28 сентября 2007 №38 (486)
    Мир

Ботагоз Сейдахметова
Третий срок Каримова?

В Узбекистане официально объявлен старт избирательной президентской кампании. Выборы президента страны назначены на 23 декабря 2007 года. Существует уже неофициальный список возможных кандидатов на участие в президентской гонке.
Впрочем, фигура действующего президента на фоне неизвестных народу имен представляется абсолютно безальтернативной. А это значит, что узбеков может ждать третий срок правления Ислама Каримова.
Однако как быть со статьей 90 Конституции Узбекистана, которая гласит, что “одно и то же лицо не может быть президентом Республики Узбекистан более двух сроков подряд”? И это - главная интрига узбекских выборов

Время летит. Да так быстро, что реформы страны не поспевают за жизнью. Вроде только вчера, в 2001 году, в Узбекистане обсуждали вопрос о продлении президентского срока с пяти до семи лет, а затем в 2002 году на референдуме было принято решение о семилетнем сроке правления Каримова. То бишь до нынешнего года. Так что в декабре этого года срок полномочий Ислама Каримова официально истекает.

Вряд ли следует ожидать, что узбекский президент откажется от шанса баллотироваться на третий срок. Для чего необходимо, к примеру, внести (по аналогии с нами) соответствующие поправки в Основной закон страны. Но этого пока не наблюдается. Да и времени практически не остается, ведь официальная дата выдвижения кандидатур уже не за горами, а именно - 19 октября.
Отчего не предпринимается никаких шагов для коррекции статьи 90? Может, у действующего узбекского президента нет поддержки среди местных кланов? Это только предположения, которые могут привести к логической мысли, что у наших соседей идет вялотекущий политический кризис.
И все же возникает другой сакраментальный вопрос - есть ли у Каримова настоящие, серьезные соперники?
По некоторым слухам, баллотироваться на должность президента будут шесть кандидатов - сам президент Каримов и лидеры пяти зарегистрированных партий. Все эти партии по своей сути провластные, так что какого-то серьезного соперника Каримову среди их лидеров нет. Но официальной информации о том, что кто-то из них уже подал заявку на участие в выборах, тоже пока не поступало. То бишь избирательная кампания началась без единого кандидата.
Говорить же о сильной оппозиции власти тоже не приходится. В 1991 году фактически разогнали единственную оппозиционную партию, а ее лидер, Мухамад Салих, еще в 1993 году попросил политического убежища в Германии. Так что теперь он не у дел.
Впрочем, на предыдущих выборах, в 2000 году, у Ислама Каримова был соперник. По словам аналитиков, ученый Абдулхафиз Джалаллов, скорее, был назначен соперником, нежели был им на самом деле.

Досье “НП”

В Узбекистане официально зарегистрировано всего 5 политических партий: Народно-демократическая партия Узбекистана, Движение предпринимателей и деловых людей - Либерально-демократическая партия Узбекистана, Социал-демократическая партия Узбекистана “Адолат”, Демократическая партия Узбекистана “Миллий тикланиш” и Национально-демократическая партия Узбекистана “Фидокорлар”. Причем все они в той или иной степени представлены в парламенте - Олий Мажлисе. Причем большинство здесь имеет партия предпринимателей, представленная 41 депутатом.
Деятельность всех этих партий носит лояльный в отношении действующей власти характер.
Что же касается принципиальной политической оппозиции, то с запретом еще в 1990-х годах партий “Бирлик” и “Эрк” таковой на политической арене страны нет. Правда, есть еще партия “Озод дехконлар”. Однако она не зарегистрирована и действует исключительно через своих активистов.
Определенную оппозиционность проявляют узбекские правозащитники. Но в целом реального института политической оппозиции в Узбекистане нет. По большому счету, нельзя сказать и о наличии в этой стране развитой многопартийности. Хотя в сравнении с теми же 1990-ми годами можно говорить о том, что процесс определенной либерализации партийно-политической системы все же идет.

Однако вернусь к тем самым именам возможных участников, которые я нашла на одном из региональных сайтов. Вот они: экономист Джахонгир Шосалимов, специалист в пищевой отрасли Абдилло Тожибой угли, эколог Актам Шаймарданов, специалист в области энергоснабжения Валерий Галкин, ученый-гуманитарий Акбар Алиев. Но их имена мало о чем говорят, думаю, не только мне.
Все эти люди входят в так называемый “Правозащитный альянс Узбекистана” и представляют хоть какую-то вневластную структуру. Это придает оптимизма даже при понимании того факта, что никто из этих людей, скорее всего, не наберет положенного количества голосов для регистрации.
Еще один аспект, который невозможно проигнорировать в связи с Узбекистаном. Это трагические события в Андижане. О них невероятным образом перестали вдруг говорить и вспоминать. Означает ли это, что Каримов сумел доказать миру и коллегам в СНГ, что эти события носили криминальный, а не политический характер? И почему молчит Запад?
Напомню, что Запад через полгода после этих событий ввел санкции против Узбекистана. В частности, было объявлено эмбарго на поставку оружия, составлен список из 14 узбекских чиновников, которым запрещался въезд в страны Европейского союза. Кроме того, было приостанавлено развитие сотрудничества ЕС с Узбекистаном.
Но уже в мае этого года Запад по каким-то причинам смягчил собственные санкции. Так, “черный” список был сокращен до 8 человек. Россия и Китай активно поддержали официальную позицию Узбекистана в анализе андижанских событий. Узбекистан, в котором были расположены авиабазы стран антитеррористической коалиции, а в основном это американские и европейские страны, закрылся для Запада и раскрыл свои объятия России и Китаю.
Так что в этой истории Запад потерял очки, а Узбекистан просто поменял внешних союзников. Сегодня даже в демократической Европе вяло вспоминают Андижан, а в Узбекистане тем паче это тема закрыта.
Между тем, для меня остается открытой вот какая тема. По мнению иных политологов, жесткую реакцию узбекских властей на теракты в центре Ташкента, затем беспорядки в Андижане можно оправдать. Мол, потому как нестабильность в Узбекистане может перекинуться на соседние страны и создать глобальную зону нестабильности и даже гражданской войны в Центрально-Азиатском регионе.
Однако есть и другое мнение, согласно которому авторитарный режим Ислама Каримова удачно эксплуатирует тему угрозы радикального ислама, и под эти соусом сам себе выдал карт-бланш на репрессии мирного населения страны. Мол, держать в узде и править запуганным народом намного легче.
По мнению директора Центра актуальных исследований “Альтернатива” Андрея Чеботарева, теракты 2004 года в Ташкенте, Бухаре и некоторых других городах Узбекистана и андижанские события 2005 года - это все же разные ситуации. “В первом случае прослеживается связь с известными боевыми рейдами экстремистов из Исламского движения Узбекистана на территорию центрально-азиатских республик в 1999-2000 годах. Во втором случае в той или иной степени имело место выражение народного протеста против неправомерных действий властей. Хотя не исключено, что и здесь сумели проявить себя все те же экстремисты. Но так или иначе, все же нельзя ставить на одну ступень противодействие терроризму и экстремизму и использование армейских подразделений против мирного населения”, - говорит эксперт.
“Что же касается стабильности в Центральной Азии, то, с одной стороны, ее нарушение хотя бы в одной из стран данного региона так или иначе отражается на других, - продолжает г-н Чеботарев. - С другой стороны, различные социально-политические потрясения 1999-2005 годов как-то не затронули, к примеру, Туркменистан, который тоже входит в этот регион.
Гражданская война 1992-1997 годов в Таджикистане или тюльпановая революция в Кыргызстане не были перенесены на территорию соседних республик. Так что в ряде случаев угрозы дестабилизации всего Центрально-Азиатского региона являются откровенно надуманными и искусственно запущенными в определенных интересах. К тому же все пять стран региона фактически научились самостоятельно разрешать свои кризисные внутренние ситуации”.
Кто в данном вопросе “правее”? Сложно гадать, потому как Узбекистан в информационном плане довольно однобок, как СССР во времена КПСС. Вся поступающая через официальные органы печати информация содержит исключительно позитивную основу. Как то - проводимые страной реформы в области судебной системы, экономики и культуре. Другой тип информации об Узбекистане можно прочитать на оппозиционных сайтах, но они чаще всего радикально-критические. Найти золотую середину и вычленить из всего этого объективную информацию довольно непросто.
Скажу лишь, что в Казахстане становится все больше гастарбайтеров из Узбекистана. По официальной узбекской статистике, около 2 миллионов граждан страны находятся на работе за рубежом. На деле же эта цифра может оказаться намного заниженной. Хотя бы потому, что по некоторым сведениям международных организаций, 50 процентов мужского населения узбекских кишлаков вынуждены зарабатывать на жизнь в странах ближнего зарубежья.
“В Узбекистане еще заметна некоторая изолированность в отношении допуска на свой рынок широкого круга иностранных инвесторов, - говорит Андрей Чеботарев. - Ощущается и доминирование государственного сектора экономики над частным. Правда, под воздействием геополитических факторов власти постепенно меняют правила экономической игры.
Тем не менее, в сравнении хотя бы с соседними Казахстаном и Кыргызстаном развитие внутреннего рынка и внешнеэкономических связей Узбекистана нуждается в серьезных коррективах. В целом, специфика развития суверенного Узбекистана позволяет говорить о сравнительно небольшом уровне взаимосвязей политики и экономики в этой стране.
Одним из самых видимых проявлений в этом плане следует считать образование и победу на парламентских выборах 2004 года ЛДПУ, представляющую интересы деловых кругов республики. Но средний класс, приближенный хотя бы к российским или казахстанским стандартам, здесь еще не сложился”.
А в это время в самом Узбекистане готовятся к очередным президентским выборам. Многое зависит от той или иной поддержки кандидатуры Каримова его коллегами из стран СНГ, в частности, Казахстана и России.
По мнению Андрея Чеботарева, Ислам Каримов имеет большой авторитет среди президентов других стран СНГ: “Даже когда у кого-то из этих стран возникали всевозможные межгосударственные споры и прочие неурядицы в отношениях с Узбекистаном, никто из руководителей не пытался публично делать серьезные выпады в отношении своего узбекского коллеги. Хотя сказать, чего здесь больше - дани уважения именно к личности узбекского президента или соображений чисто внешнеполитической конъюнктуры, сложно”.
Какой вариант передачи власти сработает в Узбекистане? Уже есть уникальные варианты в СНГ - азербайджанский, туркменский, казахстанский, а скоро к этому списку присоединится и Россия. Похоже, что узбеки готовят свой.
Со мной соглашается Андрей Чеботарев. По его прогнозу, возможны самые разные варианты: проведение выборов с участием лишь одного Ислама Каримова в целях демонстрации его безальтернативности, создание квазиконкуренции по типу кампании 2000 года, допущение к участию в выборах одного из оппозиционных кандидатов как изначально бесперспективную с точки зрения победы на них персону. А может быть даже и так, что наравне с главой государства в избирательной гонке будут участвовать несколько альтернативных кандидатов, как это имело место в 2005 году в Казахстане. “Тем самым власти одновременно придадут выборам внешне демократический характер и вместе с тем вынудят альтернативных кандидатов больше конкурировать друг с другом”, - считает казахстанский эксперт.

Ведущая полосы Ботагоз Сейдахметова
вернуться назад перейти на главную обсудить в форуме

     О газете
     Контакты
     Подписка
     Письмо
     Поиск