РОГА, КОПЫТА И СУБСИДИИ

“ХЭДХАНТИНГ” ОТБОРНЫХ И ПОРОДИСТЫХ

Подробнее >>>
ЛЕСНОЙ ДАР

КАК ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ ПОМОГАЕТ ДЫШАТЬ ЛЕГЧЕ

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон


Виктория-победа над случайностью







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



Хочу твоей гордости Люди

Галина Галкина
Они увидели друг друга впервые в госпитале под Москвой в 1942 году, куда попал Константин Максимов. Молодой раненый офицер лежал в палате, где медсестрой была юная Тамара. Семнадцатилетняя девушка строго следила за порядком в палате. И ей казалось, что Максимов разговаривал с ней сухо и даже дерзко. А он и на больничной койке лежал с орденом Красного Знамени на белой рубашке. Так гордились тогда боевыми наградами воины Великой Отечественной...

Тамара с трогательной фамилией Юноша однажды поняла, что с этим человеком, которого почтительно называла на “вы” в госпитале и потом все четыре года войны, она никогда не расстанется.
Тогда же, в 1942-м, Константина Максимова наградили вторым орденом Красной Звезды - за оборону Москвы. Ему, страдающему от ранения ноги, предложили в виде исключения доставить орден в госпиталь и торжественно вручить прямо в палате. Но он предпочел получить Красную Звезду в Кремле из рук самого Калинина.
Константин обрезал на больной ноге гипс, надел на него сапог и на костылях отправился в Кремль. Там даже нарушили очередность вручения наград, чтобы раненый Максимов получил свой орден раньше. Объявили его фамилию, Константин оставил костыли и, чеканя шаг, направился к Калинину. Вручение состоялось. Максимов повернулся, чтобы занять свое место, и... едва не упал. Его подхватили. В госпитале оказалось, что сапог на больной ноге полон крови.
Константин Максимов был весь изранен - контужен, в штыковой атаке ему прокололи руку, в госпиталь поступил с перебитой ногой. Лечился долго. И Тамара радовалась тому, что Константин Александрович рядом.
- Когда его ранили, он бежал от наступающих немцев на перебитой ноге, чтобы не попасть в плен. В то время боялись попасть в плен. Это было страшнее, чем быть убитым. И в его пистолете всегда оставалась последняя пуля.
alt
Тамара… с трогательной девичьей фамилией Юноша. И сегодня она сохраняет удивительную молодость души, остается юношей...
Костя пользовался уважением, авторитетом и в госпитале, который патронировали жены Орджоникидзе и будущего первого секретаря компартии Болгарии Димитрова. Жена Орджоникидзе благоволила моему будущему мужу, хотела познакомить с ним свою дочь. Она говорила: “Я могу Вас оставить в Москве, и Вас не отправят на фронт”. А Константин ответил ей: “А как же я буду смотреть в глаза сыну, если уклонюсь от фронта и останусь в тылу?” Жена Орджоникидзе с удивлением спросила: “Разве у вас есть сын?” И он ответил: “Ну, когда-то будет”.
Косте собирались ампутировать ногу - я увидела запись в его назначении: “Максимов. Ампутация”. Только его прооперируют, как снова наступает осложнение. Ничего не сказала Косте, побежала к главному хирургу. Франц Францевич, коммунист-австриец, жил в Москве, работал в нашем госпитале. Я стала просить его сделать еще одну операцию Максимову: “Костя так рвется на фронт, как же он без ноги останется?”
Хирург спрашивает меня с забавным акцентом: “Фи его невеста?” Я потупилась (наши отношения с Костей только развивались) и кивнула. Франц Францевич сказал: “Сделаю операцию - для тебя”. И прооперировал (а он уже делал ему раньше две операции на ногу).
Последняя оказалась удачной. Костя пошел на поправку. И сразу уехал на фронт. Пришла первая открытка: “Доехал хорошо. Вернулся в свою “Пролетарку”. Меня, как родного, встретили те, кто уцелел. Нога ведет себя прилично. Жму руку”. Такие были взаимоотношения. Не написал даже: “Целую”, а просто: “Жму руку”.
Вместе с Константином Александровичем прожили мы 61 год, с тех пор как поженились. Войну мы не считали... И так это оказалось мало... Счастливые годы... Он никогда не давал мне никаких поводов к огорчениям. У нас всегда были красивые и очень уважительные взаимоотношения. Чтобы я ни делала, ему казалось, что лучше меня никто и не сможет сделать... Мы поддерживали друг друга во всем. Я никогда не расспрашивала его о работе, не принято было. Узнавала о чем-то от друзей, сослуживцев. Что-то сам рассказывал в своей сдержанной манере. Меня в моих начинаниях Константин Александрович сильно поддерживал. Я растила сыновей, занималась наукой, общественной работой, писала диссертацию. Он одобрял, что я не погрузилась в одни только домашние дела.
Костя был старше меня на семь лет. Когда началась война, он служил в первой Гвардейской московской дивизии - в “Пролетарке”, как ее называли. До войны учился в аспирантуре в Харьковском университете, был историком. После победы хотел идти на преподавательскую работу, но его не отпустили из армии. Сказали: “Нам образованные люди в армии тоже нужны”.
Весной 1941 года я только закончила девятый класс, мне не исполнилось и семнадцати лет. В то время все были настолько патриотичны, что мы, школьники, гурьбой пошли в военкомат. Кому-то было семнадцать, кому-то - шестнадцать с небольшим... И все мы хотели воевать за нашу Родину, я подчеркиваю - за нашу Родину, и участвовать в самых горячих точках фронта.
Такой порыв был у всех, что даже пожилые люди просили: “Дайте, мы хоть чем-то поможем!” Я была москвичка, а на Москву с первых дней немецкие самолеты сбрасывали “зажигалки” - зажигательные бомбы. Так старики шли в домоуправления, просили, чтобы их пустили на крыши домов скидывать оттуда бомбы. Когда мы, еще дети, записывались на фронт, нас поддерживали не только родители. И теперь мне страшно слышать, как современные молодые люди, когда им приходит пора служить в армии, говорят: “Я за эту Родину (не говорят “мою Родину”) воевать не хочу!”, “Я в этой стране жить не хочу!” К сожалению, это можно услышать на каждом шагу.
Я пошла в военкомат, просилась на фронт. Мне сказали: “Нет!”, так как не было семнадцати. Но я просила: “Хоть куда, только чтобы помогать Родине”. Меня взяли по вольному найму, но в действующую армию, и сразу послали во фронтовой госпиталь.
Под Москвой шли страшные бои. Наш госпиталь находился в Подмосковье. Сначала это был Центральный фронт, а потом он назывался Западным. Прямо с поля боя нам привозили раненых - в окровавленных бинтах, вшивых, грязных, едва живых.
Работали мы напряженно: сутки дежурили, а потом получали в свое распоряжение сутки. И когда находились на дежурстве, то не имели права спать. Мы друг друга поддерживали. Были постоянно голодными. Случалось, что уже после отработанных суток старшая медсестра меня просила остаться и помочь разнести во время обеда раненым тарелки с супом. За помощь она давала и мне тарелку супа с куском хлеба. Все это было, все пережито. Но у нас был такой настрой, что мы непременно победим и все будет прекрасно.
alt

Кенигсберг, 1946 год
“Немцы огрызаются, но бегут. Собственно говоря, у нас часто бывают “веселые минутки”. С одной и другой стороны техника применяется огромными массами. Бои первых дней войны были детскими забавами по сравнению с настоящими боями. Немцы бросают колоссальное количество техники и авиации, но успехов не имеют и поспешно бегут, устилая поля трупами и искореженными боевыми машинами. Понятно, что мы в этом разгроме немцев играем не последнюю роль! Я хочу побеждать, хочу, чтобы ты смотрела на меня как на победителя. Хочу твоей гордости.”
Из письма Константина Александровича Максимова Тамаре Александровне Юноша. 20 июля 1943 года.

А потом была победа! И началась кочевая жизнь семьи офицера. Рождение двоих сыновей - Дмитрия и Андрея. Служба Константина Александровича, учеба и работа Тамары Александровны.
Сменили в поездках по назначениям Константина Максимова 16 городов. В 1965 году приехали в Алма-Ату. Генерала-лейтенанта Максимова, начальника политуправления САВО и члена военного совета, а после увольнения из армии - заместителя начальника парткомиссии Казахстана, неоднократно звали в Москву, но ему полюбилась Алма-Ата и казахский народ. Так и остался он с Томочкой в этом солнечном и ласковом городе.
- Мы не выбирали место жительства, не подыскивали квартиру. Но всегда стремились дать хорошее воспитание детям. И сами мы не отставали от жизни, старались не погрязнуть в бытовых неурядицах и мелочах. У нас были более возвышенные потребности и желания, чем сегодня у людей. Мы умели радоваться не богатствам, а иным ценностям... Переживали за все неудачи в стране, радовались открытиям. Это нас объединяло - общее отношение к стране. Когда челюскинцы покорили Северный полюс, когда Гагарин полетел в космос, ликовала вся страна. Нас объединяли успехи родины. Для нас это была частичка и нашего вложения.
Работа у мужа была на первом месте. Константин Александрович так умел трудиться, что был незаменим. Его посылали на самые трудные участки.
Он был человеком, преданным делу всей своей жизни - защите и служению Родине. Был принципиальным, требовательным к себе и людям, с которыми служил. Не прощал предательства и разгильдяйства. Всегда поддерживал и помогал людям, которые честно трудились, и радовался их успехам. Был любящим мужем и заботливым отцом.
Константин Максимов имел 43 боевые и правительственные награды, Из них два ордена Красной звезды, два ордена Отечественной войны, множество медалей.
Тамара Максимова имеет орден Отечественной войны и медаль “за оборону Москвы”.

Вся их любовь зарождалась и развивалась в долгой переписке. Открытки приходили с фронта, и девушка с бьющимся сердцем читала и перечитывала сдержанные и в то же время очень нежные строки.
- Он не хотел меня пугать, писал осторожно, избегая страшных подробностей боя. Сообщал о нем, как о чем-то легком, увлекательном: “Сегодня было весело...” Все его фронтовые открытки я до сих пор храню.
И сейчас эти письма в ее руках. Нет уже любимого, с которым Тамара Александровна была неразлучна более 60 лет! Он ушел из жизни два года назад. И в этом своем последнем шаге остался воином Константин Александрович Максимов. Один на один встретил последний смертный бой...
Не хотел тревожить, пугать свою милую Томочку.

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





  • Группа: Гости
  • Регистрация: --
  • Статус:
  • 0 комментариев
  • 0 публикаций
^
красивая история - хотел бы и я быть таким Человеком
  • Нравится
  • 0
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Февраль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829 


Large Visitor Globe


Архив новостей
Февраль 2020 (102)
Январь 2020 (135)
Декабрь 2019 (134)
Ноябрь 2019 (148)
Октябрь 2019 (161)
Сентябрь 2019 (130)

Голосование
Оцените новый дизайн


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение
Fatal error: Call to a member function _destr() on null in /var/www/vhosts/np.kz/public_html/engine/modules/main.php on line 390