3 августа 2007 №30 (478)
     Экология

Казахский лес. Глава X
Ключи от Шамбалы

Есть на свете святые места, дороги, дорогие для странников-богомольцев.
Так, христиане совершают паломничество в Иерусалим; хадж в Мекку - непременное дело для мусульманина; индусы для торжественного омовения прибывают к берегам Ганга...
Имеется такой глобальный сакральный омфал и на территории нашей страны. Этот природный алтарь - Алтай. Если точнее - расположенная на границе Казахстана и России центральная точка Евразии, равноудаленная от четырех мировых океанов. А именно, двуглавая Белуха, высочайшая вершина (4506 метров) Алтая и всея Сибири.
Ежегодно сюда поднимаются (если и не на самые пики, то к подножию) тысячи верующих, причем разных конфессий. Зачем - чтоб угадать ответ, мы выдвигаемся к озеру Язёвому, откуда открывается самый завораживающий вид на Белуху, где реализуется одноименный летний фестиваль и стартует упомянутая туристически-эзотерическая тропа.
Пожалуй, нам не удастся это проверить, но говорят, здесь замаскированы врата в легендарную Шамбалу

Горный алтарь
Расстояния на Алтае мерятся временем - в полном соответствии с теорией относительности. Озеро Язёвое от штаб-квартиры в Катон-Карагае не близко, однако, по местным масштабам, и не далеко - полдня пути. Всего-то сотня километров по горной грунтовке на уазике-таблетке. В гидах же у нас на этот раз чуть не целый отдел нацпарка во главе с его (отдела экологического просвещения и туризма) шефиней Натальей Блох. Благодаря обилию собеседников доехали незаметно - как выразился античный автор, на собственных ушах.
В числе прочего узнали мы и о том, что в нынешнем году фестиваль “Белуха” берет тайм-аут. После пяти лет - непрерывного и на одной и той же поляне - проведения. Да и вообще, дальнейшая его судьба неизвестна, пока же фестивальную эстафету примет Риддер. Местные парни в отчаянии (контингент включал немало городских девиц, хоть и замороченных, но склонных к авантюрам). А вот здешняя природа антракту должна быть благодарна - ей не помешает отдых от туристских легионов.
Словно подтверждая это, знаменитая своей капризностью вершина открылась нам в первый же вечер. В пути проводники пугали фотографа малой вероятностью сделать кадр Белухи, как правило, закрытой тучами. Им вторили егеря на кордоне, куда мы прибыли: мол, уже почти месяц горы не видно. И вот, пожалуйста, подарок - Белуха во всей красе, как кусок торжественного торта на “тарелочке с голубой каемочкой” озера.

Вид многоглавой Белухи с озера Язевого

Конечно, в истории с географией, если поискать, можно найти горки и покруче. Эверест - самый высокий, Олимп - самый легендарный, Арарат - вообще, самый-самый... Но и Белуха на их фоне совсем не серая. Мало о какие неровности рельефа было сломано столько копий, как вокруг этих пиков. И первый же предмет для спора - сколько их (этих пиков), собственно?
Авторы в научно-популярных изданиях вершину величают двуглавой. Однако ее старинное алтайское (ойротское) название - Уч-Сюмер, “Три сопки”. Трехглавая же Белуха изображена и на гербе Республики Алтай - эдакой короной над грифоном. А мой глаз и вовсе видит четыре зубца, два повыше в центре и два пониже по краям - пиктограмму, напоминающую прописную M. За кем правда, у кого сила?
Наиболее удобоваримое объяснение загадки - природная катастрофа 1900 года, когда якобы и обрушился третий горный шпиль, превратившийся нынче в сателлитный отросток (на фоне чего и четвертый зубец, прежде “чужеродный” композиции, теперь смотрится как полноправный участник квартета). Как на самом деле было - кто теперь разберет, документов не осталось. Но, во всяком случае, именно то событие привело к сакрализации Белухи и появлению в таежной глуши паломников из университетских центров.
Хотя высочайший пик Алтая и включен в древнюю буддистскую метафизику, но как-то ненароком (практически “в скобках”). Да, в мифах говорится о Белухе под именем горы Меру, расположенной далеко на севере и окруженной восемью вершинами в форме цветка лотоса, но, боюсь, для индийских и китайских прихожан эта информация была малосодержательна, вроде ссылки на гиперборейцев для древнегреческих греков. И как о тех же гиперборейцах гораздо подробнее рассказывал спустя тысячелетия какой-нибудь Ницше, так и о роли Белухи в буддизме куда многословнее распространялись позднейшие комментаторы.
Первейший же “сибирский Ницше” - Рерих.
И, в конечном счете, именно с подачи прославленного путешественника, художника и теософа Белуха стала культовым объектом.
Неспроста, конечно - а случились три события. Скоро после первого - упомянутого горного обвала - некий пастух Чет-Челпанов выступил пророком алтайского мессии, который должен явиться после потрясения Белухи. Спасителя ойроты звали Белый Бурхан, ждали его, как и положено, давно, а пророчество состоялось в 1904 году. И к 1927-му, когда в ходе своей Трансгималайской экспедиции Алтай посетил Николай Рерих, вся эта энергетика успела оформиться в провинциальную разновидность буддизма - т.н. бурханизм. Впрочем, вряд ли бы новым религиозным чувствам неведомых горцев стали сочувствовать кандидаты наук из “почтовых ящиков”, если бы будущий проповедник агни-йоги не разглядел в образе Белого Бурхана очередное, теперь уж окончательное воплощение Гаутамы Шакьямуни, а в ледяном сиянии Белухи - отблеск Шамбалы, буддистского Рая.
И вот, когда традиционный шаманизм оплодотворился тибетским ламаизмом, а затем отполировался рафинированной теософией экзальтированного символиста, тогда на унавоженной почве атеизма советской интеллигенции и проросла эта сравнительно молодая культура - последователи “Живой Этики”, рерихианцы...
В моих словах, однако, прошу не искать глумления. Будь ты рерихианец, кришнаит, свидетель Иеговы, а даже и слушатель курсов индийского гуру Саи Бабы (и такие приходят к Белухе) - свой крест в гору можно нести и в заплечном рюкзаке.
Заковыристы пути человеческие.
Есть среди них и такой: с дороги помыться в бане, попариться березовым веничком, а после нырнуть в студеную воду Язёвого. Погулять по лесным берегам, пока не стемнеет, поглотать настоянный на хвое озерный озон. На заре - в лодку, посидеть с удочкой, подергать язя (рыбка, кто не знает, похожая на некрупного сазанчика, только попрогонистей). И все это время: смотришь ли вверх - Белуха, вниз - в водном зеркале отражается она же. Так накормишь ею глаз, что оглянешься напоследок - да и увезешь с собой целую Гору впечатлений. Стоит лишь закрыть глаза.

Николай Рерих, знаменитый русский художник-символист, живописал горные пейзажи, но в большей степени - свой внутренний мир. Показательна в этом смысле картина “Ойрот - вестник Белого Бурхана”, где изображена (в 1925 году) очевидно трехглавая Белуха.
Первоначально прославился как театральный оформитель модернистских спектаклей: “Пер Гюнт” во МХАТе, антрепризы Дягилева в Париже и Лондоне. После революции эмигрировал, а в 1923 году пустился в Трансгималайскую экспедицию, в результате которой вместе с женой родил мистическое учение “Агни-Йога” (или “Живая этика), используя элементы из разных религий в дидактической проповеди о грядущей эпохе справедливости. Некоторый этнографический интерес представляют написанные им мистические отчеты о путешествиях: “Сердце Азии” и “Шамбала Сияющая”.
Главный же итог трудов Рериха - картины, эдакие иллюстрации к его теософии, написанные в ярком, “магическом” стиле.

Мертвая вода
Если к Белухе паломники приходят за просветлением (тем, что христиане Средневековья называли illustratio), чтоб процедить душу от пресловутой пены дней, то исцелить тело едут на Рахмановские Ключи. Самый, наверное, знаменитый бальнеологический курорт в Казахстане - следующий пункт нашего путешествия.
Очередные полдня - и с одного озера мы перемещаемся на другое, Рахмановское. Хотя на самом-то деле они лежат рядом (их разделяет лишь небольшая гряда) и принадлежат бассейну одной реки - Белой Берели, берущей старт от ледников, как мы условились, Шамбалы. Озера можно было бы счесть близнецами - и размерами схожи, и высотой над уровнем моря, и берегами своими, с ельниками на северных склонах гор и лиственнично-кедровыми южными экспозициями... Но если на Язёвом шикарный клев, то Рахмановское - пустое. Ни цветом, ни вкусом, ни запахом не отличаются их воды, но в последней растворен неуловимый и неумолимый газ - смертельный в изобилии, живительный в малых дозах. Радон.
Вообще-то, в Рахмановское озеро впадают - где неспешной рысью, где низвергаясь водопадами - точно такие же речки, что и в сотни других алтайских водоемов. Но в одном месте, недалеко от берега, есть несколько странных луж, не исчезающих даже в самую сухую погоду; от них к озеру бежит тихий ручеек. Вот эти-то родники, при внешней неказистости, и задают жару всей округе.
Именно о них повествует легенда, как еще в XVIII веке некий каменщик по фамилии Рахманов (не потому каменщик, что пролетарий или масон, а пришелец из кержаков, обосновавшийся в здешних горах, на Камне), охотясь на марала, оказался в этих местах. Олень был ранен, на последнем дыхании, но, спасаясь от погони и плюхнувшись в воду, вдруг через некоторое время окреп, и когда подошедший охотник уже думал добить его, дал резвого деру и был таков.
Раздосадованный и уставший каменщик бросил преследование и сам тоже решил искупаться. Ему понравилось, моцион он сделал регулярным, благодаря чему, говорят, и дожил чуть не до революции.
- Так легенда объясняет, почему эти ключи названы Рахмановскими, - подытоживает Татьяна Кочеткова, врач-физиотерапевт санатория, и обращается к науке. - Есть несколько причин их лечебного эффекта. У нашей воды богатый ионный состав: она содержит и азот, и кремниевую кислоту, бикарбонаты, сульфаты... плюс температурный фактор - 39-41 градус по Цельсию - все это вкупе благотворно влияет на организм человека, который пьет ее или принимает ванны. Высота над уровнем моря - 1760 метров, среднегорье - сама по себе имеет целебное воздействие. Ну и, конечно, главное - радон.
Как известно, естественный радиационный фон необходим для всего живого. Опытами доказано, что без определенного (разумеется, весьма скромного) уровня радиации организмы гибнут уже через три недели. И наоборот, в незначительных дозах излучение оказывает стимулирующее воздействие.
Но по сравнению, например, с Белокурихой в России, где практикуют голую лучевую терапию, у нас есть особенности. Там пациент сидит в обычной водопроводной ванне, куда по трубам поступает радоновая вода. У нас же лечению способствует и необыкновенная энергетика окружающих мест, - моя собеседница возвращается к мистической составляющей курорта. - Белуха. Озеро Рахмановское очень интересное. Проверяли его дно - так вот, говорят, оно имеет форму песочных часов: сверху вода холодная, внизу - горячая, там бьют 70-градусные источники. И кроме того, наш пациент во время сеанса находится в непосредственном контакте с природой, он прикасается к камням, к которым за здоровьем люди приходят уже двести лет. Да вы сейчас сами все увидите и почувствуете.
Мы идем к средних размеров коттеджу - принимать ванну. Разумеется, это не единственный радоновый источник на месторождении. Неизвестно, сколько их было во времена легендарного первооткрывателя, но в 1979 году, когда здесь, собственно, и организовали ботанико-геологический заказник “Рахмановские Ключи”, на территории сопутствующего санатория их насчитывалось 10.
Сейчас половина Рахмановских Ключей заброшена (то ли иссякли, то ли по каким-то другим причинам). А используется и вовсе один. В прошлом, 2006 году ему сделали “евроремонт” и сдали под ключ. А неподалеку кипит новое строительство: будущий фитнес-центр объединит под общей крышей еще четыре ключа. Говорят, что это будет нечто доселе у нас невиданное, казахстанский Баден-Баден (технологии и оборудование, во всяком случае, куплены именно у знаменитых немцев). Однако и уже действующая ванна впечатляет.
Представляет она из себя как бы бассейн внутри оздоровительного комплекса. Везде вокруг - самые современные строительные материалы, блеск сантехники, сверкающая гигиеническая цивилизация. Но все это - лишь обертка, футляр, оправа для трех больших камней, покоящихся в чистой теплой воде прямо на земле, вернее, среди песка и гальки - там же, где они лежали всегда. (Кстати, едва один из валунов попробовали чуть подвинуть, источник перестал бить и восстановился, лишь когда все вернули на место и больше не трогали.)
Итак, из кафельных хором по лестнице спускаешься в низ бассейна, мостишься на осколки древних пород (хотя по периметру ванны приспособлены для удобства скамьи). Все рассчитано так, чтоб, присев, погрузиться в воду примерно по соски (не окуная область сердца). Врачи рекомендуют, чтобы сеанс не превышал пятнадцати минут. С радиацией шутки плохи, а этого времени вполне достаточно, чтобы излучающий газ сделал свое дело.
В первую минуту пациент испытывает кратковременный спазм периферической сосудистой системы. Затем сосуды расширяются, поэтому, когда выходишь из воды, ощущаешь приятную теплоту. При этом терапия продолжается: радиактивный плащ держится на теле еще три часа, и лишь после излучение исчезает.
В чем “механика” радонового врачевания? Газ через кожу проникает в кровеносные русла и с током крови - во внутренние органы. Благодаря чему нормализуется давление, увеличивается выброс сердца, удлиняется диастола - период, когда “мотор” отдыхает. Успокаиваются нервы, восстанавливается иммунитет, заживают открытые и закрытые переломы от всех имевших место ударов судьбы... Щупальца радиации будто настраивают заново расстроенный “рояль” вашего организма. За четверть часа все мышцы становятся более упругими лет на пятнадцать: от сердца до “перца”!
Чувствуешь себя, короче, молодцом. И нисколько не удивляешься каменщику Рахманову, плюнувшему после купания на недобитого марала и оленем же помчавшемуся домой, к бабе.

Мировым лидером в радоновой физиотерапии является Япония. Здесь расположена почти половина из всех бьющих на планете радоновых источников - 130 (считаются, конечно, лишь обустроенные, с санаториями поблизости). Еще 30 - в России. Всего же их насчитывается в мире около 300. Один из них - Рахмановские Ключи.
Кроме дополнительных факторов (Белуха и т.п.), от остальных курортов он отличается низким содержанием радона - 5 нано-Кюри на литр. За рубежом пропорции не хватило бы и на то, чтоб признать воду радоновой (там нано-Кюри требуется хотя бы 10). В отечественной же медицине это минимум, чтоб считать родник лечебным. Действие его, таким образом, предельно мягкое.
Для сравнения: в Белокурихе, по другую сторону Алтая, содержание радона - до 40 нано-Кюри. Ну а сильнее всех радиацию любят уже упоминавшиеся японцы. На их островах имеются источники с содержанием газа до 180 нано-Кюри на литр. А чего им бояться после Хиросимы-то...

Камни Рахмановских Ключей в современной оправе

О пользе
взяточничества

Рахмановские Ключи - конец географии, самый край цивилизации, где еще есть асфальт, вернее, когда-то был. В советские времена сюда - к санаторию союзного уровня - провели серпантин из Усть-Каменогорска, и перед воротами здравницы стоит столб с числами на гранях 450 и 0. Дальше лишь козьи тропы, медвежьи углы... И вообще, пора нам возвращаться.
На обратном пути, однако, мы сделаем крюк и заедем в еще одно сокровенное местечко. А как же: ведь без него и Алтай - не Алтай! Я даже полагаю, что отнюдь не раскрученные брэнды: Белуха или Рахмановские Ключи - главная достопримечательность этих гор.
Но деревня Фыкалка. Древний кержацкий форпост на Рудном Алтае.
Там же, в этом староверческом заповеднике, вдоль среднего течения Бухтармы и ее притоков расположены еще несколько раскольничьих сел с не менее звучными именами: Коробиха, Печи, Язовая, Белое... Эта затерянная и потерявшаяся в современном мире старообрядческая страна еще послужит темой отдельного рассказа; в рамках же повествования о здешних знахарских, целебных практиках остановлюсь лишь на одном из удалых промыслов ее жителей. Итак, позвольте представить, мы в столице алтайского меда.
Вообще, мед - он, наверное, и в Африке мед. Есть пчелы, есть нектар в цветах, из которого они готовят еду - мед, есть и определенные его сорта, в зависимости от основных медоносов: гречишный, липовый, донниковый, подсолнечниковый... И нет никаких, вроде бы, оснований продукт одних областей выделять в ряду прочих. Кроме маркетинговых. Так полагал я, подозревая в словосочетании “алтайский мед” лишь грамотный рыночный ход: сама история сделала ему промоушн, так отчего бы не воспользоваться? Пока не отведал его, так сказать, из первоисточников.
Мое мнение изменилось. Алтайский мед существует. Но сомнение было не напрасным: дело тут вовсе не в качестве. Это как обычная рыбья икра и черная икра - по замыслу вроде бы одно, но по факту - виду, вкусу, цене - категорически разные вещи.
Так вот - потихоньку разбираемся мы с этой путаницей - на Алтае, во-первых, много просто хорошего меда. Староверы, заселившие эти места триста лет назад, были ведь знатные бортники - в силу своего бирючьего образа жизни. К тому же, завезенная ими среднерусская пчела улучшила на новом месте прыть и стать. С медоносами в этих первозданных краях также нет проблем: 225 видов. Экология.
Отсюда и количество, и качество. На горных лугах здесь рождается разнотравный мед, когда цветут самые душистые травы: купальница, клевер, маралий корень, копеечник, валериана, шиповник, зверобой, мята, душица, шалфей, молочай, змееголовник, осот, тмин, кипрей... Собирая разбросанные там и сям сладкие душистые молекулы, кристаллики красоты, смешивая их в прихотливых пропорциях, пчелы, как аптекари, готовят полные провизорские шкафы снадобий от всех недугов. Разнотравный мед разгара лета, например, отличается высоким содержанием витаминов. Общеукрепляющий, рекомендован при дистонии и бессоннице.
Если на склонах доминирует донник, пчелы создают светлый мед с тонким ароматом и легкой горчинкой, расширяющий сосуды и стабилизирующий давление. Если лидирует гречиха - мед получается темный, от бордового до коричневого, с характерной остротой, от которой першит в горле. Богат железом и белком, обновляет кровь и способствует регенерации тканей, показан при болезнях печени и почек.
Залетая на лесные поляны, пчелы собирают нектар с акации и жимолости, крушины и калины, иван-чая, герани, малины, черники и брусники, выделывая ароматный таежный мед с примесью пыльцы. Применяется при гастрите и язве.
Иногда, в удачный год и на определенных участках, удается получить редкие, особо ценные, первосортные меда. На лугах - с чабреца, или богородской травы: цветы ее бледно-фиолетовые, а мед - с голубоватым оттенком. В лесу же порой добывают дягилевый мед - красновато-янтарный, с запахом карамели.
Но даже не из-за этих изысков Алтай пользуется славой медового края. Ибо нет среди вышеперечисленного такого, чего нельзя было бы найти и в других местах. Мало того: все это, так сказать, идеальная картинка. В действительности же меда (и в особенности предгорно-луговые) в последние годы становятся все менее своеобразными. Все большую долю в них занимает мед эспарцета - кормового растения с розовыми цветками. Продукт получается как будто ничего, но... именно что никакой, без изюминки.
Тем же, кто жаждет исключительности, кто прибыл за медовыми самородками, надо сюда - в страну вольных каменщиков, за кержацкие деревни к пасекам по берегам речек Белой, Тихой, Катуни... Отсюда начиналось алтайское бортничество, лишь здесь оно в своем существе и сохранилось. Только тут еще и можно его найти - алтайский мед.
Важно, конечно, из чего он сделан. Есть в здешних горах растение - по-научному, соссюрея широколистная, местные же называют его белковка (ибо растет на высокогорьях, то есть на “белках”.) Цветет она поздним летом, недолго (до двух недель), но интенсивно - эдакий летний нектаровый ливень. Чтоб получить белковский мед, пасечник должен угадать этот период, встав под самыми “белками” - не далее двух километров напрямую (иначе пчела попросту съест взяток по дороге). Еще один важный момент: недопустимы другие пасеки поблизости. Мед соссюреи обладает столь сильным ароматом, что пчела теряет ориентиры и отдает ношу в первый попавшийся на маршруте улей.
Свой знаменитый облик этот мед обретает, кристаллизуясь. Садка у него в мельчайшее зерно, и будучи неповторимого белого цвета, внешне мед напоминает шмат сала; так же, ломтиками, и режется. Приторно сладкий, с резким, но и приятным привкусом, с характерным ароматом, в котором слышится ваниль. Некоторых дегустаторов эта органолептическая специфика настораживает, другие же оценивают белковский мед по максимуму, выше всех остальных. Здесь уместно вернуться к использованной параллели: черная икра тоже ведь не сразу нравится. Пока не распробуешь.
Не сказать, однако, что соссюрея эта нигде, кроме пресловутой Фыкалки, не растет... Секрет, думаю, не только в траве, но и в людях определенной породы. Чтобы вытянуть из природы этот драгоценный эликсир, нужно быть и хватом, и мастером, и энтузиастом, и дельцом; требуется дюжий коммерческий кураж (трудности производства белковского меда компенсируются ценой значительно дороже обычной, и скупается он агентами прямо на пасеках - для поставок, в основном, в Европу). Нужны, одним словом, кержаки, которые искали когда-то Беловодье - оно же, до кучи, Китеж-град, Царство пресвитера Иоанна, Рай на Земле... Шамбала.
Искали - и, возможно, нашли. Уйдя же, оставили на видном месте ключи.

вернуться назад перейти на главную обсудить в форуме

     О газете
     Контакты
     Подписка
     Письмо
     Поиск