КАЗАХСТАН БУДУЩЕГО - НАРКОДИЛЕРОВ “РАСКИДАЮТ” НА АТОМЫ
Подробнее >>>
ДЕНЬ, КОГДА У НАС ПОЯВИЛИСЬ ДЕНЬГИ

ТЕНГЕ - СКОЛЬКО СТОИТ БИЛЕТ В НЕЗАВИСИМОСТЬ?

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



М.О. Ауэзов и Л.Н. Толстой Исследования

Экономические и культурные связи, существовавшие между различными народами и народностями нашей страны, обусловили процесс взаимодействия литератур. Корни этого важного вида духовных контактов между народами уходят в далекое прошлое. Особый интерес представляет эта проблема в период, когда коренные изменения в экономической, социальной, духовной жизни общества способствовали развитию процессов, обогащающих литературы различных наций

 

Так, на примере жизни и творчества выдающегося казахского писателя М.О. Ауэзова можно проследить, насколько плодотворно развивались литературные связи между Казахстаном и Россией.
Среди тех народов, которые испытывали на себе влияние русской культуры, включающей в себя демократические и прогрессивные тенденции, был и казахский народ. Так как еще до Октябрьской революции благодаря переводам на казахский язык происходило знакомство с русской классикой. К этому времени восходят и первые проявления взаимодействия культур, так как казахская тема также начала входить в русскую литературу, хотя позиции писателей в ее освещении были различны и целиком зависели от их социально-политических воззрений.
Изучение влияния русской литературы на казахскую представляет собой серьезную многоплановую проблему. Глубокие исторические корни этого влияния, его расширение и углубление - важнейшие аспекты исследования данного вопроса.
Обращение Абая к русской демократической литературе было продолжено в ХХ веке его выдающимся учеником - поэтом Шакаримом Кудайбердиевым, переведшим на казахский язык “Дубровского” А.С. Пушкина и находившимся в переписке с Львом Николаевичем Толстым.
Дальнейшее развитие этих традиций было связано с появлением новых имен, глубоко образованных, крупных деятелей казахской литературы, в том числе М.О. Ауэзова.
М.О. Ауэзов был глубоко национальным, неповторимым, своеобразным художником, его творчество выросло на основе казахского фольклора и предшествующей письменной литературы, а также всей многожанровой литературы Востока. Обогащению этих традиций помогло глубокое восприятие М. Ауэзовым русской и мировой литературы, которые объективно способствовали наиболее полному и яркому раскрытию таланта казахского писателя.
Поскольку М.О. Ауэзов был не только большим писателем, но и крупным ученым в области литературоведения, он уделял много внимания казахско-русским литературным связям в своих статьях и исследованиях.
Большой интерес представляет и переводческая деятельность М.О. Ауэзова, его переводы на казахский язык произведений Л.Н. Толстого, Н. Гоголя, А. Чехова, И. Тургенева и других ярких представителей русской литературы. В частности, он перевел на свой родной язык произведения Л.Н. Толстого “Булька”, “Будда”, “После бала”.
Писатель, знакомивший казахскую аудиторию с лучшими образцами русской литературы, рассматривал проблему художественного перевода как составную часть общего литературного дела. Сами переводы, несомненно, обогатили его, оказали влияние на его творческий рост.
Русская школа, в которой он обучался в Семипалатинске, пробудила у М. Ауэзова большой интерес к произведениям русской классической литературы. Писатель вспоминал, что во время приездов на каникулы в степь он часто уединялся с дедом, далеко уходя от аула.

 

 

“Я рассказывал ему, - писал он в автобиографии, - о прочитанных книгах, о “Хаджи-Мурате” Л.Н. Толстого”. Юноша также пересказывал содержание произведений русского классика на вечерах, устраиваемых его одноаульцами.
(М. Ауэзов. Автобиография в книге “М. Ауэзов в воспоминаниях современников”. Алматы: “Жазушы”, 1972 г.)
Годы, проведенные М.О. Ауэзовым во время учебы в Ленинградском государственном университете (1923-1928), дали ему особенно много в изучении русского языка и русской литературы. Здесь он учился у таких крупных представителей литературоведческой и лингвистической науки, как Б. Эйхенбаум, С. Обнорский, В. Щерба, В. Сиповский, В. Виноградов, Ю. Оксман и др.
Воздействие русской и мировой литературы на будущего писателя заложило основы его писательской деятельности. Сам он в известной статье “Светлая вершина русской литературы” писал: “...На жизненном пути человека есть перевалы, с которых глубже и проникновеннее познается окружающий мир, красота и поэзия, вера в любовь человека. Для меня таким перевалом явилось сердечное, круто изменившее всю жизнь знакомство с русской литературой”.
(М. Ауэзов. “Светлая вершина русской литературы”. Собр.соч. в 5 томах. М. “Художественная литература”, т.5, с.478-480)
Главное, в чем М.О. Ауэзов опирался на опыт Л.Н.Толстого, несомненно, нашло отражение в его знаменитом четырехтомном романе-эпопее “Путь Абая”, в эпической широте показа действительности, судьбе народа, в глубоком психологизме героев. Причем главный герой не возвышается над массой, а предстает в гуще народа, что тоже обусловлено реалистическими традициями русской прозы.
Интересное признание сделал М.О. Ауэзов в беседе с известным востоковедом И. Брагинским: “Вот будете, возможно, и вы писать о влиянии, которое оказала на меня русская литература. Правильно, огромное, ни с чем не сравнимое влияние. Но какой его характер, как оно проявляется? Назовете, конечно, Л. Толстого. И это тоже верно. Но знаете ли вы, кто оказал на меня самое большое влияние? Не догадаетесь! Тургенев. Вы не смотрите, что на поверхности, может быть, этого влияния и не видно. Литературное влияние - это не простая вещь, его только упрощенцы думают руками схватить и показать, смешивая влияние и подражание. Творческое влияние происходит где-то в глубине, проникает в самую душу писателя, делается его второй природой и проявляется как-то по-своему, по-особому, не всегда заметно для невооруженного взгляда. Вот так и Тургенев, а ведь его-то я больше всех и любил смолоду”.
(И. Брагинский. “Ученый-поэт” в книге “М. Ауэзов в воспоминаниях современников”. Алматы: “Жазушы”, 1972 г.)
Это признание М.О. Ауэзова об особом характере восприятия им наследия И. Тургенева, на наш взгляд, не противоречит его высказываниям о воздействии творчества Л.Н. Толстого и других русских классиков. Оно свидетельствует лишь о том, как непросто решить вопрос о конкретном влиянии на писателя того или иного художника. Принципиально важным представляется при этом то, что мнения писателей и критиков едины в признании влияния русской литературы на М.О. Ауэзова.
Хотя конкретные суждения и выводы обнаруживают разные подходы и убеждения. Для более глубокой и детальной разработки вопроса необходимы специальные исследования, содержащие сопоставительный анализ особенностей метода и стиля, всей художественной системы мастеров слова.
Д. Кунаев,
кандидат филологических наук

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930 


Large Visitor Globe


Архив новостей
Ноябрь 2018 (92)
Октябрь 2018 (169)
Сентябрь 2018 (156)
Август 2018 (154)
Июль 2018 (178)
Июнь 2018 (171)

Голосование
Оцените новый дизайн


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение
Fatal error: Call to a member function _destr() on null in /var/www/vhosts/np.kz/public_html/engine/modules/main.php on line 390