11 марта 2005 № 10(354)
    Люди

Призвание - Комиссар

Из начала XXI века мы, всматриваясь в те сороковые ХХ века, думаем, что психологи когда-нибудь откроют феномен массового бесстрашия, проявленный девушками времен Великой Отечественной войны, невоеннообязанными, которых никто даже мысленно не посмел бы осудить, если бы остались они дома под опекой родителей. А секрет этого, по-моему, до удивления прост: все, что делалось в стране, волновало и радовало не только взрослое население, но и подрастающие поколения, которым в будущем предстояло взять судьбу Родины в свои руки

В 1945 году в г. Москве умерла жена моего друга, Владимира Михайловича Тупикова, Клавдия Ивановна - человек прекрасной души, которая в первый же день войны пошла в райвоенкомат и попросилась на фронт. После ее похорон, когда я собирался уезжать в свою часть в г. Гомель, Владимир показал мне ее довоенный дневник, который она вела втайне от самых близких, писала она, как об огромной личной радости, что сдан в эксплуатацию ДнепроГЭС, что сдана новая школа в городе Нижнеудинске, как о личном горе - о кончине Серго Орджоникидзе, об убийстве Сергея Мироновича Кирова, о гибели Валерия Чкалова, Полины Осипенко с Анатолием Серовым.

Х. Доспанова, славная летчица, участница ВОВ,
секретарь ЦК ЛКСМ Казахстана

Понятие “Родина” было для Клавы кровным, личным. Поэтому стремление ее и сверстниц на фронт было естественным, как дыхание, и таким же естественным кажется мне сегодня, из 2005 года желание сберечь ее, защитить, спасти. Помочь.
Наверное, это последнее и было главным для летчика - комиссара Ирины Дрягиной, чувствовавшей себя старше своих ровесниц.
В 20 лет Ирина Дрягина стала комиссаром эскадрильи в знаменитом 46-м гвардейском Тамольском орденов Красного Знамени и Суворова бомбардировочном авиационном полку ночников, единственным в полку летающим комиссаром.
После войны жена моего однополчанина Александра Хомелько - Герой Советского Союза Ирина Себрова, рассказывая про Ирину Дрягину, говорила: “Ирина вошла в жизнь летчиц так легко и незаметно, будто мы не первый год были вместе. Забот у нас в те дни хватало. Перед Ириной проходили десятки девушек. И прежде всего разность биографий, характеров. С непривычки кое-кому армейская жизнь показалась сущей каторгой. Да в той обстановке и немудрено было загрустить по домашнему очагу, по вольготной школьной или студенческой жизни. И когда кто-то из девчат хандрил, рядом всегда была комиссар Дрягина. Она умела подойти к человеку, найти нужное слово, порой ласковое, а иногда и строгое, чтобы подбодрить, вселить надежду. От улыбок Ирины становилось легче на душе, а ее требовательность подтягивала девчат...”
Для нее, Ирины Дрягиной, Родина начиналась с Волги. В детстве всей семьей плавали на барже. Отец был волжским матросом, потом капитаном непарового судна. От Саратова до Астрахани берега ей были знакомы. Мир открывался девочке людским разнообразием, тревожным пением пароходных гудков, чувством товарищества...

В.Торгачиева - капитан медицинской службы,
военврач

В 1941 году, узнав, что знаменитая Марина Раскова формирует из бывших пилотов ГВФ и инструкторов аэроклубов женский авиаполк, Ирина поехала в г. Энгельс.
И вот большеглазое, милое и такое знакомое по фотографиям в газетах лицо показалось Дрягиной суровым.
- Мы готовим к фронту уже опытных пилотов, имеющих опыт полетов в облаках, ночью и по маршруту.
В это время женщина, сидевшая рядом с Мариной Расковой, спросила Ирину:
- Комсомолка?
- Нет. Член партии. Стаж два года.
- Это прекрасно, - улыбнулась женщина. - Нам комиссар нужен. В эскадрилью.
- Но я летать хочу! Зря ли в аэроклубе училась?
- Будешь летать. Научим, - сказала Раскова...
Так в свои 20 лет Ирина Викторовна Дрягина стала комиссаром эскадрильи.
В мае 1942 года после нескольких тренировочных полетов вместе с полком отправилась на фронт.

А. Скороходова - лейтенант медслужбы 443 МСБ

Рассказывая о первых шагах комиссара Дрягиной, Ирина Себрова говорила: “Ирина была тем комиссаром, который так и не научился приказывать, но ее слово “пожалуйста” выполнялось всегда беспрекословно. Возможно потому, что она была единственным в полку летающим комиссаром. Летать она любила. Заложена в ней была какая-то основательность, скорее всего, гармония, согласованность всех поступков с совестливостью.
Как-то Дрягина предложила летчицам АЭ обучать штурманов пилотировать самолеты. К предложению комиссара отнеслись без энтузиазма: “Зачем штурманам летать? Им и так в полете дел по горло и пусть каждый занимается своим делом, так оно лучше”. Позже, когда погибла летчица Евдокия Носам, и ее штурман Ирина Каширина привела самолет на свой аэродром, поняли все в эскадрилье и в полку тоже смысл предложения никогда не тратившей попусту слов комиссара Дрягиной...”
...Летом 1942 года полк прибыл на фронт в район Донбасса. В первом же боевом вылете погибли командир АЭ Любовь Ольховская и ее штурман Вера Тарасова. Дрягина в те дни ходила сама не своя. Вероятно, она как комиссар винила и себя в гибели подруг. Дрягина всегда чувствовала себя лично причастной ко всему, что происходило не только в ее АЭ, но и в полку. Ирина Дрягина всегда была среди людей, всегда в хлопотах, всегда в заботах. Днем, когда летный состав отдыхал, она бегала по комиссарским делам, а ночью летала наравне со всеми.
Ирина Себрова поведала мне, что однажды, вернувшись с боевого задания, Дрягина произвела посадку в стороне от посадочного “Т” на довольно приличном расстоянии. Потом выяснилось, что при бомбометании по цели не сработал бомбодержатель и одна бомба не сбросилась. Дрягина решила посадить самолет подальше от “Т”, чтобы в случае взрыва бомбы осколки не задели бы товарищей на СКП. Однажды в одну ночь экипаж Дрягиной - Гельман совершил шесть вылетов на станцию Прохладная.

М. Фалькова - военврач медсанбата

“В ночь на 6 ноября 1942 года экипаж Ирина Дрягина - Полина Гельман разбомбил склад ГСМ у населенного пункта Кадгорон, - рассказывала Себрова. - Пожар не прекращался всю ночь. Успешно бомбили они и другие сильно укрепленные пункты - Ищерскую, Кизляр, Малгобек, Терскую и др. За участие в этих боях Ирину Дрягину наградили орденом Красного Знамени”.

Н. Новикова - младший лейтенант мед. службы,
парторг МСБ

В своих воспоминаниях Герои Советского Союза - однополчанки Дрягиной Лариса Литвинова, Екатерина Рябова, Мария Чеченева - пишут, что она жила и летала с азартом. Всегда спешила налетать побольше, побольше сделать. Как комиссар эскадрильи она проводила политзанятия, беседы, постоянно что-то придумывала, искала новые формы работы - голова ее всегда была полна идей. Она была организатором первых литературных диспутов, наладила выпуск литературно-художественного журнала в полку.
В июне 1943 года Дрягину перевели в 9-ю гвардейскую истребительную дивизию помощником начальника политотдела по комсомолу. В новой дивизии служба началась с конфликта с командиром одного из полков, дважды Героем Советского Союза Александром Покрышкиным.
- Почему в брюках? - сурово спросил он приехавшего к ним в полк молодого капитана с мальчишеской стрижкой и предательски девичьим румянцем.
- Мне так удобно, товарищ полковник, - краснея ответила Ирина.
- У себя в полку чтобы я такого не видел!
В новой дивизии Дрягину очень скоро прозвали “комсомольский бог”.

Н. Новикова - капитан медицинской службы,
военврач медсанбата

В своей книге “Небо войны” Александр Иванович Покрышкин пишет, что Ирина Дрягина была необычайно популярна среди молодежи благодаря своим неистощимым затеям. Секрет ее прочного контакта с людьми заключался прежде всего в том, что она всю себя без остатка отдавала людям, так как видела в этом смысл собственной жизни. “Меня всегда восхищали скромность Ирины, ее такт, умение никогда не выдвигать себя на первый план, - говорила Ирина Себрова, - она никогда не говорила и не писала о себе, а всегда о товарищах, об их победах, об их трудностях”.
После войны Ирина Викторовна Дрягина окончила с отличием “Тимирязевку”. Работала агрономом, накопила опыта. Поступила в аспирантуру МГУ им. Ломоносова, а через три года блестяще защитила диссертацию на звание кандидата биологических наук. А 5 января 1972 года Ирина Викторовна Дрягина блестяще защитила диссертацию на звание доктора сельскохозяйственных наук. На защите были “девчата” из 46-го знаменитого Таманского полка - кому позволило здоровье. Была и Ирина Федоровна Себрова. “Тогда я вспомнила нашу совместную полковую жизнь и передо мной во всей полноте раскрылось понятие “настоящий комиссар”, - сказала Ирина Федоровна Себрова.

Байзулла Акижанов,
председатель комиссии по увековечению памяти защитников Родины Алматинского городского совета ветеранов войны и пенсионеров
Женщины-воины Великой Отечественной войны в фотографиях 1942 года Центрального государственного архива кинофотодокументов и звукозаписей РК
Вернуться назадОбсудить в форуме

     О газете
     Контакты
     Подписка
     Письмо
     Поиск