11 февраля 2005 № 06(350)
    Люди

Тридцать лет спустя
Этот мавзолей я увидел впервые в 1975 году.
Тридцать лет назад от этого шедевра зодчества оставался лишь один западный фасад, и то не в полном объеме. Тогда, еще будучи студентом факультета журналистики КазГУ, я не предполагал, что к этому мавзолею судьба меня приведет много-много раз...
Dалее

     60 лет Великой Победе

Остаюсь солдатом
своей Родины

Незаметно пролетело полвека. Еще год, еще пять, еще... Мне пошел восемьдесят второй год. Многих товарищей, с которыми учился в летной школе, бок о бок сражался, уже нет. Нет лучших моих друзей - Миши Максименко и Саши Носатенко. Время делает свое дело, но пережитое не меркнет в сознании.
...Был у меня в экипаже воздушный стрелок, рядовой Алексей Ильич Жиляков. Выше среднего роста, кряжистый парень, он не раз выручал меня в бою. Алексей был немногословен, но всегда точно подсказывал мне, как лучше уйти из-под атаки “мессера”. Ведь мне, в передней кабине самолета, не видно было, если сзади атаковали истребители врага. А Алексей все видел, и вовремя открывал огонь по “мессерам”. Глаз у него был меткий. В бою вел себя хладнокровно, мужественно, расчетливо...
Сам командир полка гвардии подполковник Петр Федотович Федотов вел “девятку”. Мы шли под самой кромкой облаков. С минуту на минуту должны были показаться фашистские танки, находящиеся в резерве, готовые к броску на передовую. Фашистские зенитчики молчали. Мне это показалось очень подозрительным, только потом дошло до меня, что они просто пристрелялись к кромке облаков и ждали удобного момента для открытия огня. Вот и цель. Наш ведущий группы начал маневрировать, делая отвороты в сторону, меняя курс и высоту. А зенитки молчали. Когда мы вошли в пикирование, они открыли огонь. Вижу, один самолет из нашей группы на какое-то мгновение застыл на месте, потом в пологом пикировании пошел к земле, оставляя за собой полосу черного дыма. Это был Василий Тихонович Лаврентьев. Бомбы сброшены, произведен залп из “РС”. На выходе из пикирования наша группа подверглась нападению истребителей “Ме-109”. Пара “мессеров” ринулась на меня (я летел правым замыкающим). Прицельной очередью из УБТ (пулемет универсальный, Березина, турельный) Алексей отбил атаку одного “худого” (так мы называли “Ме-109”). Второй все же зашел в хвост.
- Командир! “Худой” за хвостом! Ловлю момент, маневрируй! - возбужденно передал Алексей.
Холодок прошел по спине. Чувствую, еще несколько секунд и его пушечная очередь наверняка прошьет мой “Ил”. Я хорошо представляю - это же мгновения! Какая-то секунда! Именно эта секунда может решить исход боя. Очень малое время. Все же Алексей нашел эту секунду, и его УБТ короткими, прерывистыми очередями застучал.
Сам веду самолет, отклоняя его то вправо, то влево со скольжением. И думаю: “Молодец, Жиляков! Хладнокровно, по-снайперски поймал “худого” и срезал”. Тут же представил себе, как фашистский летчик решил воспользоваться той нужной секундой, чтобы разделаться с нами. Однако ему не хватило именно той секунды, чтобы нажать на гашетку. Вместо этого, после короткой очереди Алексея, он, неуклюже клюнув носом, завалился на бок, в дыму и огне устремился к земле. Это один из эпизодов наших боевых вылетов.
...В середине 1946 года Алексея с группой сержантов перевели в Кутаиси. Так наши пути-дороги разошлись.
В 1979 году через Кинель-Черкасский РВК Куйбышевской области я разыскал Алексея (он родился в с.Семеновка Кинель-Черкасского района). Написал ему письмо в г.Канибадам Таджикской ССР и, установив связь, переписывался. В 1982 году навестил его. Встреча была очень приятной. Он находился во втором браке, жену звали Нина. От первого брака был сын, который жил с матерью. Ночь мы провели в воспоминаниях. На следующий день он пригласил меня на завод, где работал мастером, познакомил с руководством завода.
В 1985 году встретились на традиционной встрече ветеранов 5-й гвардейской Запорожской орденов Красного Знамени, Суворова штурмовой авиационной дивизии в г.Подольске Московской области. Четыре дня были вместе, как бывало в войну, на пятый день перед отъездом я в жесткой форме высказал Алексею свои тревоги по поводу его чрезмерного увлечения горячительными напитками. По всему было видно, что мое замечание ему не понравилось.
С тех пор я получил всего одно письмо и больше ни одной весточки. Писал в г.Канибадам в адресный стол - никакого ответа. Меня волнует его дальнейшая судьба. Тогда, в 1985-м, он сказал: “Командир, я как был солдатом Родины, таким и остался. За меня не беспокойтесь”.

Байзулла Акижанов,
в прошлом летчик-штурмовик
 

Он погиб
под Граево

Всего 22 года суждено было прожить офицеру Советской Армии, младшему лейтенанту Беккоже Какимжанову. По рассказу очевидцев, из архивных документов выяснилось, что он прожил их достойно. Этих лет ему и хватило, чтобы совершить боевой подвиг
Беккожа Какимжанов родом из Алексеевского района бывшей Акмолинской области, ныне столицы Казахстана Акмолы - Астаны.
Перед началом войны он работал инструктором тогдашнего Сталинского райкома партии. Членом партии был с 1932 года. На фронт ушел добровольно.
Летом Беккожа был направлен в Томск в военное училище. После окончания его в звании младшего лейтенанта был направлен на фронт. Беккожа прислал только одно письмо перед отъездом на фронт младшему брату, где писал: “Дорогой брат Ануарбек, вот окончена офицерская школа, еду на фронт. Я рад, что нашел свое место в жизни. В моих мыслях нет страха, знаю одно, что благородная смерть дается человеку лишь один раз. Верим, что фашистов все равно разобьем, а если придется погибнуть, умру не трусом”. Это военное пожелтевшее письмо до сего времени бережно хранится в домашнем архиве бывшего ректора Алматинской высшей партийной школы, ныне покойного Ануарбека Какимжанова.
Так оно и было: в решающую минуту Беккожа отдал в бою за освобождение небольшого польского города Граево жизнь.
О гибели брата Беккожи Ануарбек узнал лишь только в 1970 году. На имя Ануарбека Какимжанова из Народной Республики Польши пришло приглашение на празднование 25-летия Победы над фашизмом и освобождения польского города Граева. От местных жителей он узнал и о героическом подвиге советских воинов.
В 1944 году, вспоминали жители этого города, за освобождение Граева шли упорные бои. Взвод - 15 воинов под командованием младшего лейтенанта Беккожи - сражался с фашистами, превосходящими своей численностью. Несколько суток отбивали солдаты яростные атаки врагов. Много раз пытались фашисты прорвать оборону наших бойцов и без конца отступали назад. Солдаты Советской Армии стояли насмерть, несмотря на критическое положение взвода, проявляли беспримерную стойкость и славный героизм, оставаясь до последнего вздоха верными своему воинскому долгу, присяге.
В одной из атак гитлеровцев Беккожа был ранен в плечо и голову, атака фашистов была отбита.
Когда местные поляки подсчитали убитых солдат, их было 200.
Польский город Граево был освобожден Советской Армией от фашистов. На братской могиле польского города Граева есть памятник солдату Советской Армии: с обнаженной головой он низко склонил боевое Красное знамя над мраморными плитами могил воинов и партизан, погибших за освобождение этого города.
Вот имена советских воинов:
- Михаил Абрамович;
- Виктор Кобелев;
- Василий Горисарин;
- Иван Тарадаса;
- Николай Щулик;
- Виктор Семенов;
- Иван Токарев и многие безымянные могилы.

Жители города не забывают тех, кто отдал жизнь за свободу и независимость Польши. Сюда приходят и старые, и молодые. На плитах цветы, розы, молчаливая благодарность живых.
Именем советского офицера, нашего земляка Беккожи Какимжанова названа средняя школа в Граево.

Каирбек Отарбаев,
постоянный автор “НП”
(Факты и материалы взяты из семейного архива Какимжановых)
 

Орден Славы
За самоотверженные и решительные действия в боях с гитлеровскими захватчиками десятки тысяч солдат и сержантов были награждены орденом Славы. Орден Славы был учрежден Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 ноября 1943 года. Орден солдатской доблести в трех степенях вручался последовательно, начиная с низшей, III степени. Металлы, из которых изготовлены знаки ордена - золото, серебро, - подчеркивают вечность народной памяти о воинах-героях, возрастание признательности к тем, кто совершал новые подвиги на поле боя. За годы Великой Отечественной войны 868 тысяч человек удостоены ордена Славы III степени, 46 тысяч получили по второму ордену и только 2532 воина - все три степени ордена.
Среди воинов-казахстанцев - кавалеров всех трех степеней ордена Славы 136 человек - представители многих родов войск и специальностей, рядовые и командиры отделений, расчетов и экипажей, помощники командиров взводов, старшины рот.
Примечателен такой факт. Среди награжденных орденом Славы имеются всего четыре человека, которые удостоились этой награды четыре раза. Один из них наш земляк - гвардии старшина Исабаев Темиргали. Родился в 1920 году в сельхозартели Сарой Каратальского района Талды-Курганской области. Двадцатилетним ушел в армию. В боях с немецко-фашистскими захватчиками участвовал на Центральном, Южном, Северо-Кавказском, 3-м Белорусском фронтах, а также в составе отдельной Приморской армии.
...Весна 1944 года была в полном разгаре. Земля покрылась зеленью. С моря налетел теплый ветер. Войска отдельной Приморской армии готовились к решительному штурму обороны противника в Крыму. В ночь на 11 апреля войска армии перешли в наступление и утром освободили Керчь. В этих боях отличились воины 32-й гвардейской Таманской Краснознаменной стрелковой дивизии. В первых рядах шел наводчик противотанкового ружья гвардии старший сержант Исабаев. Вот он ворвался в пригородный поселок и увлек за собой товарищей. Враг открыл неистовый огонь из всех видов оружия. Большой урон нашим подразделениям наносил фашистский снайпер. Темиргали стал внимательно осматривать вражеские позиции, пытаясь отыскать снайпера. Вскоре обнаружил его и с первого же выстрела сразил наповал. Через некоторое время группа воинов остановилась перед домом, где засели немцы. Исабаев подполз к дому и забросал его гранатами. Восемь гитлеровцев были уничтожены. После освобождения Керчи на груди отважного воина засверкал орден Славы третьей степени.
Наступление продолжалось. Земля Севастополя была обагрена кровью советских людей. Теперь эта святая кровь звала их на штурм к отмщению.
2-му стрелковому батальону было приказано овладеть высотой “Безымянная”. 16 апреля завязался ожесточенный бой. Находясь в боевых порядках стрелковой роты, старший сержант Исабаев первым поднялся в атаку и достиг вершины высоты. Установив ПТР, он расстреливал отступающих гитлеровцев, уничтожив при этом шесть немецких солдат.
17 апреля войска отдельной Приморской армии вышли на подступы к Севастополю. Немцы яростно сопротивлялись. На Сапун-горе они оборудовали четыре линии траншей. Подступы к ним заминированы. Но сдержать наших гвардейцев уже ничто не могло. После полуторачасовой артиллерийской подготовки штурмовые группы двинулись вперед. В одной из них находился гвардии старший сержант Исабаев. Вот уже пройдена первая, вторая траншея. Дальнейшему продвижению мешают пулеметы врага, свинцовым дождем поливающие атакующих. Исабаев продвигается вперед, выбирает удобную позицию и открывает огонь. Меткими выстрелами из ПТР он уничтожил четыре вражеских пулемета с расчетами, вывел из строя три зенитные установки. Штурмовая группа выполнила поставленную задачу.
9 мая 1944 года Севастополь был освобожден. За личное мужество, героизм, инициативу, проявленные в боях за город-герой, гвардии старший сержант Исабаев был награжден орденом Славы второй степени.
Близился конец войны. В Восточной Пруссии Исабаева перевели в 18-ю отдельную разведроту. Он, как и прежде, действовал смело и решительно. 16 апреля 1945 года ему с группой товарищей было поручено разведать силы и средства врага в районе местечка Гернау. Незаметно проникнув в село, разведчики обследовали почти половину домов. И вдруг из окон соседнего здания раздались автоматные и пулеметные очереди. Разведчики притаились. Немцы, постреляв, успокоились. И тогда Исабаев принял решение: разделиться на две группы и атаковать дом с двух сторон.
Ночь была темной. Слабый ветер не мог разогнать облака, и лишь на мгновение луна осветила близлежащие строения. Но и этого оказалось достаточно, чтобы наметанным взглядом определить направление атаки. Разведчики бесшумно сняли охрану и внезапно ворвались в дома. Не ожидая такой дерзости, гитлеровцы растерялись. В этой короткой схватке отважные гвардейцы истребили девятнадцать гитлеровцев, из которых семь уничтожил командир группы старшина Исабаев. Сорок фашистов попали в плен. Разведчики захватили восемь автомашин, два мотоцикла, станковый пулемет и четырнадцать винтовок. “Смелый разведчик достоин правительственной награды - ордена Славы первой степени”, - так писал в представлении командир разведроты старший лейтенант Пигалев.
За мужество и отвагу, проявленные в боях в Восточной Пруссии, гвардии старшине Исабаеву был вручен орден Славы первой степени.
В конце апреля 18-ю отдельную разведроту перебросили в район Кенигсберга. Здесь гвардии старшина Исабаев отличился снова.
За подвиг у стен Кенигсберга гвардии старшина кавалер орденов Славы всех трех степеней Темиргали Исабаев был награжден Золотым орденом Славы I степени повторно.
Кавалер четырех орденов Славы, ордена Отечественной войны II степени, Красной Звезды и десяти боевых медалей гвардии старшина Темиргали Исабаев был участником Парада Победы в Москве 22 июня 1945 года.

Тлеу Кульбаев,
доктор исторических наук, профессор
Ведущая полосы Галина Галкина
Вернуться назадОбсудить в форуме

     О газете
     Контакты
     Подписка
     Письмо
     Поиск