3 августа 2007 №30 (478)
     Люди

Галина Галкина
Все остальное - такси

Она сказала, что в следующий раз приедет в Алматы, когда выпадет снег, потому что забыла, как он выглядит. В Германии почти всегда одно время года - дождь.
Светлана Фельде, наша коллега, а теперь - эмигрантка в Германии, осталась неисправимым романтиком. Восемь лет проживания среди прагматичных, организованных, практичных немцев не истребили в ней это чудесное качество. Более того, Светлана обрела новые качества и свойства. В разлуке со всем привычным и родным она открыла в себе писательский дар (который, несомненно, проявлялся в ее публикациях в “НП”), а также дар более внимательного и благодарного отношения к жизни

- А чего еще тебе не хватает в Германии из того, что ты оставила здесь?
- Раньше я занималась журналистикой, и мне недоставало общения со своими коллегами, потому что в основном в Германии все общаются посредством Интернета. Газеты разбросаны по разным городам, и там почти не бывает журналистских тусовок, встреч, нет возможности пообщаться с коллегой на конференции, встретить на улице.
Потом, когда я стала заниматься литературой, отошла от журналистики, хотя по-прежнему пишу для разных изданий, стало не хватать именно этого - литературного - общения. Со временем и этот дефицит компенсировался. Я - член Литературного объединения немцев из России, офис которого находится в Бонне, все писатели, русскоязычные поэты, прозаики живут в разных городах Германии, но мы собираемся дважды в год на литературные семинары.

У нас есть местечко - небольшой отель в горах, где мы встречаемся дважды в год на два дня. Там мы проводим чтения, обсуждаем наши литературные проблемы, люди привозят свои новые книги, туда приезжают немецкие издатели, с которыми сотрудничает наше объединение. Время от времени я бываю на литературных чтениях, на конференциях... В Германии иной ритм жизни, и все журналисты, писатели, творческие люди зарабатывают на жизнь чем-то другим, что не имеет никакого отношения к литературе. Возможно, поэтому нам не удается так часто встречаться.
- Светлана, у тебя готова к изданию вторая книга. Первая - “Страна заходящего солнца” - снискала признание, ты получила Гран-при на II Международном литературном фестивале русскоязычного зарубежья имени Чехова, проходившем в Греции, в городе Афины. Чем вторая книга отличается от первой?
- Первая книга вышла в 2005 году в немецком издательстве на русском языке. От тиража этой книги - 550 экземпляров - осталось у меня на книжной полке пять - на память, для потомков. И эта книга на сегодняшний момент меня совершенно не устраивает. Теперь я пишу иначе.
- Когда ты начала писать прозу?
- Случилось это в Германии. Сама не знаю, как это произошло... К тому моменту, когда накопилось достаточно большое количество рассказов, публиковавшихся в газетах, журналах, мои знакомые стали спрашивать, когда же я издам книгу? Потом я приехала на очередной литературный семинар и захватила дискету, на которой было записано десять рассказов, обратилась к немецкому издателю. Он обещал издать.
Мне тогда казалось, что эти десять рассказов - совершенно замечательные. Спустя два года, когда перечитала книгу, подумала, как я могла это написать? Из первой книги во вторую возьму четыре вещи, которые меня и сейчас устраивают. В новую книгу войдут двадцать восемь или тридцать рассказов, а также публицистические вещи.
Было много встреч с интересными людьми, с которыми я делала интервью, как журналист, для немецких изданий. Я сознательно хочу перемешать прозу и публицистику, потому что только публицистику распространить очень тяжело. Кроме того, мне бы хотелось, чтобы люди узнали о том, какие замечательные люди, представители творческой интеллигенции, рассеяны по всей Германии. И не только: героиня одного из публицистических материалов - сказочница из Англии, замечательный поэт из Дании и так далее.
- Расскажи о своем альманахе. Знаю, что в нем публикуются наши соотечественники, в том числе и журналисты, твои бывшие коллеги, Андрей Губенко, например...
- Литературных альманахов в Германии очень много. Литобъединение немцев из России выпускает два альманаха: один на русском языке, другой на немецком. Я печаталась в этом альманахе. В какой-то момент мне стало интересно: а получится ли у меня самой издавать альманах?
Возникла идея отойти от стандарта: в альманахе Литобъединения публикуются писатели, прозаики и поэты только немецкой национальности. Мне же хотелось выпускать альманах, в котором будут публиковаться авторы по признаку талантливости. Но, поскольку конкуренция очень высока, нужно было делать что-то такое, чего не было. Я размышляла над этим, общалась с коллегами, читателями, и возникло то, что получилось, - альманах “Пилигрим”.
- Что для тебя творческая деятельность в Германии: необходимость, увлечение или развлечение?
- Развлечением это трудно назвать, потому что альманахом я занимаюсь в свободное от работы время. Кроме того, есть какие-то бытовые дела, подрастающий сын, требующий внимания. Поэтому все происходит по принципу: охота пуще неволи. Это, наверное, действительно необходимость, потому что зарабатывать на хлеб, просто выживать мне мало и скучно. И, несмотря на то, что выпуск альманаха занимает массу времени - я сижу за работой над ним до двух-трех часов ночи, и устаю, и все на свете проклинаю, и говорю себе, что больше никогда, это последний раз, тем не менее прихожу на следующий день после работы и снова сажусь за альманах.
- Когда же ты успеваешь писать свою прозу?
- В свободное от работы и подготовки альманаха время.
- Твой лирический герой во второй книге изменился?
- Многие читатели считают, что любой написанный автором рассказ - это выражение его личного “я”. Но это не так. На определенном этапе я объясняла это каждому человеку. Потом перестала это делать, потому что считаю, что между писателем и читателем должно быть расстояние в одну сказку.
Мой лирический герой в рассказах всегда разный. Но если говорить о каких-то изменениях, то рассказы первой книги были, скорее, женской прозой (хотя деления на женскую и мужскую прозу не признаю), расцвеченной массой аллегорий. Сегодня мне для того, чтобы выразить себя, аллегорий не требуется.
- Ты сказала, что в дождливой Германии тебе не хватает снега. О чем из прошлого еще вспоминалось?
- Не хватало любимой и привычной алматинской атмосферы, мне казалось, что в Алматы у меня никогда не было никаких трудностей, хотя они, разумеется, присутствовали.
Потом я поняла, что в социальном плане Германия - просто рай. Но в этом раю не жили близкие и дорогие мне люди родом из прошлого. И я сейчас приехала за этим: к моим друзьям, чтобы посмотреть в их глаза, услышать их голоса. Могу сказать, что они по-прежнему любимы. Но появилось одно “но”. В моем сознании произошло страшное расслоение памяти и реальности. Какие-то моменты меня просто испугали: четкое осознание того, что я утратила ощущение этого города, который знала наизусть. Ехала в прошлое, где мне все было знакомо до боли, и вдруг выясняю, что этого прошлого нет. Впрочем, может, это к лучшему.
- Светлана, ты первое время работала в Германии в русскоязычной газете “Восточный экспресс”, но она закрылась. И долгое время не могла найти работу. Потом ты получила специальность медицинской сестры. Расскажи о своей новой работе.
- Я не хотела сидеть на шее у государства и жить на социальное пособие. Стала искать любую работу. Разослала массу резюме, отовсюду приходили отказы по двум мотивам: “люди с высшим образованием нам не нужны, к тому же у вас нет опыта”. И я стала искать востребованную специальность на территории той земли, где живу.
То образование, которое я получила, давало мне право работать в психиатрической клинике, в доме престарелых, с инвалидами, а также в массажных кабинетах. Сдала экзамены в декабре прошлого года и приступила к работе в психиатрической клинике. Были приглашения еще в три места, но остановилась на ней. Заработок - это одна статья, другая статья - масса интересных наблюдений. И они у меня есть.

Досье “НП”

Светлана Фельде, в прошлом - казахстанский журналист, в 1999 году эмигрировала из Алматы в Германию. Лауреат премии Союза журналистов Казахстана. Несколько лет работала в “НП”.
В Германии в первые годы эмиграции была корреспондентом русскоязычной газеты “Восточный экспресс”. Автор сборника рассказов “Страна заходящего солнца” (Geest-Verlag, 2005). Публикуется в литературных альманахах Германии, России, Канады, Англии, Америки. Сотрудничает как журналист с русскоязычными СМИ Германии и Казахстана. В Германии издает литературный альманах “Пилигрим”. Член Литературного объединения немцев из России.
В 2006 году Светлана Фельде получила Гран-при в номинации “Малая проза” на II Международном литературном фестивале русскоязычного зарубежья имени Чехова, проходившем в Греции, в городе Афины. Живет в городе Хеннеф (земля Северный Рейн-Вестфалия).

- Достаточно ли ты зарабатываешь для жизни?
- В любом случае получать даже самую минимальную зарплату - это всегда лучше, чем жить на пособие, которое означает зависимость. Зарплата - это свобода передвижения, свобода от всякого контроля со стороны чиновников. И главное - совершенное другое самосознание. В Германии быть безработным не слишком почетно.
- Как себя чувствует твой сын в Германии?
- Что касается моего сына, то он целиком и полностью интегрировался. Игорь оказался в Германии в 7 лет, не зная немецкого языка. Мы приехали под рождественские каникулы: знаешь, все эти немецкие рождественские красоты, потрясшие наше неискушенное воображение. И мой сын испуганно спросил: “Мама, а Германия и Казахстан находятся на одной планете?”
В первый год не обошлось без трудностей. Но сегодня Германия - его родина. В Казахстане Игоря притягивает только то, что здесь живет его отец, которого он хотел навестить. Когда я предложила - на проверку - остаться в Казахстане, сын ответил: “Нет, я увижу папу, поем шашлыка, и мы поедем назад”. Замечаю, что в каких-то нюансах поведения у Игоря проявляется чисто немецкий менталитет. И иные вещи в Казахстане ему уже непонятны, необъяснимы.
- Многие эмигранты говорят о первых трех годах тяжелого привыкания к чужой стране. Как у тебя было?
- Три года я плакала каждый день. Каждый пролетающий в небе самолет, по моему мнению, летел в Алматы. И мне казалось, что я вот-вот сойду с ума или пойду назад, домой, пешком. Было тяжело. Но в какой-то момент мне это надоело. Пока мы недовольны жизнью, она проходит. Нет смысла в постоянных страданиях, смысл в том, что ты идешь вперед. И я начала жить.
Однажды увидела много хорошего и в Германии. Но никогда еще у меня не было отношения к Германии, как к чему-то близкому, дорогому и родному.
- Появились ли у тебя друзья-немцы?
- Не сразу. Со временем. Потому что многое в местных меня удивляло. Моя подруга Эльфи, например, совершенно не знала историю российских немцев. Да и вообще ничего о русских как о народе. Зато ярлыков навешивала! Постепенно Эльфи избавилась от каких-то клише по отношению к русским немцам. И теперь, если она вдруг слышит где-то, что все русские - алкоголики и бездельники, то начинает спорить, возражать.
- Светлана, ты призналась, что если бы не уехала в Германию, то многое в самой себе осталось бы для тебя “за занавесом”. Что это еще, кроме того, что ты стала писать прозу?
- До отъезда из Алматы я никогда не занималась тяжелой физической работой. Обычная изнеженная дамочка из журналистской тусовки. В Германии же вынуждена была заниматься всяким-разным: подрабатывала в цветочном магазине, расставляла в другом магазине тяжелые коробки с сахаром, чтобы заработать деньги. Вдруг выяснилось, что я не такая изнеженная, какой себе казалась. Всегда интересно обнаружить в себе какие-то новые качества.
Никогда не предполагала, что буду работать в психиатрической больнице. Но именно эта работа позволила мне оценить прелесть жизни, как таковой. Когда на твоих руках умирают люди, когда ты видишь, как уходит человеческая жизнь, то понимаешь, как она ценна. И каждая минута в ней - счастье. Каждая: и боль, и невозможности, и неразделенные любови, и несостоявшееся-неслучившееся, и разочарования, и поражения, и успехи. Все остальное, как пел Визбор, - такси...

вернуться назад перейти на главную обсудить в форуме

     О газете
     Контакты
     Подписка
     Письмо
     Поиск