3 августа 2007 №30 (478)
     События

Под залог
могут выпустить казахстанку в Америке

Город Сан-Антонио, что находится в самом центре знаменитого американского штата Техас, чем-то напоминает Алматы. Техас - вообще особая часть Америки. Здесь же, в Техасе, находится город Хьюстон, где размещены центральные офисы крупных нефтяных компаний. Говорят, в Хьюстоне открылся шикарный казахский ресторан, поскольку сюда запросто на уик-энд приезжают нефтяники с далеких каспийских берегов.
Но тихий и скромный по сравнению с Хьюстоном Сан-Антонио в Казахстане известен гораздо больше. Причиной тому - дело знаменитой казахской девушки по имени Асель Абдыгаппарова, которой удалось на прошлой неделе доказать, что она несправедливо была приговорена к пожизненному заключению.

Асель чудом выиграла
апелляционный суд

За судьбой Асель пристально следят не только в Казахстане, но и в самой Америке, поскольку эта красивая и необычайно смелая девушка нашла в себе силу бросить вызов дискриминации иммигрантов и безжалостной судебной машине.
Асель родом из Алматы, из семьи вузовских профессоров, училась в Техасском университете города Сан-Антонио. Но угодила за решетку чуть ли не на всю жизнь.
Юная жизнь Асель достойна лечь в канву остросюжетного романа: отец ее ребенка оказался убийцей, но она нашла в себе силы пойти в полицию и рассказать о его преступлении. Но и он, идя на смертную казнь, своими противоречивыми показаниями повлек за собой мать своего будущего ребенка.
Асель родила сына уже в тюрьме, на второй день после ареста, и назвала его в честь отца этого ребенка. Рамон - старинное испанское имя. Маленькому Рамону сейчас пять лет, он не знает о судьбе своего отца и матери. Воспитывается у бабушки в Алматы.
Америка - страна иммигрантов, здесь все равны. Но, как и почти везде, есть неприятные исключения. Забегая вперед, скажу главную новость - Асель, приговоренная к пожизненному заключению, очень скоро может быть выпущена под залог. Впереди ее ждет новый суд, ее приключения, вернее, злоключения, еще не закончились. Но адвокаты уверены: самое худшее позади, апелляционный суд доказал, что суд первой инстанции грубо нарушил ее права, что и судья, и прокурор были в сговоре и просто засудили бесправную иммигрантку.
Асель сейчас 32 года, последние шесть из них она просидела в тюрьме. Сначала под следствием, а с марта 2005 года уже по приговору. Не будь сокрушительной победы в апелляционном суде - сидеть ей было бы, как минимум, 36 лет, и то если она не будет иметь к тому времени замечаний и нарушений тюремного режима.
Дело Асель - очень громкое, она могла быть приговорена к смертной казни за соучастие в убийстве человека. Ее суд был в эпицентре внимания местной и казахстанской прессы. Казахская диаспора Северной Америки и ее студенческие друзья развернули широкую кампанию защиты, за дело Асель взялись лучшие адвокаты.
Но все было тщетно. Несмотря на ряд смягчающих обстоятельств, Асель была приговорена к пожизненной тюрьме, но не признала вину и тем самым сохранила право на апелляцию. А доказать, что ты был несправедливо осужден, нелегко, но Асель и ее адвокаты сделали это. Четвертый апелляционный суд штата Техас 25 июля отменил ее приговор и вернул дело на пересуд.
Фактически Асель сейчас находится в статусе невиновного гражданина, теперь прокуратуре штата Техас надо доказать, что она виновна. Адвокаты уверены, что прокуратуре это не удастся. Адвокат Керолайн Уентланд заявил в интервью “НП”, что это большая редкость, когда апелляционный суд отправляет дело на пересуд из-за ошибок и нарушений процессуальных норм, что теперь есть большая надежда, что дело Асель будет рассмотрено справедливо и беспристрастно.
В Северной Америке проживает не один десяток тысяч бывших и нынешних казахстанцев, дело Асель - практически первое громкое судебное дело в истории казахской эмиграции.

Дело Асель. Как все
это начиналось

Асель, как известно, была приговорена к пожизненному заключению. Суд первой инстанции постановил, что она причастна к похищению и к убийству 37-летней Розы Росадо, матери двоих детей. В момент совершения преступления Асель была на пятом месяце беременности. Преступление совершили бойфренд Асель по имени Рамон Эрнандез и его друг Сантос Минарез.
Случилось это 31 мая 2001 года в городе Сан-Антонио. Асель училась в этом городе, в Техасском университете, по вечерам подрабатывала официанткой в ресторане. Там же и познакомилась с Рамоном, тоже официантом.
В последний день весны 2001 года вся эта компания ехала в машине. Асель говорит, что она спала на заднем сиденье. Вдруг машина остановилась и Сантос Минарез заволок в нее молодую женщину, стоявшую на автобусной остановке. Женщина ехала на работу, на ночную смену.
Жертва была ограблена уже в машине, затем молодые люди привезли ее в мотель, сняли комнату на деньги своей жертвы, тут же в придорожной гостинице изнасиловали и задушили. Просьбы пощадить, отчаянные мольбы, что у нее двое детей, не помогли. Молодчики хладнокровно сделали свое дело. Труп был зарыт на пустыре у автомобильной дороги.
Суд установил, что Асель была причастна к этому тяжелому преступлению. Асель не отрицает, что именно она вытаскивала по приказу Сантоса Минареза деньги из кошелька жертвы, что именно она оформляла комнату в регистратуре мотеля, что именно она покупала по приказу своего гражданского мужа лопату в магазине, чтобы закопать труп жертвы.
Однако Асель утверждает, что все это она делала из страха перед своими друзьями, из страха за своего будущего ребенка, что она даже не понимала значение слова “лопата” в английском языке и обратилась за помощью к продавцу. Асель также покупала очиститель и заметала следы преступления в комнате мотеля.
Позднее прокуратура на эти моменты и ставила акцент, что Асель могла написать просьбу вызвать полицию на формуляре регистрационной карточки мотеля, что Асель могла обратиться за помощью в этом же к продавцу магазина.
После случившегося Асель позвонила в Алматы и рассказала все своей матери Сауле Абдыгаппаровой. Мама посоветовала как можно скорее обратиться в полицию. Пять дней спустя после преступления Асель обратилась за помощью к отставному агенту Федерального бюро расследований Брюсу Гетти. Он и свел ее с офицерами полиции, которым Асель и рассказала о случившемся.
Однако Асель не знала тонкостей американского правосудия, не просила предоставить ей статус свидетеля в обмен на сотрудничество с правосудием и признание. Полиция раскрыла преступление только благодаря добровольной явке Асель, ее спутники были изобличены, приговорены и казнены через летальную инъекцию.
Спустя несколько месяцев в тюрьму попала сама Асель. В сентябре того же 2001 года ей было предъявлено обвинение в соучастии в похищении и в убийстве человека. После долгих баталий, в марте 2005 года суд техасского города Сан-Антонио приговорил ее к пожизненному заключению.

Сан-Антонио. Беззаботная идиллия

Как был состряпан
пожизненный приговор

В наше распоряжение попал многостраничный документ из Четвертого апелляционного суда штата Техас, датированный 25 июля 2007 года. Судья Ребекка Симмонс в своем заключении сделала подробный анализ апелляционной жалобы Асель и ее адвокатов. Так, например, установлено, что Асель было несправедливо отказано в услугах профессионального переводчика. Прокурор настаивал, что подсудимая не имеет языкового барьера на уровне ежедневного общения, что расходы на переводчика лягут тяжелым бременем на налогоплательщиков.
Апелляционный суд указывает, что дело Асель было сложным, что она могла быть приговорена к смертной казни, что ссылки на дисциплину городской казны были просто неуместными, когда речь шла о жизни или смерти подсудимого.
Другой тип процессуальных нарушений - прокурор использовал на суде против Асель ее же признания, которые она делала на предварительных слушаниях. В этих записках, как потом выяснилось, некоторые члены присяжного суда обсуждали даже то, какой цвет краски подойдет лучше для волос прокурора. В общем, судья апелляционного суда считает, что суд первой инстанции был несправедливым. Дело Асель должно быть теперь рассмотрено в новом суде.
Когда это произойдет? Адвокаты не берутся делать прогнозы касательно сроков новых разбирательств, но уверены, что самое худшее позади, что дело теперь должно быть кардинально пересмотрено. Дело Асель теперь приобрело новую интригу в юриспруденции штата Техас, на карту поставлена деловая репутация суда первой инстанции и администрации штата в лице прокуратуры. Судья Мери Роман, несправедливо засудившая иммигрантку, теперь избегает контактов с прессой.
Юридическому интернет-изданию “Тексас лойер” удалось найти судью Мери Роман и спросить ее мнение. Ответ был куцым: “С моей точки зрения, на этот момент, я в самом деле не могу комментировать это дело”.
Прокурор Роберт Маклюр, обвинявший Асель в 2005 году, и вовсе уклонился от контакта с журналистами. Сейчас он перевелся в другое юридическое ведомство и работает в графстве Даллас, он просто не ответил на телефонные звонки журналистов. Прокурор и добивался смертной казни для Асель.

Мальчик Рамон, дитя,
рожденное в неволе

В городе Сан-Антонио в эти дни находятся ближайшие родственники Асель. В последний раз они видели Асель два года назад, на ее драматическом суде. Мать Асель - Сауле Абдыгаппарова, профессор Казахского экономического университета, была в США не раз еще до трагедии своей дочери, она несколько раз стажировалась здесь.
Брат Асель по имени Асет также когда-то учился в Америке, в Государственном университете города Сан-Франциско. К Асель приехали также ее 13-летняя дочь Энель Илиясова и шестилетний сын Рамон Эрнандез. Вместе с ними в Сан-Антонио приехали сестра Асель Бахыт Кадырова и ее муж Бахытжан Кадыров.
Журналисты местных газет подчеркивают, что семья Абдыгаппаровых получила неожиданный подарок от американской юридической системы: апелляционный суд отправил дело на рассмотрение нового суда, отменил самый тяжелый приговор.
Сауле Абдыгаппарова все еще оспаривает роль своей дочери в преступлении. “Все, кто знает Асель в Казахстане, не верят в то, что с ней произошло. Но мы верим в эту систему и надеемся, что здешняя совершенная система поможет выяснить позицию Асель во всей этой ситуации”, - говорит Сауле Абдыгаппарова. Ее речь на английский язык переводили ее дочь Бахыт и зять Бахытжан.
Сына Рамона, как известно, Асель родила в тюрьме, на второй день после неожиданного ареста. В злополучный день 31 марта 2001 года Асель была на пятом месяце беременности. Сейчас он воспитывается в доме бабушки, в Алматы. Как пишет местная газета “Экспресс-ньюс”, дочь Энель знает о происходящем с ее матерью. Рамону ничего не говорят. “Когда он был маленький, он задавал очень много вопросов о матери и об отце. Сейчас он этого не делает. Но мы полагаем, что он понимает, что вокруг происходит что-то неправильное”, - говорит тетя Рамона.

Ержан КАРАБЕК,
Радио “Азаттык”,
специально дня “НП”,
Сан-Антонио - Прага
вернуться назад перейти на главную обсудить в форуме

     О газете
     Контакты
     Подписка
     Письмо
     Поиск