19 октября 2007 №41 (489)
    Исследования

Иван Войцеховский
Это надо видеть

Байконур мог бы стать символом нового Казахстана, но этот символ надо видеть. Вряд ли туристы, наблюдающие старт из специально отведенного места, рассмотрят какие-то секреты. Музей космонавтики и единственный уцелевший “Буран” могут превратиться в место паломничества, но для этого надо сделать их доступными. Мы до сих пор не умеем гордиться тем, чему завидует весь мир

Старт пилотируемого корабля “Союз ТМА-11” 10 октября текущего года наблюдали несколько сотен человек. Примерно в двух километрах от места запуска на стоянке разместились до двух десятков автобусов. Рядом раскинулись несколько палаток с пивом, дымились шашлычные мангалы. Люди приехали с детьми, у многих в руках были фотоаппараты и камеры. Надо сказать, что все пилотируемые полеты на Байконуре до сих пор производятся с одной-единственной площадки №1 - той самой, с которой в космос отправился Юрий Гагарин. Ее так и называют - “Гагаринский старт”. Народ за линией оцепления потягивал “Шымкентское”, носились ребятишки. В 19.22 от ракеты отошли мачты поддержки, раздался рокот двигателей, показалось пламя, и “Союз” стал как-то неправдоподобно медленно подниматься над стартовым комплексом. Как раз перед стартом зашло солнце, и в наступающих сумерках струя пламени из сопел казалась яркой звездой. Уходя по восходящей на восток, высоко в небе ракета сбросила четыре разгонных блока и стала просто маленькой звездочкой. Отщелкав камерами, толпа двинулась к автобусам. Сбылась мечта детства - вот так просто, под шашлыки и пиво из высокого пластмассового стаканчика.
Говорят, на мысе Канаверал в американской Флориде наблюдать запуски приезжают тысячи туристов. Мы попали на Байконур благодаря компании “Кар-Тел”, решившей открыть свой 100-й по счету салон связи не где-нибудь, а в городе, известном всему миру. На мероприятие прилетело руководство материнской компании - российского “Вымпелкома”, включая “отцов-основателей”. Но даже столь солидной делегации понадобился месяц на оформление необходимых документов для того, чтобы попасть в “режимный” Байконур. Документы проверяли и регистрировали аж несколько структур - ФСБ, “Роскосмос”, погранслужба и еще кто-то. Почти все приехавшие посмотреть на старт 10 октября - жители самого Байконура. Гражданам Казахстана, желающим попасть в Байконур, приходится ждать разрешения до полугода. Хотя еще год назад министр туризма и спорта Темирхан Досмуханбетов сообщил прессе о грандиозных планах развития туризма на Байконуре. “Байконур мог бы приносить дополнительные доходы в казну государства за счет туризма, - заявил в интервью газете “Литер” г-н Досмуханбетов. - Прежде всего нам следует обратиться к международному опыту по организации туризма на космодроме в космическом центре на мысе Канаверал, что в штате Флорида, США”.
“При разработке Государственной программы развития туристской отрасли РК на 2007-2011 годы как раз планируется предусмотреть в качестве одного из приоритетов развитие туризма на космодроме”. По словам министра, “казахстанские туристские организации ведут переговоры с российской стороной о предоставлении квоты на строительство гостиничного комплекса для гостей из-за рубежа”.
Год спустя мы не обнаружили на Байконуре никаких следов “казахстанских туристических организаций”. Без сомнения, наши туристические компании не упустили бы возможности организовать тур в космическую гавань, появись такая возможность. Желающих попасть на космодром было бы предостаточно. Но объявлений на эту тему в рекламе турфирм нет. Слова министра так и остались словами, хотя сам г-н Досмуханбетов считает, что “там нечего скрывать”.
Весной этого года “Роскосмос” подписал соглашение о передаче на баланс казахстанской стороны 40 процентов всех объектов космодрома. Официальная причина - “списание и утилизация”.
Вокруг этих объектов могла бы вырасти целая индустрия сервиса и сувениров. Кто бы, посетив Байконур, отказал себе в удовольствии попробовать настоящей пищи космонавтов - из тюбиков. Для более состоятельных можно произвести на продажу космический гермошлем или даже целый скафандр.
На космодроме, по сути, есть вся инфраструктура, необходимая для получения дополнительных доходов от туризма. Есть сеть дорог, построено два огромных аэродрома, которые сегодня используются очень незначительно. В самом городе масса ненужных помещений, которые в связи с уменьшением населения висят на балансе местных властей. Можно было бы даже создать специальный коммерческий центр предполетной подготовки - уверен, желающих ее пройти было бы немало.
Для того, чтобы это стало возможным, надо договориться, наконец, с Россией о распространении особого режима посещения только на те объекты, где он действительно нужен. А то, что стало историей - например, “Буран”, единственный оставшийся такой корабль (все остальные - макеты) - можно и нужно сделать доступным для людей.

вернуться назад перейти на главную обсудить в форуме

     О газете
     Контакты
     Подписка
     Письмо
     Поиск