ДЕЛО МОЛОДОЕ

НАДО СОЗДАТЬ СОЦИАЛЬНЫЕ ЛИФТЫ ДЛЯ ПОДРАСТАЮЩЕГО ПОКОЛЕНИЯ

Подробнее >>>
КТО ВЫ, mr. ADAM?

МАРАТ БИСЕНГАЛИЕВ О ПЕРВЫХ ШАГАХ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ И ПРЕМЬЕРЕ

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



Каждый может! Люди

Галина Галкина
Когда у Ирины Симоненко родился сын Тимофей, она была счастливой матерью. Вскоре обнаружилось, что у ребенка проблемы со здоровьем - детский церебральный паралич. И с того момента Ирина Евгеньевна посвятила сыну жизнь. Муж ушел из семьи, где рос мальчик-инвалид, но это не сокрушило Ирину. Она чувствовала себя настолько сильной, что поняла: ее помощь нужна не только Тимофею. И открыла благотворительный фонд “Орал” в 2000 году, создала семейный реабилитационный приют, куда обращаются многодетные и беременные женщины, приходят те, кто по каким-то причинам лишился дома. Фонд “Орал” - это также семейный детский дом “Жана алем”, куда попадают дети-подкидыши, беспризорники, выпускники детских домов. За 9 лет более трех тысяч человек жили в этом доме, что имеет прописку в поселке РВ-90, обретали не только крышу над головой и трехразовое полноценное питание...

Люди получали и получают здесь реабилитацию. Если нужно было восстановить или оформить заново документы, Ирина Симоненко делала это со всем тщанием. В приют стучались беременные женщины, оказавшиеся на улице. Ирина принимала их, отправляла в больницу, где благополучно рождались малыши. Их первым домом был приют. Здесь мама с новорожденным находились до того момента, как обстоятельства позволяли им вернуться домой, к родным.
- Мы служим реабилитации людей, которые приходят к нам и живут. Больше им некуда идти. Много женщин приняли: многодетных, беременных... Я планирую открыть также женский кризисный центр. Недавно позвонила семья погорельцев. Им негде жить. К нам в дверь стучат через день: то матери с детьми-инвалидами, то беременные. Приняла женщину, она заболела бронхитом, отвезла ее в областную больницу, говорила с заведующей роддомом. Сделали удачную операцию - кесарево сечение. Ребенок родился нормальным. Мама приходит в себя. Я езжу к ней в роддом. Пытаюсь способствовать тому, чтобы у нее восстановились отношения с мужем, который выгнал ее из дома за несколько недель до родов.
Вот уже год и три месяца в приюте Ирины Симоненко живет Ания с двумя детьми. Старшая дочь гостит иногда у дедушки с бабушкой. А саму Анию и младшего ребенка родители не принимают, отказали ей в проживании в родном доме, потому что мальчик родился без мужа...
Маленький Давид, сын Ании - родной для всех, живущих в приюте. Его любят и балуют. Имя Давид он получил от своей крестной матери, Ирины Симоненко. Она хотела, чтобы с этим звучным именем в жизнь ребенка пришла удача.
Чаще всего в приюте находятся дети, в основном это выпускники детских домов.
- Дети взрослеют и желают жить самостоятельно. Это нормально. Первые 2-3 года мы делали здесь летний детский лагерь, куда брали детей из детских домов.
Когда мы с фотокорреспондентом были в гостях у Ирины Евгеньевны, с ней находились ее сын Тимофей, Никита, Катя, Ания с сыном Давидиком.
- Никита и Катя - выпускники детского дома №3. Ирина Евгеньевна оформила им III группу инвалидности. И они остались жить в теплом приюте. Катя с Никитой недавно поженились, ждут ребенка.
alt
В центре: Ирина Симоненко с маленьким Давидом.
Слева направо: Катя, Никита, Тимофей и Ания.
Если бы можно было составить общее семейное фото приюта,
в нем оказалось бы 3 тысячи человек, которым помогла Ирина
- Люди порой уходят из приюта по разным причинам. Кому-то снова нужно пить, курить и гулять... И я не могу их удерживать, так как наш первый и главенствующий принцип - добровольности. Если после собеседования я принимаю решение взять человека в приют, он дает письменное согласие, что ознакомлен с правилами проживания и будет их выполнять. Это обычные семейные правила... У каждого есть свои обязанности. Всего-то и нужно - себя обслужить в стенах этого дома. И мне приходилось иным нашим жильцам втолковывать, что с такими темпами и качеством труда, какой показывают здесь, они и дня не продержатся в любом месте, куда придут трудоустраиваться. Это тоже момент трудовой реабилитации. Некоторые мне говорят: “А кто ты такая, чтобы мне указывать?” И я им отвечаю: “Наш приют - самое лояльное место, где вы можете жить, питаться, одеваться и делать то малое, что обязаны. Вы хотели решать здесь свои проблемы. Я открыла дверь, и моя задача - помочь вам”. Каждый проходит при этом свою собственную реабилитацию - кому-то нужно пособие оформить, у кого-то рождение детей, кто-то имеет чисто психологические проблемы...
Порой постояльцы обворовывали свой приют. Особенно поначалу.
- И это делали те детдомовские ребята, которых я кормила, одевала, о которых заботилась.
- И они исчезали после того, как совершали кражу?
- Нет, не исчезали, с ними была долгая, кропотливая работа. Я знаю: то, что я сею в души людей, рано или поздно прорастает. Возможно, это не произойдет здесь, в приюте, но обязательно - в другом месте. Я это вижу, потому что даже те из моих подопечных, кто уходит, хлопнув дверью, с претензией ко мне, потом звонят, возвращаются, налаживают отношения со мной. К ним приходит нормальное человеческое понимание, благодарность...
- Дети, которые живут с Вами, они воруют, высказывают упреки, нарушают нормы проживания, убегают... Ведь можно устать от обид, безысходности, безнадежности... Могут опуститься руки...
- Я прощаю. Мне приходится очень много прощать. Меня научил этому Бог - прощать то, что, кажется, вообще невозможно прощать. Я - счастливый человек. Хотя моя ноша, которую я добровольно несу, - неженская. Физически - порой непосильная. Но морально бывает даже тяжелее, чем физически. Случаются очень серьезные материальные затруднения. Но то призвание, которое я получила в 1998 году, которое услышала сердцем сверху, свыше, я приняла его - от Бога. Я должна спрашивать в первую очередь с себя. Почему Бог поместил меня в такую сложную неблагополучную среду?
Ирина Евгеньевна имеет высшее образование. Она - пианист, музыковед, дирижер и вокалист... Работала завучем в школе. Девять лет назад оставила свою мечту - осуществить карьеру музыканта - и стала хозяйкой приюта... За эти годы Ирина теряла близких людей, сталкивалась с враждебностью, агрессией тех, кто заходил на территорию приюта чем-нибудь поживиться. Ее не устрашали угрозы расправы чужаков... Бесконечные проблемы приюта ее только закаляли...
- Бог дает мне бесстрашие. Я побеждаю силой духа, которую мне дает Господь. И эта сила есть в каждом из нас. Мы просто не думаем об этом, забываем. Благодаря моему сыну, тому, что испытала в связи с его болезнью, проблемами ребенка-инвалида, я и научилась понимать многие вещи в жизни. Бог мне показал, что я не должна зацикливаться на сыне, не имею права это делать. Поняла, что у меня есть потенциал на гораздо большее, что я могу и должна помогать многим людям.
- Ирина Евгеньевна, а Вам приходилось думать о тех мамах, которые отказываются от своих детей - детей больных и даже здоровых?
- Я не могу судить людей вообще. Дай бог, чтобы мне научиться свои ошибки признавать. Бог хочет, чтобы я научилась на себя в первую очередь смотреть, изменять себя. И спрашивать по полной программе в первую очередь с себя. А люди, которые поступают так со своими детьми, они совершают большую ошибку в жизни, может, не осознавая этого. Точно так же, как и те, кто совершает самоубийство, они не отдают себе до конца отчета в том, что делают. Это эмоциональный порыв. Так же и мамы, бросающие своих детей, оставляют часть себя - свою плоть, кровь. Мы связаны со своим ребенком духовно, морально, физически, эмоционально - по плоти и по крови. Фактически женщины отвергают сами себя. Не могут принять себя, поэтому не принимают и своего ребенка.
Фонд “Орал” - наш частный проект, коллективное творчество многих людей. Мы сами тоже являемся спонсорами. Много лет я сдавала собственную квартиру, деньги использовали для приюта. Полтора года назад квартиру продала. С помощью вырученных денег мы решили очень серьезные вопросы в приюте. Все, что здесь есть, создавали своими руками...
Санэпидемстанция, с одной стороны, спонсоры - с другой, чиновники - с третьей. И мы между всеми этими “огнями” лавируем. Казалось бы, делаешь нормальное дело, которое обществу необходимо, в то же время приходится терпеть много неудобств, препятствий со стороны государства. Но ведь наш приют - реальный, живой проект... Дали бы хотя бы землю в аренду на долгий срок и эти помещения. Пока я все эти годы пыталась оформить и узаконить аренду, нашу территорию поделили на части. Резали землю по-живому: за границей приюта оказались все наши объекты - жилые дома (через них проходила граница), банно-прачечный комплекс, большая столовая, сараи для скотины, водопровод и огород... У нас осталось от 27 гектаров всего 2.
Пишется у нас одно: “Мы вам все предоставим, поспособствуем проектам, которые помогают населению решать серьезные социальные проблемы”... На деле получается, что приходится бодаться с государством. Я вообще вижу наше государство, как асфальтный каток: он просто закатывает людей в асфальт. Кто там? Пенсионерка? Ребенок-сирота? В асфальт! Лишь бы было чисто и ровно.
Без техпаспорта и земельного акта на территорию и помещения приюта Ирина Симоненко не может развивать приют фонда “Орал”. А в планах - открыть семейный детский дом, женский кризисный центр, позаботиться о многочисленных беженцах. У фонда “Орал” нет денег, чтобы заплатить за техпаспорт, который стоит несколько тысяч долларов. Руководитель фонда “Орал” обращалась в акимат, в земельные комитеты, в прокуратуру, в Государственный архитектурно-строительный комитет... Но все безрезультатно. Ирина Симоненко сумела продлить договор аренды безвозмездного пользования постройками на 10 лет, прошло уже четыре года, но до сих пор ей не выдали госакт.
- Я никак не могу узаконить аренду территории и строений. Наш приют жизненно необходим людям! А мы имеем возможность принимать сегодня 20-30 человек. Если бы чиновники пожили здесь хотя бы месяц, они бы увидели, сколько людей нуждаются в нашем приюте! Увидели бы, что на самом деле есть серьезные проблемы в обществе, которые кто-то должен решать.

Дети-сироты - это красная лампочка в обществе, она горит, чтобы люди очнулись, увидели, что в нашем обществе есть социальная проблема. Все неблагополучные люди - это сигналы, говорящие, взывающие, кричащие о том, что общество больно! Все эти неблагополучные люди, дети-сироты, мамы, бросившие своего ребенка, случаи суицида, наркомании, разбоя, убийства - проявление болезни нашего общества. И когда каждый человек возьмется за себя, свою судьбу, будет отвечать за себя, своего ребенка, свою семью, то общество оздоровится.

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





  • Зарина

  • 10 июня 2011 23:18
  • Группа: Гости
  • Регистрация: --
  • Статус:
  • 0 комментариев
  • 0 публикаций
^
Хочу сказать огромное спасибо Ирине Евгеньевне! Она очень хороший человек. Она помогла многи людям, мне в том числе. Бог вам в помощь Ирина Евгеньевна!
  • Нравится
  • 0
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 


Large Visitor Globe


Архив новостей
Ноябрь 2018 (104)
Октябрь 2018 (169)
Сентябрь 2018 (156)
Август 2018 (154)
Июль 2018 (178)
Июнь 2018 (171)

Голосование
Оцените новый дизайн


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение
Fatal error: Call to a member function _destr() on null in /var/www/vhosts/np.kz/public_html/engine/modules/main.php on line 390