ДЕЛО МОЛОДОЕ

НАДО СОЗДАТЬ СОЦИАЛЬНЫЕ ЛИФТЫ ДЛЯ ПОДРАСТАЮЩЕГО ПОКОЛЕНИЯ

Подробнее >>>
КТО ВЫ, mr. ADAM?

МАРАТ БИСЕНГАЛИЕВ О ПЕРВЫХ ШАГАХ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ И ПРЕМЬЕРЕ

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



Ее называют “машинкой Зингер” Люди

Галя Галкина
Коллеги называют ее “машинка “Зингер”, ведь шов Галии Есенжан столь идеален, что можно усомниться, человеку ли он принадлежит, так же идеальны ее бесшовные операции. Ведущий хирург НИИ глазных болезней Галия Ануарбековна Есенжан оперирует передний отрезок глаза через разрез два миллиметра - без швов! Инструменты столь тонкие, что их рабочую часть можно рассмотреть через микроскоп, а шовный материал в 10 раз тоньше человеческого волоса. Ее специальность требует ювелирности в проведении тончайшей операции под микроскопом. Инструменты, с которыми работает хирург, весом не более 5 граммов, их и удержать-то в руках, кажется, сложно. Глаз - настолько маленький объект, он весит всего около 15 граммов

 

alt

Работает Галия Есенжан в НИИ глазных болезней в городе Алматы с 1981 года, примерно с этого же времени оперирует. Ею гордятся коллеги, с трепетом относятся ученики, с любовью и почитанием - пациенты.
Прежде чем специалист-офтальмолог начинает оперировать, он определенным образом тренирует руки - учится шить под микроскопом, выполняя микроскопической иглой крошечные стежки. Ведь в будущем такие стежки он будет делать на небольшом участке глаза. За безукоризненный шов, который остается после операции Галии Есенжан, коллеги и называют ее “машинкой “Зингер”, ведь только на швейной машинке можно сделать такой идеальный шов - стежок к стежку.
Жемчужиной офтальмохирургии считается операция катаракты. Это проблема, которая неизбежна для любого человека возрастной группы. К сожалению, сегодня катаракта поражает людей более раннего возраста, чем раньше. Если в прошлом она была у пациентов в возрасте около 70 лет, то теперь катаракта возникает и после 50 лет. Врачи предполагают, что это может быть связано со стрессовыми ситуациями, с обменными процессами в организме человека, с худшими экологическими условиями. Лечение катаракты предполагает только хирургическое вмешательство.
- Не существует иного лечения катаракты, кроме хирургической операции. И когда предлагают медикаментозное лечение в виде капель, активно рекламируя их, то нужно понимать, что эти “чудо-капли” - просто миф. Потому что известно: если помутнел хрусталик, то его радикально можно излечить только операцией и ничем другим.
И именно Галия Есенжан блестяще выполняет эту операцию, как никто другой. Операция проводится современным способом, имеющим название факоэмульсификация с имплантацией искусственного хрусталика. После такой операции человек реабилитируется в первые же дни, если проблема была именно в помутнении хрусталика.
Офтальмохирургия развивается в ногу со временем. Как только что-то новое появляется в мировой науке, НИИ глазных болезней старается внедрить новинку в своем институте. К этому стремятся руководство института, его директор Турсункуль Ботабекова и Министерство здравоохранения республики.
Наличие современной аппаратуры не только возвращает полноценное зрение для тысяч пациентов, но и позволяет раскрыться таланту таких специалистов, как Галия Есенжан. Она стояла у истоков применения факоэмульсификации катаракты, впервые в нашей стране внедряла эту методику вместе с Зауре Абдуловной Иманбаевой. И теперь вслед за этими специалистами идут лучшие офтальмохирурги. Ученики Галии Есменжан тоже стали ведущими хирургами.
- Галия Ануарбековна, вы каждый день оперируете пациентов клиники с утра и до обеда. С какими проблемами зрения вы сталкиваетесь как ведущий хирург?
- В основном оперирую по поводу двух проблем - катаракты и пересадки роговицы. Это два моих “конька”. Пересадка роговицы - кератопластика - производится, когда имеется помутнение роговицы, воспалительные процессы, язва роговицы. Берется донорская роговица и пересаживается пациенту.
В Казахстане эту операцию проводят только в Институте глазных болезней. Качество операции во многом зависит от квалификации специалиста. Галия Есенжан владеет этой методикой, по мнению коллег, лучше всех в Казахстане. Так же блестяще она проводит реконструктивные операции.
- Как именно нужно беречь зрение? Можно ли предостеречь людей от тяжелых последствий?
- Все лечение - это профилактика. Необходимо своевременно обращаться к любому врачу - будь то офтальмолог, терапевт, кардиолог, онколог. Если вы стремитесь сохранить свое здоровье, то самое главное - раннее обращение к врачу. И тогда вы убережете себя от множества проблем со здоровьем.
- Галия Ануарбековна, почему вы выбрали в свое время именно эту профессию?
- Честно говоря, я эту профессию не выбирала, хотела быть юристом. У меня папа был юристом, и я мечтала об этом же деле для себя. Но мои родители сказали, что в семье кто-то обязательно должен быть врачом! Кстати, я считаю, что это очень мудрая позиция - в каждой семье нужно обязательно взрастить собственного врача, тогда он будет грамотно заботиться о здоровье всех членов семьи, убережет их от многих ошибок. И я жалею, что своего сына я не направила по моим стопам, потому что у него есть склонность к этой профессии. Но теперь хочу внука отдать в медицину, чтобы он стал медиком. Считаю, что большую роль играет преемственность поколений. Если родители - медики, то дети, выбрав медицину как профессию, гораздо более развиты, они изначально больше знают всего, относящегося к этой области, потому что в семье происходят разговоры в основном о пациентах, об их лечении, о заболеваниях и так далее. Дети с пеленок знают, что нужно делать, чтобы помочь пациенту, растут в атмосфере медицины. И когда есть преемственность поколений, я думаю, это здорово, потому что именно семейные поколения специалистов - юристов, врачей, учителей, журналистов и представителей других профессий - рождают лучших специалистов в своей области.
- Каково это - быть ведущим хирургом НИИ глазных болезней?
- Легких профессий нигде нет. Я много лет в своей профессии, и она мне нравится. Сейчас пожинаю плоды того, что вложила в освоение своего дела, или в меня вложили мои учителя, наш институт в целом. И только сейчас мне не так тяжело, как, возможно, было раньше - на пути освоения профессии.
- Кто были ваши учителя? Ведь всегда за крупным специалистом стоят его предшественники, наставники.
- Учителей было много. Кто-то до сих пор жив, иных уж нет. Одна из первых моих учителей - Зинаида Марковна Гольдман, но ее, к сожалению, уже нет в живых. Жанар Габиденовна Мустафина, вся наша профессура, которая представляет офтальмологию Казахстана. Моим первым учителем по хирургии была Антонина Лукьяновна Богданова, потом - Лия Александровна Луговских. Мои наставники - это не только те, кого я назвала, но все, кто меня окружал, сопровождал, у кого я училась профессии. Есть люди, которые уже идут за нами - наши ученики. Это уже другое поколение. Обычно операцию связывают только с хирургом. Но работает целая команда - лечащие врачи, медсестры, санитарки, операционные медсестры... Нет хирурга, который бы оперировал без последствий. Поэтому большую роль играет послеоперационное ведение, лечение, выхаживание больного. И в тяжелом случае выхаживают сообща. Но, к сожалению, случается, когда пациенту уже невозможно помочь из-за позднего обращения.
- Занимаетесь ли вы помимо хирургии наукой?
- Занимаюсь именно хирургией. Но без науки нет хирургии, нет продвижения в клинике. Какие-то научные разработки в любом случае внедряются в клинике. Ведь любые научные достижения и направлены на то, чтобы в клинике было лучше работать. Все, что в мире есть в области офтальмологии, стараются применить у нас. К сожалению, материальная база не всегда позволяет в полную силу развернуться нашей науке, чтобы делать масштабные исследования в области офтальмологии, как это происходит за границей, там выделяются очень большие деньги на эти цели. Но тем не менее наука нам помогает, мы всегда работаем вместе - наука с клиникой, если есть какие-то достижения в науке, мы их обязательно внедряем в клинике. В Институте глазных болезней есть современное, полное офтальмологическое оснащение, которое имеется во всем мире. Наши врачи выезжают в ближнее и дальнее зарубежье с докладами, делятся собственным том и получают новые знания. Молодежь имеет возможность обучаться в лучших учебных заведениях.
- Я заметила, что среди пациентов очень много совсем маленьких детей. Казалось бы, они не могли еще успеть испортить свое зрение, почему же оказались в числе пациентов клиники?
- В связи с тем, что в настоящее время стали выхаживать недоношенных детей, стало больше патологий. У недоношенных детей не успевают сформироваться глаза как органы.
- В конце нашего разговора обратитесь, пожалуйста, к нашим читателям с предостережением по поводу зрения. Как бережно относиться к своим глазам?
- Необходимо своевременное обращение к любому специалисту в плане медицины. Если вы вовремя обращаетесь, то всегда можно помочь. А когда пациент бьет тревогу на последней стадии болезни, то порой уже невозможно спасти зрение. К сожалению, в офтальмологии есть такие заболевания, которые уже неизлечимы. Например, глаукома - это заболевание, которое ведет к слепоте. Поэтому в любой патологии необходимо раннее обращение. Чем раньше начато лечение, тем лучше эффект.

 

Перфекционист
во всем
О Галие Ануарбековне Есенжан рассказывает ее коллега - заведующая отделением Казахского НИИ офтальмологии Светлана Владимировна Дон:
- Иногда рождаются такие звезды, как наша Галия Ануарбековна, которые на профессиональном небосклоне сияют в одиночестве, не повторяясь в последующих поколениях в такой огранке, как она сама. Думаю, что она попала в нужное время в нужное место, в оптимальные обстоятельства, и ее талант проявился и реализовывается во всей полноте и блеске. Галия Ануарбековна оперирует в течение пяти-семи минут! Она работает как ювелир - под микроскопом и с микроинструментами, которые весят, возможно, не более пяти-семи граммов. Для нее нет необходимости совершать какие-то великие физические усилия. Для успеха такой операции нужны золотые руки и голова на плечах.
- Всем известно о замене донорских органов, но мало кто слышал о пересадке донорской роговицы...
- Эта операция называется кератопластика. Галия Ануарбековна так тонко выполняет эту операцию, что коллеги, видя, какой шов она делает, называют ее “машинкой Зингер”, потому что руки человека не способны так безукоризненно выполнять шов. А у Галии Ануарбековны он автоматически получается идеальным - до миллиметра, ни на градус не отклоняется! Когда специалисты видят ее шов, они удивляются, что его сделал человек, а не машина... И поэтому мы говорим - это невероятно!

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 


Large Visitor Globe


Архив новостей
Ноябрь 2018 (104)
Октябрь 2018 (169)
Сентябрь 2018 (156)
Август 2018 (154)
Июль 2018 (178)
Июнь 2018 (171)

Голосование
Будете ли Вы оформлять подписку на сайт, если сайт станет платным


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение
Fatal error: Call to a member function _destr() on null in /var/www/vhosts/np.kz/public_html/engine/modules/main.php on line 390