ДЕЛО МОЛОДОЕ

НАДО СОЗДАТЬ СОЦИАЛЬНЫЕ ЛИФТЫ ДЛЯ ПОДРАСТАЮЩЕГО ПОКОЛЕНИЯ

Подробнее >>>
КТО ВЫ, mr. ADAM?

МАРАТ БИСЕНГАЛИЕВ О ПЕРВЫХ ШАГАХ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ И ПРЕМЬЕРЕ

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



Хранитель Люди

Галя Галкина
Сергей Червяков - единственный в Казахстане артист пантомимы
Он - единственный в Алматы, Казахстане, артист пантомимы, представитель редчайшей профессии - мим. Более того, хранитель этого жанра. Есть много аниматоров, но мим один - Сергей Червяков! Алматинцы хорошо знают его Белую статую, появляющуюся чаще всего в теплое время года на местном Арбате.
Статуя неподвижна, но сколько в ней жизни, чувства, эмоций, чего-то чрезвычайно волнующего!
Раз в месяц Сергей Червяков дает спектакль “Эпизоды” в театре “Жас Сахна”. У зрителя появляется возможность увидеть историю маленького человечка в большом городе. Он видит подробности этого огромного мира, кроме него их больше никто не замечает. Каждая миниатюра - это вся жизнь человека, представленная в трех минутах...

- Сергей, сколько в Алматы и в Казахстане артистов-мимов, представляющих классику жанра пантомимы?
- Если говорить о профессиональных актерах - я один! Есть еще несколько человек, пытающихся себя позиционировать в качестве мимов. Не хочу никого обидеть, но получается у них слабенько!
Больше двадцати лет назад в Алма-Ате зарождалось искусство пантомимы. Появились артисты, безумно любящие этот жанр, - Арнольд Саражинский, Сергей Червяков, Андрей Мармонтов, Юлия Щукина, Ира Машнина. Позже к этому коллективу примкнула Анна Герман, которую Андрей Мармонтов привез из Одессы - в свою жизнь, в алматинский театр пантомимы. Пантомима тех лет и сегодняшняя, представленная только Сергеем Червяковым, уходит корнями в классическую французскую пантомиму к признанным корифеям жанра - Марселю Марсо, Этьену Декру, Жану-Луи Барро.
Сергея Червякова это удивительное, тонкое, выразительное искусство тронуло с самого детства. В основном он видел сюжеты по ТВ - единственному источнику, где изредка появлялись эпизоды с пантомимой:
- Меня всю жизнь это волновало! В детстве эти волнения ниоткуда не могли происходить - только из телевизора. Потому что у нас ничего подобного никогда не было! Эпизоды с Марселем Марсо, в которых он появлялся на советском экране, особенно в Алма-Ате, можно было по пальцам перечесть. В художественном фильме “Его звали Роберт” действие происходит на концерте Марселя Марсо, и сам он появляется всего на 30 секунд. На экране советского ТВ был в основном Енгибаров, которого показывали чаще. Стоит вспомнить фильм “2-Леонид-2”. Он был настоящий мим, но цирковой. Клоун-мим. Если не родоначальник, то сподвижник этого жанра клоунады. К сожалению, он рано ушел из жизни. Два года назад я ездил в Ереван на фестиваль имени Енгибарова, присутствовал на открытии памятника великому миму в Цахнадзоре - в местечке, что в 50 километрах от Еревана. Это горнолыжный курорт, а летом там проводятся фестивали пантомимы. В Армении чтут память Енгибарова, который по происхождению был Енгибарян. В Ереване есть один из двух на постсоветском пространстве государственных театров пантомимы. Второй имеется в Грузии - в Тбилиси. Ереванский театр вписан во все учебники пантомимы. В Москве и в Питере никогда не было государственных театров пантомимы, хотя коллективы мимов были - известные, большие, популярные...

 

 

Как же пробивался к этому жанру более 20 лет назад Сергей Червяков, с детства влюбленный в пантомиму? В ту пору он - старательный студент биологического факультета КазГУ - работал в противочумном институте. О, это была весьма выгодная работа! Сотрудники этого заведения имели дело с особо опасными инфекциями, поэтому там год шел за два, а во время командировок в поле сотрудники получали двойную оплату!
 - Хороший был заработок. Синекура по советским меркам. Но в 1987 году я уволился из этого хлебного места, получил солидный расчет - и в тот же день сломал ногу... Три месяца я лежал пластом дома, размышлял о том, что же я хочу делать дальше. И вдруг решил, что больше никогда не вернусь в науку!
И тогда Сергей понял, что он хочет связать свою жизнь с театром. Но каким образом, не имея диплома, он может попасть на театральные подмостки? Именно в это время возникает идея организовать театр из выпускников Академии искусств имени Жургенова. Руководство “жургеновки” пригласило из Бишкека Арнольда Саражинского. Артист немедленно отозвался, приехал в Алма-Ату и помог довести до сдачи дипломный спектакль курса. Арнольд участвовал в спектакле в качестве персонажа-мима и с помощью пантомимы показал все, что, собственно, происходит в спектакле. Человек ниоткуда, он дает свои беззвучные комментарии - языком пластики, мимики, жестов. Именно этой возможностью и воспользовался Сергей Червяков. Он познакомился с Арнольдом Саражинским, столь же пламенно влюбленным в редкий жанр. После их беседы Сергей через день получил предложение от Арнольда - принять участие в будущем театре пантомимы, который и намерен был создать Саражинский. Конечно же, Сергей немедленно согласился!
- Я потом этот принцип взял в упражнение “Лепка”, использовал в учебной программе со студентами в Академии искусств имени Жургенова, давал это упражнение.
Театр Арнольда Саражинского просуществовал недолго. Начались экономические трудности, артисты потеряли пространство в театре Парка Горького, где работали в маленьком павильоне, арендовали помещение в школе...
- Но потом все пошло прахом. Арнольд уехал в Одессу, Мармонтов отправился за ним. Я примкнул к молодежному театру “Черный квадрат”, где мне предложили поучаствовать в спектакле по Хармсу.
Его образ - Старухи с часами - пронзил зрителей! На циферблате не было стрелок, но по воле Старухи откуда-то из подмышки вылетала кукушка, и в полутемном зале двенадцать раз звучало: “Ку-ку-ку!” У зрителей леденела кровь в жилах...
- Говорят, было жутко!
Труппа Арнольда Саражинского играла три спектакля - детскую постановку “Путаница”, “Метамарфозы”, “Концерт в Летнем парке”, Арнольд сделал комичное, минут на сорок, сольное выступление. Позже, когда труппа возродилась в виде театра “Постскриптум”, восстановили “Путаницу” с названием “Все-все-все!”, немного переделав спектакль. Играли также постановку “Арлекин, Коломбина и Пьеро”, режиссером которой выступил Андрей Мармонтов. Здесь персонажи меняются масками. Пьеро, получив лицо Арлекина, чувствует, как маска управляет им. Арлекин же, оказавшись в обличье Пьеро, получает все оплеухи, предназначенные именно ему, несчастному Пьеро... Об этом и был спектакль - о смене масок, образов, о перемене участи.
- Тогда с нами были также Галина Пьянова и Ирина Шатрова. Ирина сейчас живет в Москве, Галина работает в театре АРТиШОК. Андрей Мармонтов более пятнадцати лет назад уехал в Москву - уже в качестве кинорежиссера. Анна Герман живет в Италии. Арнольд Саражинский перебрался в Германию. Мы ему помогали сделать спектакль, с которым он и отправился в Европу. Кажется, он назывался “Маленький магазинчик”. Вор попадает в артистический магазин, где продают музыкальные инструменты, костюмы. На воришку сваливается волшебный пиджак. Надев его, он попадает в волшебный мир, и там с ним происходят удивительные перевоплощения... Саражинский играл этого воришку. В его руках “оживали” манекены, весь магазин становился площадкой волшебного действа, а утром зазвучала полицейская сирена, машина проехала мимо, но волшебство закончилось. Воришка исчезает из магазинчика, так ничего и не украв. Но он пережил нечто невообразимое, уникальное, что не стоит ни одной вещи в магазине...
Артисты-мимы есть в Европе, в России - Москве и Питере, на Украине существуют “наследники Марсо”...
- Труппа рассыпалась. А как же ты существовал вне театра?
- По-разному... Стал работать на улице. Появился персонаж - Белый человек, но очень скоро к нему стали примазываться: все надевают белый костюм и изображают статую - на корпоративах... В театре “Жас Сахна” играю спектакли раз в месяц.
- Практический вопрос: как зарабатывает на жизнь артист столь редкого жанра?
- Трудно... Проблематично привлечь на спектакли зрителей. Раньше Белой статуей зарабатывал за месяц столько же, сколько актер в труппе театра. Бывает, выполняю заказы, совершенно не связанные с театром. Сейчас восстанавливаю другу аккордеон Weltmeister, вернее, его декоративные панели. В рекламных агентствах за это не взялись: “Тут нужно 3D-принтер подключать!”
- Сергей, как ты в своем артистическом одиночестве развиваешь этот жанр?
- Дважды выезжал на Тайвань на полгода. Это были достаточно успешные “командировки”. Работал в парке а-ля “Дисней Лэнд” в Тайване, созданном по канонам оригинального парка в США. Там я тоже был Белой статуей, которая в Тайване неизвестна. Второй статуей стала Асель Калыкова. Она в то время была моим единственным партнером. Когда-то пришла после школы в Парк Горького работать аниматором, я там был режиссером. Асель не сразу поняла, что такое пантомима. Я долго объяснял ей, как это воздействует на зрителей. И однажды она, постояв статуей, примчалась в своем белом костюме с криками: “Получилось!” Сейчас Асель трудится в “Эйр Астане”, она стюардесса... и даже не рядовая, сегодня Асель передает опыт начинающим. Последний раз мы с ней работали год назад. Со студентами Академии искусств имени Жургенова поставили спектакль пантомимы “Шинель” по Гоголю.
Фанат пантомимы, он может долго рассказать об излюбленном жанре!

 

 

- Тело самоговорящее?
- Этим мало кто пользуется даже в драматических театрах. Говорят, говорят, говорят... Потом останавливаются, руки по швам, и опять говорят... Сначала было не слово, а движение, потом оно стало приобретать движение в словах. “Стояние” в качестве статуи я всегда рассматриваю именно как работу мима, а не как застывшую фигуру... Есть понятие “динамическая статика”, когда мы ничего не делаем, но стоим так, как будто сейчас побежим, полетим, смотрим так выразительно, что все хотят понять - куда же устремлен наш взгляд... Поза должна быть динамичной, что-то выражающей! Вот ты замер. С каким намерением? Хочешь кого-то убить или ждешь, чтобы тебя поцеловали? Так я объяснял и Асель. И ведь подходили и пытались целовать - белую безмолвную статую - Асель! Мне, моему Белому человеку, руку жали, в композицию встраивались - обниматься или в “глядели” играть... Даже танцевали и чинно раскланивались.
Белая статуя Сергея Червякова вызывает положительные эмоции у зрителей. Но однажды в Алма-Ате его пытались облить кока-колой два хулигана на улице. Сзади плеснули на Белую статую из пенящейся бутылки, артист увернулся, но белый подиум пострадал. Работу пришлось прервать. И только через полгода Сергей случайно узнал, что эти хулиганы дошли ровно до первого угла, за которым их ждали студенты Циркового колледжа, акробаты по специальности. Они устроили вандалам два-три кульбита, небольшую трепку. Студенты, будущие цирковые артисты, с уважением относились к Сергею Червякову, они решили наказать его обидчиков.
Сергея Червякова огорчает отсутствие партнеров. Тяжело оставаться одному... Он не умеет находить спонсоров. Радует его то, что все-таки продолжает свое дело. Сегодня Сергей Червяков мечтает поставить комический развлекательный спектакль из веселых миниатюр, не особо нагруженных философским смыслом... Он хочет рассмешить зрителей, развлечь, “расслабить”... У него это получится самым волшебным образом! Его зрители выходят из зала со счастливыми лицами. Что-то пробуждает в сердцах людей маленький мим!
- Но я не хочу заниматься клоунадой. Я - Арлекин. Грустный, печальный, хранящий интригу... Даже злыдень, который ставит пинки. Это не о моем характере, а о персонаже - я не добрый простак в рыжем парике... Мне ближе образы Чарли Чаплина...
Он - достояние республики, как бы пафосно это ни звучало. Его узнают в аэропорту, на улицах города, в транспорте, в кафе, где мы записывали наше интервью... Зрители распознают в нем себя... Его персонаж - серьезный, сосредоточенный мим, порой немного злобный, коварный, чаще - беззащитный... Невероятно чистый, наивный, вечный ребенок. Наверное, поэтому сам Сергей остается таким же, каким был 20 лет назад, когда впервые сыграл пантомимические спектакли. Только его неизменная косичка стала чуть серебристой...

Приглашаем алматинцев и гостей нашего милого города Алматы на спектакль Сергея Червякова “Эпизоды”, который состоится 27 февраля в 19.00 в театре “Жас Сахна”, что на Абая, 117.

 

 

Постскриптум
Андрей Мармонтов - режиссер, Москва:
- Пантомима - это не вид искусства. Это религия. Мы были не коллегами. Мы были единоверцами. Это больше, чем дружба. Это больше, чем семья.
В наш маленький, камерный театрик приходили люди, и мы разговаривали с ними о том, что нам интересно, - на нашем тайном языке. Языке пантомимы. И они нас понимали! Это было главное.

 

 

А Серега был центром. Без него не представлялось существование ни одного театра пантомимы. И когда судьба всех раскидала по разным городам, Серега остался хранителем. Иногда я вижу его фото с разных площадок и понимаю, что он все помнит. Он не растерял все то, что мы тогда придумали и нашли. И пока он работает, наш театр - театр “Постскриптум” - жив!


Надежда Червякова - супруга Сергея:
- Я не знаю, легко ли жить с Сергеем Червяковым, никогда не жила с другими мужьями... Не специально, так получилось... Он очень прост и очень противоречив. Он кажется гибким и легким физически, но внутри он - ортодокс. Имеет неформальный имидж, но весьма консервативен. Кажется творческим разгильдяем, будучи в действительности классическим эрудитом. Категоричный рационал, обожающий фэнтези. Очень домашний, но лучше с ним путешествовать, чем быть запертой в четырех стенах, ибо запертая энергия начинает разносить стены, и лучше уж ее рассеивать по городам и весям. Прекрасно готовит, но мечтает, чтобы это всегда делала женщина (но тут, сорри, не срослось...)

Называет себя мим-краснодеревщик, очень любит чинить вещи. Никому не доверяющий искренний романтик. Все эти черты не срастаются и не составляют баланса, а остаются коктейлем, где разные цвета и вкусы не смешиваются. И если что-то случится в мире, не в мире вообще, а в нашем мире, который окружает нас и дает нам комфорт, то я отдам все за свои принципы. А он все отдаст за безопасность, дом, предметный мир. Он - хранитель. Я - творец идей. Я - меняю. Он - удерживает. И если мы - о политике, то всегда на разных сторонах. Я знаю, что он никогда не согласится со мной. Но всегда меня прикроет, защитит и сделает все, что нужно, для нашего общего мира. Если вы можете представить себе рыцаря, не задумывающегося о белых воротничках и манерах, то это он, Сергей Червяков, такой рыцарь...

 


Галина Пьянова - художественный руководитель, режиссер, основатель театра AРTиШОК:
- Помню театр “Постскприптум” с 1990 года - легенды ходили, что четверо ребят сделали в Алматы Театр пантомимы!!! Пантомимы!!! А про Луи Барро, Марселя Марсо мы-то алматинские перестроечные дети мало что, в принципе, понимали, да и откуда? Пантомима для нас - это, конечно же, Полунин, “Лицедеи”, что еще? Одесские ребята. Маски. В общем, клоунада... Еще для тех, кто собирался поступать в театральный, - это что-то страшное, потому что обязательно на вступительных будет тур “Этюды”. Что-то типа пантомимы, и это мало кто умеет..... Ну, мы так думали.... И тут “Постскриптум”... Представляете, я еще не видела ничего, а уже знала артистов по именам: Андрей Мармонтов, Аня, Таня и Сергей Червяков. Все вокруг говорили, что Сергей - это гений. И так случилось, что впервые я его увидела не в “Постскриптуме”, а в театре-студии, по-моему, это был “Черный квадрат”. Там шел спектакль по Хармсу, ярко запомнился второй акт - Старуха, кстати, первый акт вообще не помню. Так вот Старуха - это “тот самый Червяков” - более сильного впечатления от игры актера, наверное, больше не получала. Его воздействие на зал было просто магическим! И тогда я впервые - девочка, имеющая в представлении только спектакли ТЮЗа и театра драмы, - получила шок! Оказывается, может быть страшно, восхитительно, удивительно только от того, как у артиста работает большой палец на правой ноге! И тишина... Никаких тебе саундтреков, никаких концепций, никаких слов - все так, как и должно быть в театре - зритель - актер - и возникает чудо!!! Вот так я поняла, что такое пантомима! И, конечно же, все, что для меня в моей запутанной театральной биографии является пантомимой, - однозначно Червяков!!! Это и школа: я до сих пор умею делать “шаг”, а “стенку” - двоечница - так и не освоила - увы! Жанр только для избранных!!! Это и “вкус” - “Дети Райка”, например, показал мне Сережа! Это “Одиночество”! Да! Пантомима - жанр одиноких людей! И горький опыт расставаний, обид, причем обижали - и очень сильно - мы Сергея, думаю, что за это расплачиваемся!!! А он все равно - Сергей Червяков!!! Избранный, одинокий, талантливый, безумный, каким и нужно быть простому молчаливому гению!

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 


Large Visitor Globe


Архив новостей
Ноябрь 2018 (104)
Октябрь 2018 (169)
Сентябрь 2018 (156)
Август 2018 (154)
Июль 2018 (178)
Июнь 2018 (171)

Голосование
Оцените новый дизайн


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение
Fatal error: Call to a member function _destr() on null in /var/www/vhosts/np.kz/public_html/engine/modules/main.php on line 390