28 сентября 2007 №38 (486)
     Культура

Алия Адамбаева
Современные ПА:
между нотами и апельсинами

В Греции прошел XXI Международный танцевальный конгресс, организованный Международным советом танца при ЮНЕСКО. О том, как он проходил, и о многом другом рассказала нам вернувшаяся на днях из Афин Алла Буренкова, директор Международного фестиваля современного танца в Казахстане “Кызгылт жал”

С Аллой Буренковой редакция “НП” дружит давно. Нас восхищает ее энергичность, креативность и главное - целеустремленность. Она всегда добивается намеченных целей, никогда не стоит на месте, непрестанно организовывая разные по формату, месту проведения и характеру танцевальные мероприятия, а ее ученики частенько завоевывают награды и медали.

Досье “НП”

Алла Буренкова - автор и организатор фестиваля “Кызгылт жал”, президент Молодежного культурного центра “Розовая Грива”, исполнительный директор Союза балетмейстеров современной хореографии Казахстана, выпускница Академии искусств имени Жургенева. Актриса Драматического театра с опытом работы в кино и на телевидении, имеет музыкальное образование. Артистическая и целеустремленная натура, всегда ищет новые смелые “па” для выражения своего смысла жизни в хореографической лексике. В центре преподает contemporary dance, step, испанский, арабский, казахский, латиноамериканский танцы.
В 1999 году представила стилизованный казахский танец в постановке “Дочь степи” на музыку Ахмета Жубанова под исполнение оркестра Республиканской гвардии. В 2000 году казахстанский зритель увидел премьеру спектакля Театра танца “Розовая Грива” с одноименным названием композитора Альфреда Шнитке “2-я СИМФОНИЯ”. 2001 год - “КОНТРАПУНКТ” на музыку Нины Хаген. После проведения III Фестиваля “Кызгылт жал” Министерство иностранных дел Республики Казахстан и Посольство Франции направили Аллу Буренкову на Европейский фестиваль современного танца, проводимый во французском городе Монтпелье. В 2002 году отделом культуры Посольства Турции в Казахстане Алла была приглашена на Международный фестиваль “Платформа 2”, проводимый в городе Анкара.

На днях Алла вернулась из Греции:
- Казахстан в Греции уже знают... Меня помнят еще по выступлению трехлетней давности. В этот раз я ездила не одна. Мы выступали вместе с Ириной Дубровиной (педагог-хореограф, солистка Театра танца “Розовая Грива”). Мы схожи по комплекции, она очень талантлива, поэтому рабочий процесс был весьма плодотворным.
- В каком смысле плодотворным?
- Мы были просто звездами, произвели настоящий фурор! Нас уже пригласили на мастер-класс с казахским танцем в Италию.

- Какую программу Вы представляли в этом году?
- Организаторов конгресса очень интересует культура нашего народа, стилизация, быт, традиции. Поэтому мы подготовили две программы - это казахский танец “Дочь степи”, полностью отвечающий их интересам, и современный танец “Between the notes” с экспрессией, ритмом, чувством, в стиле дэнс-театра. Кстати, это определение - мое изобретение, а сейчас, смотрю, все уже активно начали его использовать.
- Если не ошибаюсь, “Between the notes” - это британская группа, идейным руководителем которой является Мэтью Барли...
- Да, Вы правы. Впервые я услышала эту мелодию у нас в Алматы, в филармонии на концерте, который они давали. Мы попросили разрешения Мэтью использовать музыку для постановки. После получения его подтверждения я сразу предложила эту новую, живую и в то же время трепетную мелодию Ирине Дубровиной. Все, что происходило в Греции до нас, было не ново, а для публики скучновато, потому что те же индийские танцы, которые исполнялись по 20-30 минут один номер, утомляли публику своей продолжительностью и однообразием. Я решила сделать программу в стиле интерактива, хотела поработать с публикой, нужно было создать ощущение радости, праздника.

- И возник такой сюжет...
- Вы же знаете, что в Греции очень много апельсинов, мандаринов, персиков и других фруктов... Мы их до выступления наворовали за забором в одном из домов (смеется). Сначала был современный и зажигательный танец.
На сцене мы были такие забавные, озорные девчонки с косичками. Затем выбегаем с фруктами в подоле, и я говорю: “Боже мой, как все грязно, можно чтобы кто-нибудь нам почистил сцену, потому что мы хотим танцевать, а это невозможно сделать в таких условиях! А пока уберут нам нашу сцену, мне нужно семь человек”. Выходят шестеро, и я говорю уже по-русски: “Ну, где седьмой человек, кто хочет персик?” Тут мне кто-то по-русски с акцентом говорит: “Я хочу!” - оказался латыш. Вот они вышли... и по моей команде начинают... петь ноты! Все хохочут, атмосфера игривая. Я прошу их по очереди громко петь “до” и весь зал повторяя пел, а я дирижировала. Тут вдруг вспомнилось школьное “соль, ми-ми, соль, ми-ми, соль, фа, ми, ре, до”. Что это было! Все присутствующие пели в голос, это было нечто!

Кстати, первый день прошел тоже не просто так. После лиричного, мягкого, нежного казахского танца мы тоже решили оживить публику. Все желающие танцевали вместе с нами. Ощущение от соприкосновения с тем, для кого все это готовилось, со зрителем, просто необыкновенное. В конце танца “Дочь степи” все так вдохновились, что стали активными участниками всего действия.
- У Вас такой простой и в то же время интересный костюм в стиле контемпорари...
- Танцевали босиком и в серых платьицах, потому что костюмы должны были быть только лишь дополнением к действию, не отвлекая внимание зрителя. Акцент должен был быть на технике, постановке, движениях и взглядах, а не на аксессуарах.

- Вернемся к началу... Как Вы попали на конгресс?
- Когда я была во Франции, узнала, что CID (Международный совет танца) при ЮНЕСКО, членом которого я теперь являюсь, проводит ежегодный конгресс. Причем не обязательно, что который год в одной и той же стране. База находится в Греции, там организацией занимается профессор Рафтис Алкисс.

вернуться назад перейти на главную обсудить в форуме

     О газете
     Контакты
     Подписка
     Письмо
     Поиск