6 апреля 2007 №13 (461)
     Светская хроника

Алима Унгарбаева
Женская долька Баян Есентаевой

Баян Есентаева - одна из самых красивых женщин Казахстана. На сегодняшний день она является продюсером пяти проектов, главным редактором и совладельцем глянцевого журнала, автором и ведущей двух телепрограмм. Ее звезда зажглась на небосклоне в 18 лет, когда Баян сыграла роль роковой девушки в фильме “Станция любви”, затем ей пришлось 7 лет находиться за кадром. Но она не сдалась и показала всем, кто такая Баян Есентаева. Сейчас она является для многих женщин Казахстана эталоном красоты и стиля. О женской дольке Баян Есентаевой читайте в материале нашего корреспондента

- Баян, уже год, как Вы заявили себя в качестве продюсера. Каким образом Вы пришли к этому?
- Это было предложение моей родной сестренки Багым Мухетденовой, которая уже давно в казахстанском шоу-бизнесе. Я занималась своими делами, она своими, и тут она мне предложила стать продюсером. Мы объединили трех ее учениц, с которыми она занималась вокалом, - сейчас это группа “Кешью” - из них получилась хорошая команда: рост, внешность, длинные ноги, а главное - хорошие голоса.
И она мне сказала: “Баян, а почему бы тебе не заняться их продюсированием?” Я ей ответила: “Ты что, я не имею понятия, как этим заниматься. Да, я давно общаюсь с людьми из шоу-бизнеса, многие из которых являются моими друзьями, приятелями, но заниматься самой?!” И тут я подумала: почему бы и нет? Время я всегда найду, а тем более я человек такой, что мне очень важно всегда развиваться не для кого-то, а для себя, мне просто интересно, и меня очень много на самом деле. И если бы не моя лень, я еще больше бы сделала.
И я поставила себе цель: если я найду за десять дней деньги, то я буду заниматься этим проектом, а если нет, то, значит, нет. На второй день я пошла в одну компанию и предложила им сотрудничество, они прослушали девочек, и я за это дело взялась. Результат на сегодняшний день - группа “Кешью” прошла на полуфинал в Юрмалу.
- Многие считают, что если красивая женщина стала популярной, то не без помощи мужчины...
- Ну, очень жаль, что наши мужчины так думают, потому что сейчас женщины очень самодостаточны. А тем более я не берусь за то, что не смогу сделать, у меня земной знак, и если я что-то не могу сделать, то я и не прыгаю выше своей головы.
- А что Вы не можете сделать?
- Недавно мне предложили снять картину формата Би-би-си, предложили спродюсировать проект с бюджетом в миллион долларов, и сейчас я не готова заниматься этим, пока нет. Я не говорю, что не справлюсь с этим делом, но пока я не готова.
И еще поступило два ответственных заказа после работы с Аяри, за неделю мне поступило сразу три предложения, что очень лестно. Но я к этому не готова, чуть позже я возьмусь и за них.
- А мужчины-продюсеры дают Вам какие-то советы, ведь конкуренция существует.
- Наша жизнь состоит из конкуренции, это абсолютно нормально. Сцена большая, небо большое, звезд всем хватит. К примеру, Эрик Тастембеков в продюсировании уже 10 лет, я - год, о чем тут можно говорить.
- У него экономическое образование, значит, он хороший бизнесмен.
- Я тоже умею считать деньги, хоть такого образования у меня нет, у меня это врожденное. И я уже зарабатываю деньги, слава богу.
- Баян, все Ваши подопечные говорят о том, что Вы их держите в ежовых рукавицах: опоздала - штраф и так далее. Это правда?
- Я очень жесткий руководитель. И ничего нового я не придумываю, человек не должен опаздывать на работу, в этой профессии стоит запрет на замужество. Тем более сейчас совсем немодно выходить замуж в 20 лет. На самом деле у нас просто нет бардака, у меня все работает как часы.
У меня нет таких проблем, как у некоторых продюсеров, что их подопечные начинают мнить о себе, у нас же жесткая иерархия. Мы друг друга уважаем, но не без дисциплины. Я сама человек дисциплинированный и требовательный к себе. Я несу за них ответственность, и я не говорю им: “Вот, я взяла вас с улицы”, нет, такого нет, есть только жесткая дисциплина.
- Сейчас, если включить любой российский или зарубежный телеканал или полистать глянцевый журнал, то можно увидеть, на чем держится имидж многих звезд: если ты напилась и у тебя куча любовников - это хорошо, а если пришла без трусов - еще лучше. Вы, как продюсер, что об этом думаете?
- Мне очень жаль, что у нас до сих пор существует комплекс “младшего брата”, и то, что мы не ориентируемся, что хорошо, а что плохо. Есть определенные рамки, которых лично я придерживаюсь. В первую очередь это моя репутация, и я над ней работала многие годы, я дорожу своим именем. И это касается дисциплины: непозволительно курить, пить водку, выражаться матом, некрасиво, когда у певицы видны, простите, трусы.
Многие артисты не задумываются, что мы, творческие люди, это лицо нации. А если кто-то из моих подопечных появится в неприглядном виде, я об этом узнаю, к сожалению. У нас для этого существует штрафная система. Не хочется терять 20 долларов - это и не много, но людей это дисциплинирует.
- Баян, у Вас две дочери, кем Вы их видите в будущем?
- Один мудрец как-то сказал, что невозможно прожить жизнь за своего ребенка, и я с этим согласна. Может, я бы и хотела, чтобы мои дети работали где-то в банке, а еще лучше в правительстве, но уже сейчас я вижу, что они тянутся в телевизор.
Моя мама меня отдала в педагогический институт - и что? Я проучилась там год и тайно сдала свои документы в театральный институт. Поэтому исходя из своего опыта я не буду давить на своего ребенка. Сейчас моя старшая дочь занимается языками, музыкой, танцами, но это только для личного развития, а в остальном - выбор за ними.
- Баян, лично я Вас узнала через фильм “Станция любви”. Каким образом Вы попали в журналистику?
- Звезда загорелась так легко и так быстро - в 18 лет, и, вы знаете, я тогда перестала здороваться с людьми, замечать их. И что?! Прошло время, и все про меня забыли - через полгода я родила ребенка, стала варить кашки, менять пеленки, и никто меня никуда не звал. Никто не сказал: “Баян, ты такая звезда, ты снималась в кино”. И тут я поняла: звезда-то закатилась, а моя звездная болезнь - это такая глупость. Глупость, когда ты перестаешь узнавать человека, которого знала.
И вот тогда я переболела звездной болезнью раз и навсегда. Ведь популярность так зыбка: сегодня ты - все, а завтра ты - никто. И когда меня все забыли, я пошла работать обыкновенным журналистом за 50 долларов. Тогда меня часто увольняли, чаще за мой характер.
Несколько лет я проработала журналистом в новостях и всегда просилась: “Возьмите меня в кадр, ну хоть куда-нибудь!”. Но никто меня не брал до тех пор, пока я сама не взялась делать свою программу, она называлась “Желтый салон”. И возможно, тогда я стала Баян Есентаевой.
- Многие зрители говорят о том, что Вы занимаетесь самолюбованием в эфире. Вы с этим согласны?
- Ой, как часто я это слышу! Что вообще значит “заниматься самолюбованием”, до сих пор не могу понять. Ведь люди сами смотрят и не переключают, так вы переключите канал и вообще не напрягайтесь, я не обижусь, честно. Я не понимаю этого: если женщина красива, значит, она собой любуется. Как я могу собой любоваться, когда у меня столько дел: взять интервью, смонтировать, показать все это. Если вы такие умные, отключите телевизоры, встаньте с кресла и пойдите сделайте лучше. Я буду только рада, если у меня появится конкурент, но его у меня нет. Поэтому люди смотрят меня и говорят: она такая, она сякая, она себя любит. Да, я люблю себя, если бы я наплевала на себя, на меня бы наплевали все. И Бог наказал - полюби себя! И потом, мне никто не подал руки и не сказал: “Баян, стань звездой”. Я сама себя сделала.
- Вы говорите, что в работе у Вас нет конкурентов. А в жизни были или, может быть, есть соперницы?
- Нет, не было, потому что я ни с кем не соперничаю. Со мной - да, продюсеры, может быть, хотят походить чем-то на меня, и я это вижу. Даже если сделают такую же прическу и наденут такое же платье - я, кстати, наблюдала такое - это смешно. У меня есть одна соперница, американская миллионерша Опра Уинфри, я бы очень хотела делать то, что делает она.
- А Вы часто плачете?
- Раньше да, сейчас уже нет. Были у меня такие моменты в жизни, когда меня увольняли с работы или говорили: ой, это Баян, и тогда я на это реагировала, сейчас уже нет. Сегодня для меня на первом месте семья, мои дети, мой муж, а уже потом работа. Я недавно прочитала интервью Эрика Тастембекова, в котором он говорил, что его музыканты - его семья. Нет, это неправильно. Нельзя мешать жизнь с семьей.
- Какие у Вас планы на будущее?
- В скором времени я хочу снять кино, художественный фильм. Я хочу снять фильм для нас, чтобы его смотрели мы. Пока феномен “Кыз-Жибек” никто не повторил, поэтому я бы хотела снять картину про нас. А конечной цели у меня нет, я не знаю, что я буду делать завтра, это только Бог знает. Я хочу быть полезной своей семье и обществу.

вернуться назад перейти на главную обсудить в форуме

     О газете
     Контакты
     Подписка
     Письмо
     Поиск