2 марта 2007 №8 (456)
     События

Одни за всех

Катастрофа под Карагандой военного самолета и гибель двух летчиков взорвала ситуацию - и без того до предела накаленную - в военной авиации и вообще в казахстанской армии. С письмом в “НП” обратился бывший сослуживец и боевой товарищ погибших пилотов. Его содержание нам показалось заслуживающим того, чтоб о нем узнали не только офицеры злополучной в/ч 50185

Прочитав несколько статей вашей газеты о состоянии дел в Вооруженных силах РК, состоянии дел в военной авиации, последней катастрофе МиГ-31 и гибели моих товарищей Дениса Федотова и Андрея Леонтьева, я просто не мог не связаться с вами по этому поводу. Денис и Андрей были моими друзьями и настоящими офицерами, это были настоящие мужи нашей страны, преданные своей нелегкой профессии и Родине, вечная им память и слава.

Я уверен, что у них была возможность покинуть истребитель, но они до последнего пытались спасти машину. Они погибли при исполнении своей основной задачи - сделать все, чтобы мы с вами спали спокойно, чтобы воздушные границы нашей страны были неприкасаемы для любого внешнего агрессора.
Как бывший военный летчик считаю, что военная авиация в нашей стране, в частности истребительная авиация, находится в тяжелом состоянии. И непринятие срочных мер может привести еще не к одной трагедии.
Я закончил в 2001 году Краснодарский военный авиационный институт вместе с 9 ребятами. На сегодня в Вооруженных силах с нашего выпуска осталось служить только четверо летчиков из 10. К примеру, в 1998 году из Армавирского ВВАУЛ в распоряжение МО РК для дальнейшего прохождения службы прибыли 4 летчика-инженера, они летали самостоятельно на МиГ-23, но спустя 5 лет все уволились. И таких примеров очень много, но они не освещаются.
Мы учились по контракту от МО РК. На курс ниже вместе с нами учился Федотов Денис. Денис имел высокие показатели в учебе и летной подготовке, он был отзывчивым товарищем, его уважали все курсанты, преподаватели и военное руководство.
После выпуска в декабре 2001 года меня, еще двух летчиков-выпускников распределили в в/ч 50185 в Караганду на МиГ-31 - на должность старшего летчика на МиГ-31 с зарплатой 25 000 тенге.
Я и мои сокурсники, а также весь остальной летный состав занимались всем (копали землю, мыли полы, белили, убирали территорию от снега и листьев, поливали и подстригали газоны, делали “круглыми” деревья), но только не летали. Вернее, полеты были, но редкие и только для поддержания боевой готовности летчиков, несущих боевое дежурство.
В части в то время служили опытные летчики и штурманы советской закалки, 6 из которых имели гражданство России, они служили по контракту с МО РК. Из их числа был и мой командир эскадрильи, летчик первого класса - подполковник Медведкин Дмитрий, после выпуска из училища он проходил службу на территории Казахстана.
Россияне не собирались уезжать, а были готовы продолжать службу и передавать свой опыт. Однако в начале 2004 года военным командованием МО РК им было негласно сообщено, что в случае, если они не сменят свое гражданство на казахстанское, с ними не будет продлеваться контракт и они будут уволены по окончании их контрактов в 2004 году.
Всем известно, что для подготовки высококлассного специалиста для любой отрасли в первую очередь необходимо располагать профессиональными специалистами, которые могут научить молодых и передать им свой опыт. Испытывая острый дефицит в профессиональных военных летных кадрах, имея высокий уровень увольнения летного состава (на пенсию, по болезни и, в основном, по несоответствию занимаемой должности), тратя огромные средства на обучение и дальнейшую подготовку летчиков (1 час полета на Л-39 стоит около 3700 долларов, а 1 час полета на МиГ-29 - более 10 000 долларов США, на МиГ-31 - еще дороже), военное командование не продлевает контракты с высококлассными специалистами с российским гражданством.
В итоге в настоящее время летчик первого класса подполковник Дмитрий Медведкин проходит военную службу в одной из воинских частей на территории РФ и продолжает уже там учить летать на МиГ-31. Большая же часть остальных военных пилотов из числа россиян уволились и работают на гражданке в России.
Итак, прослужив в части более года, мы по независящим от нас обстоятельствам не приступили к полетам. Выпускники 2001 и 2002 годов начали летать только с мая 2004 года!!! Полетов мало, а самолет сложный...
При полетах в военном институте в России (КВАИ), если у курсанта-летчика был перерыв в полетах более 10 дней, он не допускался к самостоятельному полету без дополнительной наземной подготовки и контрольной проверки с летчиком-инструктором. Без систематической и интенсивной летной подготовки или полетов на специальных авиационных тренажерах летчик теряет навыки пилотирования самолетом, это известно авиационным специалистам всего мира.
За период службы я столкнулся с постоянным нарушением прав военнослужащих и членов их семей в плане социальной защиты. Военнослужащим приходилось неоднократно обращаться в суд за защитой своих прав и гарантий.
В мае 2004 года я был уволен в запас по состоянию здоровья, однако мне тоже пришлось судиться по вопросу предоставления жилища моей семье в связи с увольнением из армии по здоровью. В итоге суд решил отказать мне в предоставлении жилья.
Сейчас я продолжаю помогать военнослужащим по защите их прав, так как имею юридическое образование. Иногда и получается отстоять их права, но в основном - нет.
Вчера и сегодня по телефону разговаривал с вдовой погибшего летчика - Федотова Дениса. Дарья Федотова сказала мне, что до сих пор никакой материальной помощи от государства не получила. Хотя министр обороны Даниал Ахметов лично выразил соболезнования семьям погибших и взял под свой личный контроль оказание материальной помощи семьям погибших летчиков и решение их жилищных вопросов.
В России часто при трагической гибели своих граждан (например, подводников атомного крейсера “Курск” или жертв терактов) создаются специальные группы психологической поддержки семей погибших и расчетные счета, на которые любой гражданин страны может отправить деньги на помощь семьям. Почему в нашей стране никто не проявляет такой же инициативы? Считаю, что эта инициатива должна идти от МО РК... Но, видимо, военное командование привыкло придерживаться старой военной пословицы, что инициатива в армии наказуема. Уверен, что многие граждане хотели бы помочь, но как и кому, они не знают.
Я предан свой стране, уважаю политику президента РК Н.А. Назарбаева, уважительно отношусь к нашим Вооруженным силам и особенно к людям, которые выбрали для себя профессию военного, но я не могу понять, почему наша военная авиация находится в таком плачевном состоянии, почему ущемляются права военнослужащих и все начинают думать о них только в такие трагические моменты.
Мои искренние соболезнования семьям погибших летчиков. Вечная память капитану Денису Федотову и майору Андрею Леонтьеву.

С уважением,
Степан Штефан,
старший лейтенант запаса

Р.S. Когда верстался номер, в редакцию поступила информация, что начальник Генштаба Минобороны Мухтар Алтынбаев срочно ушел в отпуск (а по некоторым данным - и вовсе подал прошение об отставке), а командующий Силами воздушной обороны Копен Ахмадиев “лег в госпиталь на увольнение”. Те же источники сообщают нам, что, по предварительным прогнозам, причиной крушения МиГ-31 под Карагандой не могла быть неисправность пилотажно-навигационного оборудования, о которой заявлял Копен Ахмадиев. Как подчеркивают российские эксперты, принимающие участие в расследовании, самолеты МиГ-31 имеют даже не две, а четыре (!) дублирующие системы пилотажно-навигационного оборудования.

вернуться назад перейти на главную обсудить в форуме

     О газете
     Контакты
     Подписка
     Письмо
     Поиск