ИСТОРИЯ С АРШАВИНЫМ

ЗНАМЕНИТЫЙ ФУТБОЛИСТ СЫГРАЛ В АЛМАТЫ ПРОЩАЛЬНЫЙ МАТЧ

Подробнее >>>
В ПАРИЖЕ ОТМЕТИЛИ 100-ЛЕТИЕ ОКОНЧАНИЯ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



Безоткатное орудие Право

Константин Маскаев
Судебный процесс над бывшими руководителем казахстанской Погранслужбы генерал-лейтенантом Джуламановым и командиром войсковой части 2458 Балмагамбетовым длится уже две недели. Но сторона обвинения так и не предоставила прямых доказательств против генерала. В ходу пока только показания подчиненных и видеозаписи, на которых даже фигурируют некие дензнаки. Как “подшить” все это к личности главного персонажа процесса? И почему на скамье подсудимых остаются все те же двое, если в демонстрируемой следствием схеме движения денежных средств занято гораздо больше должностных лиц?

Посмотрим, что стало известно общественности с начала публичных слушаний в Астане в Специализированном межрайонном военном суде по уголовным делам.
Первый свидетель, Нуржан Килибасов, изложил суду детали, при которых якобы получал откаты Джуламанов. Он рассказал, что знаком с ним с 2002 года. В Погранслужбе с апреля 2013 года, куда сам попросился, созвонившись с Джуламановым в феврале того же года. Получил должность начальника финансово-планового управления (в августе 2013 года реорганизовано в главное финансовое управление).
По словам Килибасова, в июле 2013 года фирма-подрядчик завершила строительство пограничного железнодорожного перехода “Жайсан” в Актюбинской области, и руководитель строительной компании Кабанбаев стал жаловаться на задержку оплаты выполненных работ. Узнав о ситуации, Джуламанов прежде жестко спросил с Килибасова за задержку оплаты, а затем якобы сказал, чтобы оплату произвели по акту выполненных работ, на условии, что подрядчик отдаст 10 процентов суммы контракта.
Это указание, говорит Килибасов, он довел до своего заместителя Сембаева, после чего со счета Погранслужбы на счет подрядчика поступили 22 миллиона тенге. Затем подрядчик привез в ресторан гостиницы “Дипломат” 2 миллиона 200 тысяч тенге десятитысячными купюрами. Деньги принял Килибасов, привез их в штаб и показал Сембаеву. Затем выдал указанную сумму Джуламанову.
Килибасов говорит, что Джуламанов поручил ему и в дальнейшем работать с коммерческими структурами - по получению откатов в размере 10 процентов.
В марте 2014 года в ходе строительства служебного объекта “Бейнеу” в Мангистауской области, по словам Килибасова, Джуламанов вызвал его в кабинет, где находился полковник Махмудов, в присутствии которого было оговорено, что объект построит все та же строительная компания, которой руководит Кабанбаев.
По окончании строительства Кабанбаев прилетел в Астану. В аэропорту его встретил Килибасов. По дороге строитель показал пакет с 11 миллионами тенге и положил на заднее сиденье машины. Затем, по словам Килибасова, Джуламанов дал команду разделить деньги так: пять миллионов тенге - ему, по полтора миллиона Махмудову, Сембаеву и Килибасову, остальные полтора миллиона оставить на командировочные расходы. Сембаев и Махмудов получили по полтора миллиона из рук Килибисова в его кабинете.
В феврале 2014 года, со слов Килибасова, к нему домой приехал бывший водитель Джуламанова Ергалиев, дал листок бумаги с записью ТОО “Нур Ислам” и пояснил, что Джуламанов поручает предъявить это Сембаеву, который на тот момент руководил управлением госзакупок: чтобы эта фирма выиграла конкурс по организации питания в академии Погранслужбы в Алматы.
Когда это ТОО выиграло, Ергалиев, по словам Килибасова, привез 15 миллионов тенге, которые Джуламанов поделил так: пять миллионов Килибасову, а десять миллионов - госзакупщикам в лице Сембаева.
В конце августа, рассказывает Килибасов, Сембаев пришел к нему в кабинет и сказал, что получил 11 тысяч долларов от тендера по госзакупке рыбы. “Их там же разделили: 5500 - Джуламанову, 2800 - мне, 2700 - Сембаеву”, - сказал Килибасов.
Затем Килибасов рассказал, что в августе-сентябре 2014 года майор Токтаганов принес 16 миллионов тенге - для передачи Джуламанову.
Но эти деньги Джуламанов, по его словам, не взял, а сказал придержать их у себя. Произошло это 14 октября. И в тот же день Джуламанов в ходе совещания якобы укорил Килибасова в совершении “некрасивых дел”. На следующий день, 15 октября, Килибасов написал заявление в контрразведку и все деньги - 24 миллиона тенге - сдал.
Напомним, 26 октября Джуламанова арестовали и обвинили по статье 311 часть 5 УК РК - “Получение взятки” и статье 235 часть 3 УК РК - “Создание и руководство организованной группой в целях совершения одного или нескольких преступлений”. Сумма взятки, которую вменяют Нурлану Джуламанову, - более 300 тысяч долларов.
Следственный департамент КНБ обвиняет Джуламанова и Балмагамбетова в том, что в составе организованной группы они вымогали крупные суммы у представителей коммерческих предприятий - за лоббирование интересов при проведении тендеров на поставку товаров и услуг.
Напомним также, что Джуламанов назвал обвинения оговором и происками недоброжелателей и свою вину отрицает. Подсудимый Кайрат Балмагамбетов, напротив, вину признал полностью и выразил стремление сотрудничать со следствием и судом.
На второй же день процесса Балмагамбетов заявил, что на него оказывают давление сторонники Джуламанова. Во время перерыва в коридоре к нему обратился полковник запаса Куанышкалиев и в резком тоне высказал предположения о необоснованных подозрениях и фальсификации доказательств по делу Джуламанова.
Махмудов, которого упоминает Килибасов, как одного из участников “серых” схем и получателя части денег, проходит как свидетель.
Другой свидетель, Кайрат Темиркулов, вдруг отказался от своих показаний и заявил о давлении со стороны следователя во время допроса. В ноябре 2013 года Темиркулова назначили на должность замкомандира по тылу в одну из воинских частей. Ранее в своих показаниях он заявлял о том, что получал деньги от предпринимателя за победу в конкурсе госзакупок, а позже передал их начальнику управления госзакупок Погранслужбы КНБ Сембаеву.
Показания даны под давлением, говорит Темиркулов. В ноябре 2014 года его вызвали в Астану для допроса в качестве свидетеля. При этом, как он говорит, сказали, что в его отряде идет грандиозное строительство шести застав, и что его легко закроют в СИЗО - найдут, за что. “Сначала мне дали прочитать показания Сембаева, где он указал, что через меня получал якобы откаты - 11 тысяч долларов. Привели в пример Килибасова и Сембаева и сказали, что найдут сотрудников, которые против меня дадут показания. Сказали - напиши, тебе ничего не будет” - поясняет Темиркулов. А через неделю его вызывали уже в качестве подозреваемого. Следователь пообещал “закрыть в СИЗО в течение часа”.
Темиркулов сказал, что никаких денег от Сембаева не получал. Отвечая на уточняющий вопрос адвокатов Джуламанова, свидетель пояснил: “Я понял, что кроме как на суде то, что я скажу, слушать не будут”.
Позже адвокат Джуламанова Жомарт Сарманов сказал журналистам, что свидетель Килибасов нарушил закон, дав интервью одному из СМИ, где изложил свои показания якобы имевших место схем откатов в Погранслужбе. “В своем интервью, не дожидаясь приговора суда, оказывая давление на суд, свидетель дал показания. Тем самым Килибасов нарушил законодательство о СМИ, принципы презумпции невиновности”, - сказал Сарманов. На это судья пояснил, что не вправе принимать меры, так как выступление свидетеля прошло вне зала судебного заседания.
Очередной свидетель по делу, сотрудник центрального аппарата Погранслужбы КНБ РК, временно исполняющий обязанности начальника третьего управления КНБ Берик Токтаганов сообщил суду, что весной прошлого года занялся подготовкой документов по вопросу обеспечения качественной питьевой водой погранотрядов регионального управления “Юг”, “Шыгыс” и “Батыс”. Для этого необходимо было закупить шесть очистителей, семь опреснителей и 59 котлов.
Документы и ценовые предложения на выделение дополнительных денежных средств были готовы, но в мае командующий региональным управлением “Юг” доложил, что работы по установке очистителей и опреснителей проведены не были. Джуламанов отругал Токтаганова, обещал уволить и разжаловать, если действия по документу не будут исполнены в ближайшее время. После того совещания в коридоре возник полковник Килибасов, который пообещал содействие в продвижении документа.
Когда бумага была подписана, Токтаганов поблагодарил полковника, а тот, по его словам, позвал его в курилку, где сказал, что директор Погранслужбы дал команду собрать 10 процентов отката от всех в рамках данного конкурса.
Далее свидетель Токтаганов говорит, что не сумел отказаться, так как опасался увольнения и собрал 20 тысяч долларов и более 12 миллионов тенге в качестве откатов. Все деньги, по его словам, он передавал Килибасову и не знает, дошли они до Джуламанова или нет.
Показания суду также дал замначальника юридического отдела Погранслужбы Амир Абдраимов. Он участвовал в процессе проведения конкурсов по госзакупкам, проводимых Погранслужбой.
“Где я участвовал, все процедуры проводились в строгом соответствии с законодательством”, - утверждает Абдраимов. По его словам, по итогам года провели проверки от Главной военной прокуратуры и Комитета финконтроля Минфина. В декабре 2014 года плановую проверку провело управление внутреннего контроля КНБ РК. Проверяли проведение всех конкурсных процедур Погранслужбы за истекший год. Грубых нарушений не нашли! Никто не лоббировал интересы никаких компаний. Об откатах Абдраимову не известно.
Пока идет процесс, мы не можем никого из подсудимых ни обвинять, ни защищать. Но можем задаваться вопросами. Например, таким: почему целая группа людей, которая, судя по показаниям, участвовала в темных делах и получала деньги, не идет, что называется, в одной упряжке? Почему все обвинения в получении денег Джуламановым строятся лишь на показаниях не самых чистых на руку людей? Помните, как прежде часто сетовали финполовцы и прокурорские на то, что взяточника нужно брать только с поличным, иначе обвинение не будет состоятельным?
И еще вопрос. Если разного рода руководители финансовых управлений докладывают суду и обществу о существовании серых схем на госзакупках, то не является ли “дело Джуламанова” поводом для массовой проверки различных армейских, так сказать, “тыловых” служб?
alt
Кстати

29 января экс-заместителя директора Погранслужбы по экономике и финансам Серика Ашимбаева постановлением кассационной судебной коллегии Военного суда Казахстана освободили из-под ареста. Уголовное дело направят на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
Ашимбаева арестовали 13 февраля 2013 года по другому делу. Его обвинили в злоупотреблении властью, превышении или бездействии власти и вменили хищение 300 миллионов тенге государственных средств, предназначенных для приобретения жилья. Задержание проводили сотрудники КНБ.

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 


Large Visitor Globe


Архив новостей
Ноябрь 2018 (68)
Октябрь 2018 (169)
Сентябрь 2018 (156)
Август 2018 (154)
Июль 2018 (178)
Июнь 2018 (171)

Голосование
Будете ли Вы оформлять подписку на сайт, если сайт станет платным


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение
Fatal error: Call to a member function _destr() on null in /var/www/vhosts/np.kz/public_html/engine/modules/main.php on line 390