9 февраля 2007 №5 (453)
     Сказка странствий

Владимир Степанов, капитан яхты “Пионер”
Наш южный океан

Среди большого количества спортивных трофеев Казахстана есть один необычный для нашей центральноазиатской страны морской кубок, за обладание которым в свое время велись грозные баталии среди яхтсменов всего Каспийского региона, а также Поволжья, Дона. Кубок, проводившийся под двумя весьма актуальными и сегодня девизами: “Каспий - море дружбы” и “За экологически чистый Каспий”. Это “Золотой Нактоуз”

Как ни смотри, для яхтсменов зима - это, увы, мертвый сезон. Как гигантские морские черепахи, яхты выползли на пляж на своих колесных киль-блоках и замерли на долгих восемь месяцев на небольшой полоске берега, где расположен яхт-клуб “Бриз”. Клуб находится в Актау, в бухте у мыса Мелового. Бывает, как задует холодный пронизывающий норд-вест, да с дождем и снегом. В такую погоду собаку на улицу не выгонишь - лучше посидеть с друзьями в кают-компании у самовара и под доносящийся шум прибоя и завывающий свист ветра в такелаже яхт неспешно вспомнить и обсудить события и дела прошедшего сезона, сделать кое-какие выводы и подумать о планах на будущую навигацию.
Вот он - наш забытый герой - пылится на полке... Ощетинившийся ручками полуштурвала, как татуировками, покрытый автографами капитанов-победителей, кубок, известный в парусных кругах как “Золотой Нактоуз”, своим блеском все еще излучает накопленное тепло яхтсменов Актау, Баку, Махачкалы, Бекдама, Астрахани, Волгограда, Волжска, Тольятти и Волгодонска, когда-то державших его в руках...
Парус в нашем городе появился давно, почти сразу после его основания. Когда еще на почтовых конвертах в графе “куда” писали даже не Шевченко, а Гурьев-20 или Махачкала-40. Самую первую крейсерскую яхту, ярко-желтую легендарную “Гренаду”, построил своими руками в 1973 году Анатолий Давыдович Панченко. Никто не верил, а он взял и построил. Потом были “Мечта” (Г.Гребенков), “Нерпа” (В.Шокорев), “Синега” (Н.Гречков), “Сольвейг” (И.Горохов), “Мария” (В.Фомин).
Первые регаты, скорее, походили на дальние спортивные плавания, так как участников объединял только шумный помпезный старт. Потом кто-то шел на Махачкалу, кто-то - на Баку или Астрахань. Через месяц все собирались и в теплой дружественной обстановке рассказывали о своих приключениях. Победителями себя ощущали все - сумели вырваться и отвести душу на море. Золотое время! Детство, так сказать, нашего яхтинга.
Но для проведения настоящих спортивных регат требовалось нечто большее: единый маршрут, четкое судейство с точным замером времени прохождения этапов, гоночный балл для каждого участника, мандатная комиссия, призовой фонд. Все эти вопросы удалось решить в одиночку в 1987 году мастеру спорта, капитану яхты “Беда” Альберту Васильевичу Пиленкову.
Наш экипаж: А.Пиленков, А.Хисмутдинов, С.Иванов, В.Степанов - тогда, в первой крейсерской регате, был первым. “Беда” - четвертьтонник таллинской постройки - умудрилась обойти двух опытных полутонников: тольяттинских “Корсара” (кап. В.Мальнев) и “Еву” (кап. А.Давыдов).
Маршрут: Актау - Баутино - Махачкала - Актау - Баутино, 500 миль по генеральному курсу. Через море гонка была штормовой. На Махачкалу проскочили за 27 часов, на Актау - за 31. До сих пор это своеобразный рекорд. Для меня это был первый спортивный бой. Бой с собой, с воображаемым соперником, бой с бушующим морем. Альберт и Анвар (оба мастера спорта) показали нам с Сергеем, что значит выжать из лодки и из себя все, что нужно для победы.
Ночью во время шторма поймали сильнейший удар - щелчок в левый борт, яхта летела узлов 10. Сергей и содержимое бортовых рундучков, как от пушечного удара, вылетело в правый борт каюты и разлетелось, растеклось, разбилось и разоралось истошным грохотом.
- Мачту потеряли!!! - завопил Серега.
Думаю про себя: что же будем ставить посреди моря? Выглянули в кокпит. Мачта стоит, а Альберта и Анвара... нет. А лодка продолжает лететь, кренясь на 45о и ныряя в овраги между гребнями громадных волн. Ночь, ничего не видно.
- О, черт! Что же теперь будет! Потеряли ребят...
Только минуту спустя, выскочив в кокпит и присмотревшись, разглядели наших товарищей, барахтающихся справа по борту - они успели обвязаться страховочным концом. Кое-как их вытащили и поставили штормовой стаксель. Надо передохнуть и успокоиться...
Главным призом нам за победу досталась хрустальная ваза. Ее торжественно вручил в порту Баутино Федор Игнатов - главный редактор “Казахстанской правды”. В то время газета часто брала на себя функцию организатора и учредителя новых инициатив.
Вот мы и подошли к проблеме главного символа соревнований. Дело в том, что на следующую регату Федор привез десять комплектов призов. Это были плоская тарелка-поддон и узкая вытянутая ваза для цветов. Сделанные из керамики и обильно украшенные казахским орнаментом. В центре обоих изделий красовался черный силуэт яхты. Во! Спецзаказ. Вручили призы всем - и победителям, и побежденным. Оно, конечно, радостно, но непонятно, за какую именно вазу или тарелку развернется борьба в следующую регату? Стало ясно, что срочно нужен единый символ, единый приз, единый кубок. Нужен кубок Каспийского моря.
И вопрос этот оказался совсем непростым. Все варианты сводились к традиционным виновмещающим ручкоушастым формам. От такого кубка морем не пахло... И решил я обратиться к комсомольцам Прикаспийского горнометаллургического комбината. Вожаком у них был Борис Гринблат. Тот рассеянно выслушал, взял варианты эскизов, обещал подумать и... через пару недель победителем в конкурсе на лучший проект кубка оказался... Александр Шумихин, дизайнер из Алма-Аты. Когда Саша показал чертежи, мы сразу поняли - это то, что надо! Стиль ампир. Называться будет “Золотой Нактоуз”. Это действительно был небольшой нактоуз с лучисто расходящимися рукоятками полуштурвала. На лицевой стороне щиток с контурами Каспийского моря и ободком на верхней части с его названием. Золото заменит напыление нитрита титана. Изготовить кубок взялся мастер инструментального цеха РМЗ, капитан яхты “Кулыга” Игнат Киенко. Он потом рассказывал, что толщина стенок кубка 2 миллиметра. А выточен он был и снаружи и изнутри из 25-сантиметровой болванки нержавеющей стали. Для нашего кубка - не жалко!
Апогей Кубка Каспия пришелся на 1990-1991 годы. Агитировать каспийских яхтсменов особо не требовалось, а вот ребята с Поволжья открыли для себя южный океан. “Какие у вас просторы!” - стонали они от зависти. Каспийская регата стала настоящей школой для обкатки экипажей и выращивания думающих, смелых капитанов.
Маршруты регаты: Актау - Баутино - Махачкала - Бекдаш - Актау, 650 морских миль. География участников самая обширная. Тут были и “Персей” (кап. Н.Таламаков), “Вирго” (кап. О.Гончаренко), “Альфа” (кап. А.Галлиуллин) из Баку, “Зурбаган” (кап. Г.Яковлев) из Бекдаша, “Мираж” (кап. Мелехов), “Надежда” (кап. З.Цомаев) из Махачкалы, “Комсомолец” (кап. Ворожбан), “Грация” (кап. А.Бастрыкин) из Астрахани, “Аверс” (кап. Коломойцев) из Волжска, “Славутич” (кап. Б.Чернов) из Тольятти, “Тихий Дон” (кап. Паневин) из Волгодонска. Наши: “Альтаир” (кап. А.Пиленков), “Пионер” (кап. В.Степанов), “Мария” (кап. Г.Гребенков), “Сталкер” (кап. А.Аверкиев) и многие другие. Достаточно сказать, что на старте было более 30 яхт-участниц и провожающих. А в окружении шныряющих вокруг “Лазеро” - “Кадето” - “Оптимистических” мальчишек из ДЮСШ все это превращалось в большую белокрылую стаю порхающих и барражирующих парусов на фоне ослепительно сверкающего южного моря. Красиво. Для жителей Актау первый этап гонки всегда проводили по большому олимпийскому треугольному маршруту на траверзе города. Участников регаты везде тепло принимали и были готовы помочь всеми средствами. Молодцы, ребята. Так держать!
А вот “Золотой Нактоуз” стал путешественником. Сразу от нас ушел. Невзирая на усилия наших капитанов первый автограф победителя поставил на нем экипаж яхты “Славутич” (кап. Б.Чернов), и кубок Каспия на год уехал в Тольятти. В 1991 году его завоевал экипаж яхты “Вирго” (кап. О.Гончаренко), и он уплыл в Баку в ВВМККУ имени Кирова к военным морякам. Олег (капитан) сказал, что думает переехать в Ленинград. Ну что ж, кубок переходящий - владей год. Так “Золотой Нактоуз” оказался на берегах Невы.
Интересная история случилась и на следующий год, когда надо было переправить кубок на Каспий. Капитан попросил группу курсантов, летящих в Баку, захватить с собой и кубок. Но в аэропорту их заставили проходить таможню (уже появились границы).
- И куда же это вы, товарищи курсанты, вывозите из России такой большой кусок золота, да еще и без документов и вот так вот демонстративно открыто. Вы за кого нас тут принимаете? Стоять!
- Да никакой он не золотой. Это просто напыление. Спортивный кубок и всего-то.
- А нет! Вот сами читайте - “Золотой Нактоуз”. Золотой! Ну вы даете. Кто из вас старший?..
Посадка застопорилась, группа большая, курсанты кубок не отдают. Таможня тоже упорствует. Возникла опасность задержки рейса. Наконец общими усилиями руководство таможни снизошло к сложившейся ситуации и согласилось, что кубок “Золотой Нактоуз” все же больше принадлежит Каспийскому морю, а не Балтике, и наш путешественник вновь оказался в Актау.

Справка “НП”

Нактоуз - это специальная подставка-тумба, внутри которой располагается компас. Изготовляется из прочных немагнитных материалов или дерева. Почти не уступает в символике компасу, ибо так же, как и он, постоянно находится перед глазами рулевого.

К сожалению, в дальнейшем он прочно закрепился в нашем городе. Невзирая на наши усилия регаты становились все скромнее и скромнее. Перестали приходить заморские гости, да и маршрут сократился до прибрежного каботажа от бухты Кендирли до Баутино, в лучшем случае. Небольшой всплеск произошел в 1996 году на волне, которую всколыхнул Е.А.Гвоздев, когда он вернулся из своего первого кругосветного плавания на яхте “Лена”. Ажиотаж и восторг были настолько сильны, что IX Каспийская регата, посвященная Гвоздеву, прошла опять с гонкой через море на Махачкалу. Отличная была регата. Хороший, как оказалось, последний прием оказали яхтсмены и активисты Дагестана. Наш дядя, Заурбек Цомаев, Декабрь Бейбутов, Руслан Гусаров и другие.
Х регата по этому же маршруту на следующий год прошла уже гораздо прохладнее - сказывалась обстановка на Кавказе...
В наш свободный спортивный мир парусов все чаще стали внедряться тормозящие инициативы пограничников, таможенников, портовых властей, а теперь и военных моряков. Мы стали тонуть в море самых разнообразных разрешительно-запретительных бумаг. Каспийские регаты плавно превратились просто в клубные соревнования. В этот период 5-кратным обладателем “Золотого Нактоуза” стал экипаж яхты “Сталкер” (кап. А.Аверкиев). Экипаж семейный, сильный. Но хорошей борьбы и достойных соперников, увы, не было.
Когда в 2003 году на втором этапе на Баутино вышли всего две яхты - “Катюша” (кап. О.Воропаев) и “Пионер” (кап. В.Степанов), - всем окончательно стало ясно, что это просто профанация и “Золотой Нактоуз” умер... Нет, сам кубок и через 10 лет будет таким же (он же из нержавейки), а вот регата, спортивная борьба, яхтсмены, яхты стали уходить в небытие...

Тот самый “Золотой Нактоуз”

Что такое парусный
спорт сегодня?

Мировой парусный спорт отличается от нашего как небо от земли. Когда соприкасаешься с результатами их спортивных достижений, охватывает невольный восторг и восхищение. Когда же через некоторое время оглядываешься на наш уровень, становится ясно - каменный век... И ровно на столько же падает настроение.
Конечно, парусный спорт дорогой (яхты стоят десятки и сотни тысяч долларов), опасный (да, можно погибнуть), не массовый (по сравнению с футболом), но, господа, он престижен до чрезвычайности.
Возьмем для примера Францию. При 57 миллионах населения парусным спортом занимаются почти 6 процентов, это более 3 миллионов яхтсменов. Соревнования проводятся круглый год. Отдельные отрасли промышленности прямо работают на производство яхт. Лучшие инженерные умы считают за честь блеснуть в яхтном дизайне. Одна группа Жана Фино чего стоит в выдаваемых ею яхтат в дивизионе “Open-60”. 60 - это футы, то есть 18-метровые яхты. Все остальное - фантазируй как угодно. Здесь и качающиеся кили, и широченные швертботные корпуса, и бешеная парусность до 500 квадратных метров и более, и крейсерская скорость в 25 узлов. И все это в руках одного человека, если такая лодка выходит на старт самой экстремальной в мире гонки Vendee Globe, что стартует каждые два года из небольшого городка Ле Сабль де’Олон на берегу Бискайского залива. Условия простые - выйти в южный океан, правым бортом обогнуть Антарктиду и кто назад, кто вперед. Когда проходит гонка, весь мир следит за ее ходом. Победители становятся национальными героями. Их встречать выходит 150-тысячная толпа болельщиков. Парусный спорт для французов (после футбола) стал вторым национальным видом спорта. Вот так.
Когда на одной из предыдущих Vendee Globe на первое место шла яхта King Fisher, то только поломка скобы на креплении штага отбросила шкипера на второе место. А шкипером была англичанка Элен МакАртур - всего 24 года. Ну как тут не “снять шляпы”. Вокруг света за 94 дня 4 часа 25 минут и 40 секунд! Такие результаты в спорте может дать только работа целого синдиката, где все расписано и разложено по полкам. И за победой стоят сотни людей и, конечно, большие деньги.

Но, мне кажется, и деньги-то не в состоянии сразу сдвинуть все с мертвой точки. Тут необходимо еще духовное горение, традиции, с детства воспитанный хороший спортивный азарт и, безусловно, общественная поддержка, резонанс, так сказать. В конечном счете любой спортсмен работает на публику. Таков спорт. Уберите болельщиков со стадионов - да футболисты перестанут забивать голы.
Интересной особенностью обладает парусный спорт. В нем нет возрастных ограничений. Каждый может найти себя в том или ином виде. Нет и социальных рамок. У кого дакроновый парус, у кого - просто кусок брезента. Морское братство принимает всех. И даже венценосных особ. Вызывает симпатию король Испании Хуан Карлос. Мало кто знает, что наряду с умением управлять боевым самолетом, танком и всеми видами автомобилей Хуан Карлос является участником двух кругосветных гонок и отнюдь не в качестве капитана. В море не он, а шкипер - и Бог, и король. Его приказам подчиняются все. Это закон. Закон не Земли, а Моря. В этом сезоне испанская яхта протаранила английскую в Средиземной гонке, пришлось сойти - не повезло Хуану.
Надо сказать, что этим летом, будучи в Актау, и Нурсултан Абишевич прошелся под парусами на крейсерском катамаране “Дмитрий” (кап. С.Кулькин). Уверен - понравилось. Актау с моря смотрится очень красиво.
В общем, если говорить с позиции оптимиста, у нас впереди просто гигантский неисчерпанный потребительский потенциал. Работать и работать. Не завидуя никому и радуясь своим успехам.

Что для этого
нужно?

Прежде всего нужна Федерация парусного крейсерского спорта. Яхтсменов необходимо собрать в одно упорядоченное спортивное движение, которое позволит систематизировать подготовку спортсменов, улучшит тренировочный процесс и даст возможность 100-процентного выполнения плана спортивных мероприятий. Нужна спортивная дисциплина. Без системы управления ничего не будет. Хотелось бы, чтобы начальник управления физической культуры и спорта Мангыстауской области г-н Хитуов Тарас Кикбаевич включил яхт-клуб “Бриз” в список спортивных объектов области и помог в плане проведения регат.
По большому счету, давно уже назрела необходимость организации стационарной гавани для крейсерских яхт. Лучшего места, чем на самом мысе Меловом, не найти. Г-образный волнолом можно построить, используя шесть “быков” от старого пирса, которые уже охватывают 100 метров водного пространства. В такой гавани можно разместить несколько десятков кораблей, и, пожалуйста, - все флаги в гости к нам. И не надо сезон закрывать! У нас ведь южное незамерзающее море. Давайте, как французы, круглый год демонстрировать свой боевой дух.
На сегодня культивировать килевые крейсерские яхты в яхт-клубе “Бриз” в пляжной зоне крайне затруднительно. У каждой яхты свой колесный киль-блок, который мощной лебедкой и простой мышечной силой с помощью сотни метров тросов дважды в сезон надо загонять в море. Стаскивать и вытаскивать яхту. Это очень трудная и опасная работа. Весь сезон крейсерский флот болтается на якорях в бухте. 2-3 яхты ежесезонно вылетают на берег. Это как-то бесхозно. Да и гости, когда их приглашаешь на регату, всегда спрашивают: есть стоянка? Когда отвечаешь, что на якорях - морщат нос. В общем, если думать о развитии - гавань нужна. На фоне мощного городского строительства можно же помочь единственному в Казахстане крейсерскому яхт-клубу...
И о финансировании. Я не знаю тонкостей спортивного финансирования, но финансовая поддержка необходима, ибо - как ни крути - парусный спорт всегда и везде был дорогим, но престижным. Какой-то коммерческой прибыли от него требовать не надо. Иначе яхт-клубы превратятся в прогулочно-прокатные пункты с бесконечной гульбой, что, собственно, и происходит. А настоящая спортивная работа становится вроде бесполезной тратой времени. Нельзя все измерять деньгами. Парус - это особая эстетика. Надо бороться за развитие морской культуры в Актау, да и во многих городах Казахстана, где есть реки, озера и водохранилища.

Резюме
Но давайте вернемся к главному герою - “Золотому Нактоузу”. Есть еще некоторые “за”, чтобы его возродить. Так сказать, геополитический взгляд на Каспийский регион. Политическая напряженность, а это уже заметно любому читающему газеты гражданину, нарастает. Практика показывает: где большая нефть, там конфликты. Да и эксплуатация рыбных запасов, особенно осетровых, уже давно превратилась в большую проблему. До сих пор не определен статус Каспийского моря. Политики пяти государств никак не могут его поделить. Казалось бы, что тут сложного? Море это или озеро? Да любой школьник, на “тройку” знающий географию, скосив глаз в атлас, прочтет вам - Каспийское море, 371000 кв. км. Но вот другой школьник-отличник, зная определение, может возразить, что часть водного пространства, окруженная с четырех сторон сушей, называется озеро, пусть и большое, но озеро. Вот и запутались в двух соснах, а “у пяти нянек дитя скоро может оказаться без глаза”. Если Каспий - озеро, то делится по секторам, а вот если море, то в центре - нейтральные воды, а вдоль берега - 12-мильная зона...
Я так все подробно расписываю потому, что обстановка эта сильно ударила по яхтсменам. Чтобы сейчас выйти в море, надо бедному капитану преодолеть кучу контрольно-запретительных инстанций: это и требования транспортной инспекции, пачку бумаг с вас спросят пограничники и еще пачку - таможенники, а чтоб до них добраться (они в морпорту), надо портовские власти уговорить, затем надо отметиться в КНБ и у военных моряков в/ч 1820 оставить еще пачку бумаг. Сложно стали жить.
Есть ли способ как-то воспрепятствовать или хотя бы сгладить эти центробежные тенденции? Да, есть. И одним из них является спорт. Парусный спорт, в частности. Ведь идея “Золотого Нактоуза” и заключается именно в том, чтобы на старт выходили яхтсмены Казахстана, России, Азербайджана, Туркменистана и Ирана. Чтобы маршрут гонки проходил по всем портам этих стран. Чтобы были болельщики, встречи, налаживались новые спортивные связи. Правда, в оргкомитет по проведению такой регаты придется пригласить всех пятерых президентов, ну а, собственно, чем они хуже короля Испании Хуана Карлоса? Так что, господа политики, добро пожаловать в наше парусное братство!
А еще нам бы хотелось, чтобы Актау стал центром парусного спорта на Каспии.

Актау - Алматы
вернуться назад перейти на главную обсудить в форуме

     О газете
     Контакты
     Подписка
     Письмо
     Поиск