3 августа 2007 №30 (478)
    Исследования

Амина Джалилова
Время - деньги. Или доля

О том, что сроки начала промышленной добычи нефти на месторождении Кашаган снова переносятся, стало известно еще год назад. Однако официально и сама компания - оператор “Аджип ККО”, и правительство комментируют ситуацию только сейчас.
На этой неделе министр энергетики и минеральных ресурсов Бактыкожа Измухамбетов сообщил, что уже 6 августа начнутся переговоры об условиях переноса сроков. Очевидно, что правительство постарается извлечь максимальную выгоду из сложившейся ситуации. Вплоть до пересмотра контракта

Казахстан, конечно, верен своему слову не изменять условия нефтегазовых соглашений. Хотя сейчас уже времена другие, наша страна способна на большее и в плане профессионализма, и в плане инвестиций в интересные проекты. Но что написано пером, как известно... Поэтому новые правила (такие, как обязательное 50-процентное участие “КазМунайГаза”) применяются лишь для новых проектов - тех, что стартуют сейчас.
Однако нефтегазовые чиновники неоднократно заявляли, что официальная Астана хотела бы пересмотреть некоторые контракты на недропользование. Если, к примеру, этого захотят сами компании. Или еще какие-нибудь обстоятельства сложатся. И тут же снова следовали заверения, что контракты, конечно, незыблимы.
Стало очевидно, что власти страны будут использовать любую законную возможность усилить свое влияние в наиболее интересных проектах. Вне всяких сомнений, Кашаган является самым интересным из всех.
В 2005 году, как известно, правительству удалось добиться покупки 8-процентной доли в проекте разработки Кашагана. Для этого даже были приняты законодательные поправки о так называемом “праве первой ночи”. То есть государство получило преимущественное право на покупку доли того участника, который решает покинуть проект. Тогда свою долю решила продать британская BG Group, и благодаря новым законам владельцем этой доли стал Казахстан.
После этого позиции государства (его интересы представляет “КазМунайГаз”) на рынке усилились. Национальная компания сумела войти в состав акционеров нескольких крупных компаний, начать проекты на шельфе Каспия.

Справка “НП”

Месторождение Кашаган, расположенное в 80 километрах к юго-западу от Атырау, является первым крупнейшим морским месторождением в Казахстане. По нынешним оценкам, потенциальные геологические запасы составляют 38 миллиардов баррелей нефти, из которых 13 миллиардов являются потенциально извлекаемыми в случае применения технологии закачки газа в пласт.
Кашаган считается самым значительным открытием за последние тридцать лет после месторождения Прудо Бэй, открытого на Аляске в 1960-х годах.

Стало очевидно, что из переноса сроков первой нефти на Кашагане правительство постарается извлечь максимальную для страны выгоду. Это подтверждали и высказывания крупных нефтяных боссов Казахстана. К примеру, Узакбай Карабалин, президент “КазМунайГаза”, говорил, что КМГ намеревается пригласить международно признанных консультантов, которые должны вынести свое решение об обоснованности удорожания проекта и его отсрочки.
Казахстан имеет все основания быть недовольным переносом сроков. Как известно, Минэнерго уже пришлось пересмотреть прогноз добычи нефти в стране на несколько лет вперед. Кроме того, государство, являясь и акционером, и получателем налогов, понесет серьезные финансовые потери. Ведь стоимость проекта увеличивается на невероятную сумму - на 79 миллиардов долларов. Или в два с половиной раза! С 57 до 136 миллиардов долларов США. Также министр Измухамбетов отметил, что смещаются и сроки окупаемости проекта.
Однако и причины переноса весьма серьезны. Как известно, в мире нет другого нефтегазового месторождения с аналогичными характеристиками. Шесть месяцев в году Северный Каспий покрыт льдом, работы затруднены, но и летом передвигаться там очень сложно.
Средняя глубина моря в этом районе составляет всего несколько метров, необходимы специальные суда, способные проходить по мелководью. Нефть залегает на очень большой глубине, пластовое давление при этом аномально высокое. Серьезной проблемой является высокое содержание в нефти Кашагана сероводорода (16-20 процентов), представляющего угрозу для жизни людей.
Как пояснял бывший первый вице-президент “КазМунайГаза” Жаксыбек Кулекеев, одной из причин переноса срока добычи первой нефти стала необходимость обеспечить безопасность работающих на Кашагане людей. Нужно сделать все воможное, чтобы предотвратить выброс сероводорода и максимально обезопасить людей на случай, если это все-таки произойдет. (Отметим, что аналогичная проблема есть и на Тенгизе. Меры безопасности очень серьезные. На территории месторождения каждый обязан иметь при себе средства индивидуальной защиты на случай опасных выбросов. Хотя за почти 15 лет работы “Тенгизшевройл” ни одного такого случая не было).
На Кашагане, возможно, даже будет введена норма, по которой в некоторых местах рабочие обязательно должны не только иметь с собой, но и постоянно носить маски с кислородом, чтобы избежать отравления в случае выброса. Жаксыбек Кулекеев говорил, что этот вопрос рассматривается.
Это подтвердил в минувшую среду на правительственном часе и Бактыкожа Измухамбетов. По его словам, “в процессе освоения месторождения стало необходимо провести дополнительные работы, чтобы обеспечить безопасность с технологической точки зрения, а также безопасность работающих там людей”.
Однако уникальность и сложность проекта не помешают правительству получить хорошую компенсацию. В прошлый раз, когда срок был сдвинут с 2005 на 2008 год, Астана получила многомиллионную денежную компенсацию. Теперь будет кое-что посерьезней.
Премьер-министр страны Карим Масимов заявил, что изменение срока добычи первой нефти на Кашагане правительство рассматривает как изменение самого контракта. “Наши действия будут адекватны”, - сказал он.
По словам министра энергетики, правительство намеревается добиваться увеличения своей доли нефти с 10 до 50 процентов. Это очень серьезные объемы, и, возможно, в процессе переговоров стороны остановятся на другой цифре.
Министр сказал, что переговоры продлятся месяц. Однако, судя по темпам развития событий (год с момента объявления о смещении сроков до начала переговоров), результаты мы сможем узнать уже, наверное, только в следующем году.
Посмеем предположить, что еще одна причина затягивания разработки Кашагана - это невероятная бюрократизированность консорциума “Аджип ККО”. По этому показателю консорциум способен обойти даже государственную машину. В нем любое решение одобряется всеми участниками консорциума (а их семь) на нескольких уровнях. Обусловлено это тем фактом, что Северо-Каспийский проект очень дорогостоящий и очень сложный. Ни один из мировых нефтегазовых лидеров не смог бы потянуть его в одиночку. Собрали консорциум абсолютно разных компаний, и каждое решение они принимают сообща.

вернуться назад перейти на главную обсудить в форуме

     О газете
     Контакты
     Подписка
     Письмо
     Поиск