ПОКОЛЕНИЕ NEET

НЕ УЧИТСЯ, НЕ РАБОТАЕТ И НЕ ТРЕНИРУЕТСЯ

Подробнее >>>
ЛОГИСТИКА – ЛОГИКА ДЕЙСТВИЙ

МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ В CASPIAN UNIVERSITY

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



Рынок без границ Исследования

Ботагоз Омар
Несмотря на то, что де-юре государственные закупки стран Таможенного союза еще не стали признаваться на уровне государств, де-факто бизнесмены уже раздвинули эти границы и активно поставляют свои товары в страны “тройки”. Эксперты считают, что здесь определяющими факторами являются активность и напористость самих предпринимателей. О том, что осталось сделать для официального запуска единого 200-миллиардного рынка (в долларовом выражении) госзакупок Казахстана, России и Беларуси, рассказывает генеральный директор ТОО “Центр электронной коммерции” Евгений Теремов

- Евгений Юрьевич, как сейчас ведутся переговоры с российскими и белорусскими коллегами по взаимному участию бизнесменов из стран “тройки” в государственных закупках стран ТС?
- Во время переговоров вели очень активную работу в части обеспечения взаимного признания электронных цифровых подписей (ЭЦП), и уже в прошлом году был достигнут значительный прогресс, потому что мы принципиально договорились о том, что всеми тремя сторонами будет использоваться так называемый механизм доверенной третьей стороны для каждой из стран. Он предполагает, что существует техническая организация, которая, находясь в стране, будет подтверждать, что ключи ЭЦП, выданные за пределами этой страны, действительны (валидны), соответствуют срокам выдачи (не просрочены) и могут использоваться как легитимный инструмент подтверждения самого поставщика для аутентификации или подписания им документов.
Почему я считаю, что в этом вопросе достигнут прогресс? Поясню, что если в Беларуси действуют две площадки (Центр маркетинга и конъюнктуры цен и Белорусская товарная биржа), на которых проводят государственные закупки, и один удостоверяющий центр, то в России таких площадок пять, а удостоверяющих центров (УЦ) - около сотни, из которых реально функционируют около 80. А ведь это сложная система: каждому УЦ приходится связываться с другим УЦ для проверки подлинности цифровой подписи.
Наиболее эффективным и соответствующим лучшей мировой практике в части признания электронных цифровых подписей является создание механизма доверенной третьей стороны. То есть в каждой стране есть одна точка, которая взаимодействует с другой, опять же единственной точкой в другом государстве. И мы все-таки смогли убедить коллег в необходимости перехода к этому механизму, сейчас в России и Беларуси этот процесс идет.
А у нас в Казахстане механизм единой доверенной третьей стороны внедрили еще в ноябре прошлого года. То есть технически мы можем признавать белорусские и российские электронные подписи.
Еще один вопрос касается соглашения по государственным муниципальным закупкам, которое предусматривает норму обязательности проведения электронных закупок. И казахстанский Минфин неоднократно обращал внимание российских коллег на то, что у них еще остались бумажные конкурсы, которые у нас ушли с 2012 года. Несоблюдение участниками этого соглашения норм по электронным закупкам в значительной степени тормозит введение национального режима.
В России выявили противоречие между соглашением о государственных и муниципальных закупках и местным законодательством. Там действует механизм электронных аукционов, но нет тех же самых электронных конкурсов. Они их еще проводят на бумаге, так как закон, регулирующий госзакупки, допускает проведение конкурсов в бумажном формате. И Казахстан настоял, чтобы такие нормы из этого закона исключили, чтобы все закупки проводили в электронном формате, включая конкурсы. Это очень важная позиция, потому что проведение в бумажном формате означает закрытие этого рынка от поставщиков других стран. Понятно, что получать конкурсную документацию и взаимодействовать с заказчиком сложнее на бумаге, чем в электронном формате, и прозрачность с переходом к электронным закупкам увеличивается.
Напомню, что наши госзакупки, за исключением закупок спецгосорганов, стали проходить в электронном формате уже с 1 июля 2012 года.
Поэтому, несмотря на то, что по договоренностям в рамках ТС национальный режим госзакупок между тремя странами планировали запустить с начала этого года, сейчас мы ждем, когда наши коллеги из России и Беларуси выполнят нормы по проведению электронных закупок и решат вопросы с признанием ЭЦП. После этого национальный режим будет запущен. Казахстан к этому сейчас полностью готов.
- Насколько мне помнится, в прошлом году говорили только о необходимости признания ЭЦП, сегодня появился второй вопрос, связанный с необходимостью проведения закупок в электронном формате. Это еще не полный перечень барьеров, стоящих на пути ввода единого госзакупа “тройки”?
- На самом деле, сложности еще есть в различиях госзакупок между нашими странами. У нас все-таки площадка государственная, а в России она частная. У нас есть инфраструктура электронного правительства, которая позволяет подтвердить, что юридическое или физическое лицо существует, что поставщик зарегистрирован надлежащим образом, поставлен на надлежащий налоговый учет, что он не имеет проблем с законодательством, не объявлен банкротом, не признан судом недобросовестным поставщиком, не состоит в реестре лжепредприятий, не имеет проблем с выполнением формальных требований к потенциальному поставщику и так далее. У нас такая информация гарантируется на уровне государственных баз данных.
Соответственно, в РФ есть несколько различных механизмов подтверждения добросовестности поставщиков. Там она гарантируется самой площадкой, которая берет небольшой взнос от каждого участника и формирует некий страховой фонд. В случае чего площадка этим фондом покрывает потенциальные убытки.
У нас ситуация другая. Соответственно, будет стоять вопрос взносов на площадку, что является небольшим барьером. Но это вопрос больше к бизнесу, который, при необходимости, заплатит и будет участвовать. Это рабочие вопросы, которые, в целом, не будут мешать ведению бизнеса.
Нужно также учесть, что сама эволюция информационных систем также создает естественные барьеры для участников разных стран. Ведь когда российские площадки внедряют какие-то инновации, они их апробируют в кругу своих локальных поставщиков и потом открывают для всех. Точно так же и у нас. Если мы сделаем интеграцию с системой казначейства, чтобы все договоры госзакупок регистрировались автоматически, избегая необходимости терять время, предоставляя в казначейство какие-то документы, то она будет сначала проведена для контрактов с казахстанскими поставщиками. На втором этапе мы подключим иностранных поставщиков. Есть эволюционные моменты - ход развития информационных систем, когда подобные барьеры возникают естественным образом.
- Различия имеются и в объемах самих государственных закупок...
- Конечно, самый большой рынок госзакупок у россиян, в ежегодном выражении он исчисляется суммой в 180 миллиардов долларов США, емкость нашего рынка госзакупок в 20 раз меньше, у нас около девяти миллиардов, в Беларуси существенно меньше, чем в России и в Казахстане.
Помимо того, что перед нами открывается большой рынок стран ТС, важно понимать, что белорусские и российские поставщики также могут поставлять к нам конкурентоспособный товар по более низким ценам, в результате чего могут выиграть казахстанские потребители.
Участие казахстанского бизнеса в госзакупках других стран может быть различным.
Например, в России большая часть закупок касается строительной сферы. Это проекты, которые в значительной степени привязаны к месту их реализации. Понятно, что сложно строительной компании перевезти свое оборудование, работников, начать в другом месте строить. Вместе с тем есть огромное количество интересных ниш, в которых вполне могли бы участвовать казахстанские поставщики. К примеру, банкнотная фабрика могла бы конкурировать достойно, у нас есть сильные позиции по продуктам питания, по производству тех же лекарственных препаратов. Не стоит забывать о производствах, запущенных в рамках ГПФИИР. Традиционно сильные стороны казахстанского экспорта в торговых отношениях с Россией - сельское хозяйство, сырье и минералы, машины и оборудование, металлы.
В целом, казахстанские товары по цене более конкурентоспособны, ведь Казахстан - это налоговый рай по сравнению со всеми другими участниками ТС, у нас ниже и корпоративный подоходный налог, и индивидуальный подоходный налог, и социальные выплаты. Даже на фоне того, что в России есть отрасли, которые субсидируются государством, тот же самый автопром у нас находится в лучших условиях, чем российский, потому что гораздо ниже налоги, меньше барьеров для ведения бизнеса.
- Понятно, что Казахстан очень заинтересован войти на рынок России с объемом в 180 миллиардов долларов, а чем привлекательны мы для наших партнеров по ТС?
- Не все российские предприятия сидят на огромных контрактах. Есть компании, которые производят уникальный товар, которого нет в Казахстане. Как один из примеров: для исправительных учреждений, для нужд военных у россиян закупают средства обеспечения физической безопасности, которые у нас, к сожалению, не производят.
- Сегодня бытует такое мнение, что российский бизнес уже присутствует в казахстанских госзакупках через свои дочерние компании, созданные в Казахстане. А что мешает казахстанскому бизнесу пробиться?
- Российские компании, которые очень хотели здесь работать, уже работают через дочерние компании и представительства. Их доля в общем объеме госзакупок страны небольшая, не более 0,5 процента, это доля всех иностранных поставщиков, не только российских. А если говорить о казахстанском содержании в целом, то по товарам оно составляет всего 40 процентов, по работам и услугам - 78-82 процента. Следовательно, что не казахстанское содержание - это весь импорт, включая российский, белорусский, китайский. В основной массе неказахстанскую часть поставок товаров для государства формирует дорогостоящее оборудование. По работам и услугам ситуация диаметрально противоположная.
- Насколько эта доля может увеличиться после того, как в полной мере заработает национальный режим госзакупок между тремя государствами?
- Мы склонны прогнозировать, что эта доля не вырастет значительно. Возможно, иностранных поставщиков, которые напрямую заключают контракты с государственными заказчиками, будет чуть больше. Но вместе с тем мы не ожидаем большого всплеска, потому что основная интеграция бизнеса уже произошла.
Схема национального режима между Россией и Беларусью работает с начала 2012 года, и за это время всего заключили пару тысяч контрактов. Это совсем небольшой объем. Учитывая, что в системе государственных закупок Казахстана совершается около 6,5-7 миллионов контрактов, это - капля в море. Пара тысяч контрактов - это не определяющее количество.
Де-факто российский и белорусский бизнес пришли сюда, казахстанский бизнес пришел в Россию и Беларусь. Таможенный союз функционирует достаточно давно, поэтому таможенные барьеры, которые делают импорт относительно дорогим в сравнении с местным производством, сняты были давно, поэтому российский бизнес уже пришел сюда и сейчас это просто инструмент, который просто упрощает всем жизнь, который облегчает ведение операций. Не нужно ходить по инстанциям, можно пойти на портал, совершить необходимые действия. Национальный режим - это не столько мера по открытию границ и снятию барьеров, сколько инструмент, повышающий удобство работы.
Механизм электронных госзакупок функционирует уже с 2008 года, все научились в ним работать, поняли каналы сбыта, в том числе из России - в Казахстан, из Казахстана - в Россию. К сожалению, пока еще у нас нет точных данных, но я считаю, что после того, как мы все процедуры объединим, логично было бы объединить и базы данных на уровне аналитики, чтобы видеть объемы рынка, долю участников, чтобы отслеживать пропорции содержания Казахстана, России, Беларуси, других государств в госзакупках, отраслевую динамику.
- Спасибо за интервью, мы желаем Вам успехов в столь нелегком деле!

Астана

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Сентябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930


Large Visitor Globe


Архив новостей
Сентябрь 2018 (117)
Август 2018 (154)
Июль 2018 (178)
Июнь 2018 (171)
Май 2018 (144)
Апрель 2018 (154)

Голосование
Оцените новый дизайн


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение
Fatal error: Call to a member function _destr() on null in /var/www/vhosts/np.kz/public_html/engine/modules/main.php on line 390