РОГА, КОПЫТА И СУБСИДИИ

“ХЭДХАНТИНГ” ОТБОРНЫХ И ПОРОДИСТЫХ

Подробнее >>>
ЛЕСНОЙ ДАР

КАК ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ ПОМОГАЕТ ДЫШАТЬ ЛЕГЧЕ

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон


Виктория-победа над случайностью







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



45 акварельных лет Люди

Галина Галкина
“Я отношусь к поколению самых молодых участников войны. Мой призыв был последний - в 1943 году. Когда кончилась война, мне было 18 лет”.
Юрий Самуилович Шнейдерман говорит о своей жизни, выделяя в ней важнейшие этапы. Несомненно, одним из самых счастливых событий была победа в Великой Отечественной войне

Мечты
- Какие у Вас были мечты о будущем сразу после войны? И сбылись ли эти мечты?
alt
- Когда закончилась война, было такое радужное состояние, что трудно передать. Я о многом мечтал. Хотел быть журналистом, не совсем понимая, что такое писатель, журналист, поэт. Было огромное желание учиться. В какой-то степени эту мечту я осуществил. Считал, что, будучи журналистом, смогу заниматься творчеством.
Что-то сбылось из того, о чем мечтал, что-то нет. Но я благодарен судьбе за все то, что она мне дала. На всех этапах моего пути, на каждом из них было что-то главное. Этап, когда главным было образование, потом я хотел стать военным и остаться в армии. Ведь в 1955 году я успешно сдал отборочные экзамены в Военную академию, в 1956 году должен был сдавать вступительные экзамены. Но в это время началось сокращение Советской армии. И таким образом у меня прервалась военная карьера. Если бы не это, я остался бы в армии. Меня никогда не тяготила военная служба.
Большой этап работы на заводе имени Кирова. Я очень благодарен коллективу этого завода. Меня хорошо приняли и сделали из меня человека. Я не имел специальности. Как мальчишки-ученики стоял заплечником у специалиста, который обучал меня этому делу. Начальник цеха определил меня по специальности высокой квалификации. Я проработал на заводе 35 лет, не выходя из одного цеха, продвигался по карьере, рос: был слесарем, мастером участка, начальником инструментального бюро, технологом, заместителем начальника цеха по технической части. Хотя мне предлагали перейти на партийную работу.
Инструментальный цех - это завод в заводе - с замкнутым циклом производства. На каждом этапе пути были важные вехи. Но самым главным для меня оказалось творчество. Занимался живописью с детства. Потом была война, тридцать лет перерыва после знакомства с работами Айвазовского. Через 30 лет во мне это плеснуло, и когда я вновь начал заниматься живописью, мне было 38 лет.

Детство
- В Крыму, в Феодосии, я впервые встретился с творчеством большого мастера. Здесь жил и творил Иван Константинович Айвазовский, здесь он погребен в ограде церкви Святого Сергия, именно здесь восьмилетним я полюбил на всю жизнь живопись.
Я много рисовал. Радовался жизни и рисовал. Отец дарил мне акварельные краски, которые пахли клеем и медом. И всегда пахли праздником.

Война
- До войны жили в Анапе. Отец был пограничником. Я родился в военной семье. Вырос среди солдат и лошадей. Поэтому военная служба меня никогда не угнетала. Наоборот, нравилась. В 1941 году в Анапе стало созываться народное ополчение. И мы, мальчишки, ринулись в народное ополчение. Нас гоняли из всех дверей. Но, тем не менее, мы были связными, носились по городу, собирали людей по тревоге.
А в сентябре 1941-го нас с мамой эвакуировали в село Чулково Горьковской области. Это было очень большое село. Оно знаменито тем, что в конце XIX века там находился и творил великий Левитан. Очень красивые места. Мне запомнились удивительные пейзажи тех мест.
В 1943 году призвали в армию. Месяц я обучался в маршевой роте, которую готовили на фронт, после чего нас туда и отправили. На Украине, не помню, в каком точно месте, мы переправлялись через реку, и я провалился под лед. Товарищи успели схватить за ворот и вытащили. Я был тоненьким пацаном. Заболел крупозным воспалением легких. Меня отправили в город Муром, где я лечился.
Когда выздоровел, врач госпиталя направила меня в военное училище. Она настояла, чтобы я ехал учиться, а не на фронт. Видимо, она по-матерински хотела оградить мальчишку от всех бед войны - хоть на время. У нее самой сын погиб на фронте. Так меня вместе с другим парнем отправили учиться. Мы шли 200 километров пешком из Мурома в Касимов (там находилось Рязанское пулеметное училище).
Пришли туда, и нам сказали, что таких молодых в училище не принимают, набор идет только с 18 лет. Я этому страшно обрадовался, стал рваться на фронт. Отец мой в это время воевал, командовал пограничным полком. Но когда начальник училища - председатель мандатной комиссии - узнал, что я из семьи военного, он стал со мной беседовать. Спросил, хочу ли я быть военным. Я горячо ответил, что, конечно, хочу. После этой беседы меня оставили в училище. Я стал самым молодым курсантом.
Учился полгода в училище. За это время мы дважды выезжали на стажировку на фронт. Причем выезжала довольно большая группа, а возвращалась маленькая. На фронтовой стажировке ребята погибали, попадали в госпиталь. Закончил я училище спустя 9 месяцев после поступления. И меня направили в Наро-Фоминск, где находился резерв офицерского состава.
Оттуда попал на 3-й Белорусский фронт - под Кенигсберг. Участвовал в его штурме. А поскольку это были войска резерва Главнокомандования, они использовались там, где нужен был прорыв. Кенигсберг пал 6 апреля. Нас сразу в эшелон и перебросили на 3-й Украинский фронт. Я участвовал в штурме города Граца в ночь с 8 на 9 мая. Таким образом я встретил победу.

Мир
- В 1948 году демобилизовался и приехал в Алма-Ату, так как отца в сентябре 1945 года перевели в Казахстанский пограничный округ. Когда я демобилизовался, мне некуда было деться. Поехал в Алма-Ату к родителям. Здесь я экстерном сдал десятилетку. Поступил в университет на журфак и через год - параллельно - в Педагогический институт на литфак. Работал в 33-й школе военруком по направлению военкомата.
После окончания трех курсов журфака и двух курсов литфака я был призван в армию - в 1952 году. Это были годы “холодной войны”. Формировались новые части. Я еще почти 5 лет служил на Балтике. Был старшим лейтенантом и решил, что останусь в армии. Сейчас - майор в отставке.
В 1956 году по инициативе Хрущева было произведено сокращение Вооруженных сил на миллион двести тысяч человек. Наша часть была расформирована.
Я демобилизовался и вернулся в Алма-Ату. Поступил в Политехнический институт на мехфак. Такими были мои университеты.

Завод
Работал я на заводе имени Кирова. Военный завод, засекреченный. Теперь уже никакого секрета нет. Когда я демобилизовался, мне уже было тридцать лет.
- Совсем еще молодой человек!
- Нет, не молодой. Я был уже такой старый, чтобы идти учеником на завод. Переступив через себя, пошел учеником слесаря-лекальщика. Рядом со мной учениками стояли мальчишки после девятого, десятого классов. Это для меня был довольно трудный шаг.
Закончил учебу, работал технологом, начальником инструментального бюро, заместителем начальника по технической части крупного инструментального цеха. С этой должности в 1991 году я ушел на пенсию.
На заводе было более тридцати цехов, примерно 13-15 тысяч человек трудились на заводе. А сейчас работает горстка людей. И это грустно.
- За какие достижения Вы получили орден “Знак Почета”?
- Ничего такого я не сделал. Просто работал, занимался общественной деятельностью. В 1970 году за мою общественную и трудовую деятельность меня наградили этим орденом. Я 13 лет был секретарем партийной организации цеха, членом парткома, работал с молодежью, с профсоюзной организацией (за что получил грамоты ЦК ВЛКСМ, ВЦСПС, грамоту издательства газеты “Правда”). Так складывалась жизнь.

Акварели и стихи
- Началось все вновь в 1963 году. Я отдыхал в санатории “Турксиб”, где познакомился с интересным человеком - архитектором, художником Виктором Ткачевым. Он рисовал акварели. Его работы невероятно вдохновили меня. Я стал серьезно заниматься. В этом занятии меня очень поддержала семья. Жена заставила меня собрать работы (она сама это сделала), и я показал эти работы специалистам, получил одобрение.
В 1964 году я провел свою первую выставку. Работая на заводе, я много ездил по стране. Был на Севере, в Северодвинске, в Центральной России - в Горьком (там институт курировал наш завод), много раз бывал в Москве, Ленинграде, был в Великом Устюге, Вологде... Все это давало мне возможность собирать материал, много рисовать.
В 2000 году на одной из выставок художников - участников войны ко мне обратилось руководство Союза художников Казахстана: почему я не член этого союза? Я тогда не задумывался об этом. Так меня приняли в Союз художников Казахстана.
Ежегодно провожу не менее двух выставок - весеннюю и осеннюю.
Стихи начал писать еще раньше, чем начал заниматься живописью. Печатали в армейских газетах. Все мои стихи поются. Много о войне, есть и лирика. Стихов у меня около 300, а акварелей свыше 7 тысяч. Они имеются в некоторых музеях, в частных коллекциях, в том числе за рубежом - в Израиле, США, во Франции, Турции, Иране...
Мне довелось жить в Закавказье, в Эстонии, на Украине, в Белоруссии, в России. Во время войны прошел по многим странам - Венгрии, Румынии, Польше, Болгарии, Австрии...
В душе накопилось много художнических впечатлений. Я даже сделал серию работ: “Города, где я бывал”, “Далекое-близкое...” (старые церкви, монастыри).
У меня было много встреч с деятелями искусств Казахстана, такими, как Сахи Романов, Антощенко-Оленев, Дячкин, Квачко, Поляков... Замечательные художники, которые дали мне творческий толчок. А в самом начале пути я познакомился с художником и педагогом Абрамом Марковичем Черкасским - академиком, профессором.
Потом судьба свела меня с великолепным акварелистом Иваном Яковлевичем Стадничуком. Восемь лет я посещал его студию при Союзе художников Казахстана. А общался с ним почти тридцать лет.
Во всех моих делах большую роль сыграла моя семья. Они поддерживали все мои начинания. Были первыми моими критиками, зрителями. Моя семья - мои постоянные помощники. Если бы не они, я бы не состоялся как художник.
Сегодня хочется делать городские пейзажи. Меня волнует наша старая уходящая Алма-Ата. Вот акварели “Старый город”, “Алматинская окраина”.
Вот такая у меня планида.

Досье “НП”
Ветеран ВОВ, потомственный военный. Во время войны служил в пехоте, был командиром пулеметного взвода - сначала был на 3-м Белорусском фронте. Дошел до Кенигсберга, войну закончил в Австрии на 3-м Украинском фронте. За годы войны и в мирное время был награжден тридцатью государственными наградами (три ордена, 27 медалей).
Инженер-машиностроитель, он тридцать пять лет проработал на заводе имени Кирова.
Юрий Шнейдерман - известный в республике художник-акварелист. Член Союза художников РК. 7 тысяч живописных работ (в основном акварели), 143 выставки. Последняя состоялась в феврале 2009 года - “45 акварельных лет”.
Поэт, бард, автор поэтических сборников.

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





  • Группа: Гости
  • Регистрация: --
  • Статус:
  • 0 комментариев
  • 0 публикаций
^
Дорогой Юра!
Рад, что ты жив-здоров и продолжаешь писать. Твоя акварель висит у меня в квартире.
Виктор Снитковский,
Бостон
  • Нравится
  • 0
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Февраль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829 


Large Visitor Globe


Архив новостей
Февраль 2020 (102)
Январь 2020 (135)
Декабрь 2019 (134)
Ноябрь 2019 (148)
Октябрь 2019 (161)
Сентябрь 2019 (130)

Голосование
Будете ли Вы оформлять подписку на сайт, если сайт станет платным


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение
Fatal error: Call to a member function _destr() on null in /var/www/vhosts/np.kz/public_html/engine/modules/main.php on line 390