31 августа 2007 №34 (482)
    Мир

Ботагоз Cейдахметова
Свободная Индия, ШОС
и государственный язык

Ашок СаджанхарНа днях Индия отметила свой главный праздник - 60-летие независимости.
Чрезвычайный и Полномочный Посол Индии в Казахстане Ашок Саджанхар приступил к своей миссии в нашей стране в этом году. Это первое интервью посла нашей газете
Dалее

 

Ботагоз Cейдахметова
Двадцать третий президент

Имя нового французского президента склоняется журналистами по любому поводу с момента его прихода к власти. И это понятно. Его поведение и возраст кардинально отличают его от предыдущего президента Франции и часто являются подарком для папарацци.
Но, пожалуй, самый “приличный” повод писать о президенте выпал недавно - Николя Саркози выступил с речью, в которой обозначил основные направления внешней политики Франции на ближайшие пять лет его правления. И она еще раз показала, что Саркози - это не Ширак

Если продолжить тему отличий Ширака и Саркози, то нужно отметить главное - Саркози питает явный пиетет к США, и никогда этого не скрывал. “Если вы хотите, чтобы я сказал, к кому я ближе - к США или к России, которая ведет себя так, как мы это видели в Чечне, то я ближе к США. Мы никогда не воевали с ними, разве у нас есть причины ссориться? Я настаиваю на том, чтобы Франция была другом США, но свободным другом - именно такую позицию занимал генерал де Голль”, - говорил он еще в период своей предвыборной кампании. А потому у аналитиков есть все основания называть Николя Саркози классическим атлантистом, то бишь ориентированным на большее сотрудничество с Америкой. Напомню, что Жак Ширак в вопросах внешней политики чаще всего сотрудничал в тройке с Германией и Россией.
Впрочем, из слов Саркози, который замечает, что “быть союзниками не означает быть построенными по струнке”, следует, что отношения США и Франции являются отношениями равных.
Кроме того, программа Саркози, с которой он выступил впервые так развернуто, включала в себя главные международные проблемы, такие, как конфликт на Ближнем Востоке, иранская ядерная программа, терроризм и прочее. Среди прочих тем он затронул и такую немаловажную для европейцев проблему, как возможность дальнейшего расширения Европейского союза и вхождение в союз Турции.
Позиция Франции на турецкое членство в ЕС всегда отличалась большей открытостью, на фоне деликатных дипломатических речей министров иностранных дел очередных стран - председателей ЕС. Ведь на деле кандидатура Турции означает некую исламизацию христианской Европы. А слово “ислам” - это ключевое слово опасений европейцев. Один из французских политиков говорил о том, что государства Европы не готовы к тому, чтобы “в светское русло влился поток ислама”. Общее опасение можно выразить примерно так: если Турция станет частью Европы, то она, Европа, будет обречена на “исламизацию”, что разрушит ее изнутри, подобно тому, как присоединение Боснии и Герцеговины погубило Австро-Венгерскую империю.
Я потому так много говорю о турецкой теме в ЕС, что самым известным из противников вступления Турции в Европейский союз является бывший президент Франции Валери Жискар Д’Эстен, который никогда не стеснялся говорить, что он думает на самом деле по этому вопросу: “Те, кто поддерживает идею принятия Турции в Евросоюз, враги единой Европы”. А Николя Саркози в недавнюю бытность министром внутренних дел Франции отличился особо жестким отношением к иммигрантам, большая часть которых во Франции - это мусульмане и арабы. Между тем в своем выступлении президент Саркози отметил, что Франция не будет блокировать переговоры Анкары и ЕС.
Ясное дело, что Саркози, как новому лидеру страны, необходимо было заявить о себе ярко, а потому не могло и не должно было обойтись без каких-либо запоминающихся предложений.
Так, в отношении иранской проблемы Николя Саркози предложил усиливать международное давление на Иран. Более того, не останавливаться перед применением международных санкций: “Это единственный путь избежать катастрофической альтернативы: появление у Ирана ядерной бомбы или бомбардировка этой страны”. Кстати, первым на это заявление прореагировал президент Ирана, который сказал, что-де Саркози сам не знает, о чем говорит. Между тем Саркози продолжает, что “Франция поддерживает с иранским руководством беспристрастный диалог, который неоднократно оказывался полезным”.
Нельзя не заметить, что ближневосточному региону в речи французского президента было уделено особое внимание.
Саркози признался, что является другом Израиля и выступает против создания “Хамасстана”, но добавил при этом, что у Франции хорошие отношения с правительствами арабских стран. В отношении Ирака президент Франции высказался за вывод иностранных войск по определенному графику.
Россия и Китай, понятное дело, не остались без специального комментария и критики президента.
Не забыл Саркози дать собственный взгляд и на косовскую проблему. В частности, он обратился к русским и американцам с призывом “понять, что этот вопрос в первую очередь - вопрос европейский”, и “к европейцам - продемонстрировать единство”.
Короче, Саркози не оставил без внимания ни один из наиболее ярких международных вопросов без собственной, французской оценки. На мой взгляд, это откровенная заявка со стороны Саркози на некое политическое доминирование, во всяком случае, на европейском уровне. Собственно, то, что чувствовалось в словах и действиях канцлера ФРГ с ее приходом к власти. То бишь можно прогнозировать намечающуюся в ближайшей перспективе некую политическую конкуренцию лидеров двух главных европейских государств - Саркози и Меркель.

Ведущая полосы Ботагоз Сейдахметова
вернуться назад перейти на главную обсудить в форуме

     О газете
     Контакты
     Подписка
     Письмо
     Поиск