось без боя. И сейчас у нас происходит некая капитуляция поколения, пока я не вижу никого, кто бы снимал честно, без оглядки на зашоренность взглядов.
- Вы неоднократно говорили о том, что в работах стараетесь отразить судьбы маленьких людей и их право на человеческое достоинство. Почему права маленьких людей, по Вашему мнению, так уязвимы?
- Любой социум состоит из индивидов, а те, в свою очередь, примыкают к определенной системе или иерархии. Вне системы нет людей - и чем более внедрен в нее индивид, тем более он успешен.
Чиновники, бизнесмены, олигархи - это представители звеньев системы, и социум зиждется именно на этой прослойке нашей своеобразной буржуазии. А те индивиды, которые не состоят или плохо внедрены в эту систему - будь то среднего класса или нищие представители, - они более интересны, потому что как бы выпадают из общественного механизма. Таких людей принято называть маленькими, или изгоями. Я их не причисляю ни к тем, ни к другим. Для меня это люди вне системы, это асоциалы, и их существование, на мой взгляд, несет больший смысл, чем у остальных, в них больше поэзии, сопротивления и честности.
Их права уязвимы, потому что общество имеет ценностную шкалу, согласно которой человечность и гуманность где-то в самом низу, а на самом верху - власть и деньги, чего у асоциалов никогда не будет. Есть социализированные общества, но наше нельзя назвать социализированным - оно очень иерархичное, кастовое, и это усиливается с каждым днем.
- В поиске своего стиля, киноязыка - какие жанры, методы и форма подачи стали наиболее близкими для Вас в диалоге со зрителем?
- Наверное, я стал больше доверять себе и пренебрегать формализмом - потому что раньше я считал стиль неким фетишем, где неотступно исследуется каждый пункт, будь то монтажная склейка или обязательный рефрен каких-то приемов. Я понял, что высшее сосредоточение формы в том, чтобы ее избегать.
К примеру, монтаж и выбор ракурса существуют прежде всего для того, чтобы не мешать самой природе экрана отражать смысл. Есть нечто более волшебное в кино, нежели формальные вещи вроде раскадровок или движения камеры, сюжетных поворотов. Это нечто - в свете, в атмосфере, в визуальных вещах, как в фильме “Пикник у Висячей Скалы” Питера Уира - там весь стиль создан из неуловимых вещей, там нет рабского следования машинальным правилам стилистики. Вот эта свобода от стиля меня увлекла и увлекает. При этом, конечно, кино - это форма, а форма - это философия. Отрицать ее невозможно.
- Сюжетная линия фильма “Риэлтор” повествует о том, что слова “родина”, “земля предков” не являются пустым звуком, а несут мощный смысл. Например, о том, что если мы не в силах создать что-то свое уникальное, но в любом случае мы несем ответственность за сохранение достояния, оставленного предками. Адильхан, расскажите, пожалуйста, о том, почему Вы выбрали именно эту тему для сюжета.
- На самом деле “Риэлтор” - это кино в пику гламурному кино, являющемуся знаковым для нашей эпохи. Даже артхаус у нас чистый и гламурный.
В моей первой работе герой нетипичен, монтаж нетипичен, цвет нетипичен. Типичен только сюжет, и в этой патетике, которую я не очень люблю, я искал ошибки, чтобы патетика звучала проще и наивнее, если это вообще возможно. И потом, тема мне нравится, потому что в этом сюжете я смог деструктурировать в некотором роде наш избитый исторический жанр.
- Ваши киноработы сняты исключительно по собственному сценарию? Отчего Вы отталкиваетесь, когда выбираете сюжет для фильма?
- Две вещи влияют на мой следующий фильм - идея и форма. Идея живет вместе со мной, процесс этот зависит от моего сегодняшнего настроения, из него я вычленяю чистую идею, к которой подбираю сюжет.
Сюжетов немного, по сути, около 40 в целом, и я просто подбираю их, как ключи к замочной скважине, идеи, которые преследует меня на текущий момент. Все это так скучно со стороны, что лучше и не рассказывать - рутинное занятие. А уж потом к сюжету подбирается форма. И самое страшное, когда все эти стыковки не работают и ты пытаешься их оживить, а иногда все двигается даже без вмешательства. Но этого почти никогда не случается.
- Противостояние системе и предложенным обстоятельствам - эти темы Вам знакомы в личной жизни, настолько близко Вы их переживаете. Герой фильма “Доживем до понедельника” сказал, что ощущение чужого страдания более остро, чем своего, такой дар рождает настоящих бунтарей и поэтов. Что из предложенного ярче характеризует Вас?
- Наверное, это совесть, когда тебе плохо, когда кому-то плохо. Совесть необходима для творчества. Она приносит боль, а боль - единственный источник для искусства.
Считаю ли я себя бунтарем? По-моему, это у нас называется лезть на рожон. Да, иногда я лезу на рожон. Если я знаю, что за мной правда, я буду лезть на рожон, чего бы это ни стоило. Мне кажется, это естественно.
- Думаю, многие Вас спрашивают о режиссерах, которые Вас вдохновляют. Есть ли в этом списке фамилии наших режиссеров и авторов? Потому как, думаю, творчество современников имеет гораздо большее влияние, оттого что мы смотрим в одну сторону и видим одинаковые события, но реагируем на них по-разному...
- Казахские авторы дидактичны. Они видят реальность субъективно, им необходимы правые и виноватые. Необходима мораль, необходимо выявить добро и зло. Я более неуверенный в действительности человек. Я ощущаю себя ежиком в тумане, и вокруг нет конкретных вещей - лишь силуэты. Потому мне ближе авторы вроде Кафки, Селинджера, Камю. Из отечественных режиссеров в детстве на меня повлияло “Жизнеописание юного аккордеониста” Нарымбетова, больше ничего.
К сожалению, наш кинематограф не настолько чествует форму, как хотелось бы - и бунтарское содержание соседствует с откровенно традиционной формой. Современные кинематографисты потеряли левизну новой волны, все мэтры той эпохи неожиданно поправели - и стали снимать прогосударственное кино. Ничего удивительного, ведь финансируется оно исключительно государством. Однако самому государству на самом деле невыгодна такая монополия - она ведет только к упадку культуры, что сейчас и происходит в кино.
- Адильхан, “Казахфильм” поддерживает молодых талантливых кинорежиссеров вниманием и делом. Однако ситуация с прокатом у нас довольно плачевная. Могли бы Вы, с Вашей точки зрения, объяснить сложившуюся ситуацию. Интересных казахстанских картин в широком прокате нет...
- Виновата ситуация. “Казахфильм” не может создавать только коммерческое или героическое кино. Есть огромный сегмент культурного, авторского кинематографа, который создает имидж Казахстану как интеллектуальной вотчине в Средней Азии. Однако, создавая авторское кино, “Казахфильм” затем вынужден от него трусливо открещиваться - потому что есть непонимание этого сегмента. На деле этот сегмент авторского кино важнее коммерческого, потому что наше коммерческое не смотрят даже у нас, предпочитая Голливуд, а фестивальное кино повышает статус нашей страны как демократической, как бы это ни звучало нелепо.
То же произошло и с моим фильмом. Я считаю, это какой-то трагифарс - “Хозяева”, полностью профинансированные “Казахфильмом”, попадают в Канны, после чего “Казахфильм” убирает лого из титров и до сих пор отрицает всякое участие в нем. Понимаете, настолько сильно предубеждение перед авторским кинематографом, что разыгрывается весь этот недостойный спектакль. Хотя это очевидно - успех для студии. Надеюсь, все же здравый смысл возобладает, и мой фильм выпустят в прокат - однако без резонанса в нашем пассивном обществе такое вряд ли возможно.
- Расскажите немного о будущей картине “Алиюша”. Это будет полнометражный фильм? Над чем Вы сейчас еще работаете?
- Это история про девочку, которая на заброшенном заводе перевоспитывает беспризорников. Вполне жизнеутверждающая история. Мне гарантировал запуск фильма “Казахфильм”, я работал над ним целый год, но, к несчастью для проекта, я попал в Канны, и теперь запуск обречен.
Скорее всего, эти деньги теперь пустят на сериал про домохозяек или очередную развлекательную комедию про чабанов. Однако я готов и к такому раскладу - у меня есть преданная команда ребят (безработных выпускников Жургеновки), и мы снимем даже без денег - пусть чиновники только разберутся, что им нужно - кинематограф или иллюзия кинематографа.

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 


Large Visitor Globe


Архив новостей
Ноябрь 2018 (56)
Октябрь 2018 (169)
Сентябрь 2018 (156)
Август 2018 (154)
Июль 2018 (178)
Июнь 2018 (171)

Голосование
Будете ли Вы оформлять подписку на сайт, если сайт станет платным


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение
Fatal error: Call to a member function _destr() on null in /var/www/vhosts/np.kz/public_html/engine/modules/main.php on line 390