ПОКОЛЕНИЕ NEET

НЕ УЧИТСЯ, НЕ РАБОТАЕТ И НЕ ТРЕНИРУЕТСЯ

Подробнее >>>
ЛОГИСТИКА – ЛОГИКА ДЕЙСТВИЙ

МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ В CASPIAN UNIVERSITY

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



На сосновой “игле” Исследования

Андрей Губенко
Лесное кладбище - так можно назвать это место. Но покоятся здесь останки не людей, а деревьев.
...Возвышался в типичной лесостепи Северного Казахстана островок прекрасного леса. Причем прекрасного - в буквальном смысле. Красным лесом традиция издавна именовала сосновый бор - и не только из-за ярких стволов, но также из-за его продуктивности: обилия грибов, ягод, дичи. Однако ценнее всех боровых сокровищ, конечно, сами деревья, а точнее, их прямые и высоченные мачтовые стволы - когда-то их рубили для судостроительных верфей, и с тех пор самые отборные сосновые леса носят название мачтовых. Этот термин используют и сейчас, подчеркивая высочайшее качество первосортной древесины.
Вот из-за нее-то и отшумела роща. Участок привлек внимание лесных браконьеров - и бор стал полем брани. За считанные дни они, как термиты, извели столетний лес со света. “Погостили” - и от него остался лишь погост. Изломанные, угловатые пни разной высоты - будто могильные камни. И обнаженная земля, как на архиерейских похоронах, вся забросана хвойными ветвями...
Это место имеет конкретный адрес - Лебяжинский район Павлодарской области, примерно в полуторастах километрах на юго-восток от Павлодара, вдоль проселочной дороги между деревенькой Корт и селом Шалдай. Впрочем, таких лесных некрополей в казахстанском Прииртышье - сотни. И тот, который посетила бригада “НП”, ничем от остальных не отличается. Разве лишь тем, что расположен уж совсем рядом, в нескольких верстах, от человеческих селений.
От упомянутых Шалдая и Корта. В первом из которых, кстати, находится штаб-квартира ГЛПР (Государственного лесного природного резервата) “Ертыс Орманы”, а почти все население составляют семьи инспекторов, обязанных охранять заповедный ленточный бор. А во втором как раз и живут - и опять-таки семьями - лесные браконьеры.
Как видим, разнонаправленность - и даже взаимоисключаемость - интересов не мешает тем и другим существовать в непосредственной близости друг от друга. А может, даже помогает.
На чем и стоит этот мир

Сокровища красного леса
Главная достопримечательность Прииртышья - знаменитые ленточные боры. Памятник природы, без всякого преувеличения, планетарного масштаба - на фотографиях из космоса они смотрятся весьма впечатляюще, протянувшись узкими и длинными (в сотни километров) бороздами в степном междуречье Оби и Иртыша. Всего их пять, но лишь два из них переваливают казахстанско-российскую границу и достигают Иртыша: один, помельче - совсем рядом с Семипалатинском, другой, помассивнее, так называемый Иртышский (куда мы и приехали) - в Павлодарской области.
По одной из версий, ленточные боры выросли после того, как древний ледник, сползая с северо-востока, пропахал несколькими языками безлесную степь, принеся в себе и древесные семена, и подходящую песчаную почву. И великая сибирская река с тех пор облачилась в не менее величественную мантию...
Щедра к человеку эта земля. В середине апреля Иртыш разливается, а когда вода сходит, увлажненная пойма позволяет выращивать богатые урожаи, старицы и озера дают прибежище многотысячным колониям перелетных птиц. Река богата рыбой: лещ, карп, язь, щука, окунь. По-прежнему водится стерлядь, сохранился и русский осетр (и местные патриоты утверждают, что он вкуснее каспийского собрата, ссылаясь на то, что к царскому столу осетров везли именно из Иртыша).
А, например, Иртышский бор (или как его еще величают - Шалдайский, по имени села Шалдай) славится местной популяцией белки - телеуткой. Она здесь весьма многочисленна, обладает красивой голубоватой шкуркой, и в советское время на нее шла даже промысловая охота, а мех отправляли в Италию, где его активно внедряли в дамские наряды знаменитые тамошние портные.
И вот вся эта богатейшая природная кладовая в последние годы едва не оказалась полностью разграбленной. Дичь перестреляли, рыбу вычерпали. Обмельчал и сам Иртыш, русло которого уже десятки лет не чистили. И если раньше на реке было развито судоходство, а из Павлодара в Омск бегали “ракеты”, то теперь тут ничего, кроме браконьерской лодки, не увидишь.
Стремительно редеют и ленточные боры. Когда-то, в XIX веке, они подступали вплотную к Иртышу. Но справедливости ради скажем: начали скукоживаться еще при царе - и от злого умысла, и по небрежности. (Особенно прославилась жена лесничего, по-тогдашнему кондуктора, затеявшая большую стирку: огонь из-под чанов и перекинулся на деревья - тогда сгорел громадный массив от Шалдая до самой поймы.) На многих участках бывшего сплошного леса остались лишь крохотные островки в степном море. Но это было только начало “большой рубки”.
За период с 1995 по 2002 год - во время самого оголтелого браконьерства - по материалам космической съемки, в двух прииртышских борах Казахстана погибли 165 тысяч гектаров леса, что составляет треть (34 процента) их площади! С созданием здесь в 2003 году лесных резерватов масштабы воровства, конечно, поуменьшились, но не на порядок. В 2006 году, например, только Шалдайский бор похудел на 23 тысячи гектаров. Такими темпами недавно образованные ГЛПР скоро можно будет упразднять - за ненадобностью. Реликтовые ленточные боры исчезнут.
alt
...Лебяжинский район Павлодарской области свое название получил от бесчисленных когда-то стай лебедей, гнездящихся на здешних озерах. Эти аристократичные и романтичные птицы (создающие любовную пару, как известно, один раз и на всю жизнь - а живут они почти человеческий век, до 60 лет) и сегодня встречаются тут, в чем мы убедились, преодолев многокилометровый путь из Павлодара на юго-восток. Встречаются, конечно, не в прежних количествах - браконьеры.
- И зачем их стреляют? - спрашиваю у нашего гида, егеря Алексея.
- Вкусные очень. Как гуси, только мясо нежнее, и весят они до 12 килограммов, - рассказывает егерь. - Да вот вам случай. Пару дней назад слышу стрельбу, подъезжаю к нескольким группам охотников, проверяю, законно ли ведется охота. Те честно отчитываются по всем тушкам гусей и уток, но ни одна из компаний не берет на себя трех убитых лебедей, лежащих на воде. Дело в том, что лебеди по старинке значатся в Красной книге. Хотя численность их теперь приличная, и, например, в России, до границы с которой всего несколько десятков километров, охота на кликуна возобновлена, а лицензия стоит тысячу рублей (пять тысяч тенге).
Символичным мне показался случай из егерской практики. Вся казахстанская природа - это охраняемое государством народное добро - напоминает сейчас “ничей” трофей, который плохо лежит.

Покушение на вещную жизнь

У всякого животного есть день рождения, у всякого растения - день смерти. День жатвы. Когда склоняется колос, или выспевает плод, или даже распускается цветок. И именно теперь, тотчас он должен быть сорван.
Такой день - один в году - есть и у каждого дерева. И лесорубы по призванию могут его вычислить. То ли жизненные соки от корней к кроне бегут в это время как-то особенно резво, то ли состав эликсира становится необыкновенным, но только с деревом происходит мгновенная метаморфоза. Сделанные из такой древесины вещи чрезвычайно прочны и долговечны, и могут прослужить не один век. Срубленное в свой срок дерево, можно сказать, обретает иную, вещную жизнь...
alt
Не сказать, что это старинное знание современниками безвозвратно утеряно - оно, скорее, просто не востребовано. Не исключено, что кто-то из старожилов браконьерской деревни Корт, что мы сейчас проезжаем, и владеет секретными приметами, по которым, мониторя лес изо дня в день, и можно определить момент, когда простое дерево превращается в золотое. Но здешним обитателям это профессиональное откровение ни к чему - тут практикуются другие методики конвертации деревянной валюты в обычную, американскую.
В Корте с десяток-другой домов - победнее и побогаче. Те, что побогаче, обнесены, как форты каких-нибудь североамериканских колонистов, высокими частоколами. Те, что победнее, - всего лишь “прозрачными” кривыми изгородями. Во дворах - ни сада, ни огорода, только наваленные поленницей бревна и трактора с грузовыми прицепами.
У “кулаков”, сообщают наши гиды, то же самое, только масштабы побольше. Но заглядывать за забор егерь Алексей не рекомендует - представители живущей, например, в этом дворе семьи N вооружены и агрессивны, и убили уже не одного любопытствующего инспектора.
Официально, правда, те сгорели в лесных пожарах, полыхающих в этих краях чуть ли не ежедневно. Но полицейская версия не должна вводить в заблуждение: все здесь (кроме мертвых, разумеется) в сговоре. Особенно жутко, однако, даже не предположение, что убийц “отмазывают” за какие-то баснословные, форс-мажорные суммы, а то, что дело, вероятнее всего, было замято без каких-либо детективных страстей, в рабочем порядке. Просто нашли труп в обгоревшем лесу, и никаких доказательств насильственной смерти нет (веревка, которой жертву привязали к дереву, уничтожена огнем). А поскольку никому они, доказательства, и не нужны, то река-жизнь продолжает бежать в прежнем русле, кормя от щедрот своих как одних, так и других. Как браконьеров, так и борцов с ними. В порядке взаимозачетов...
Но, конечно, главная “функция” пожаров - другая. Лес в Казахстане, как известно, редкость, под ним в стране - всего 4 процента территории, и почти вся она входит в состав особо охраняемых природных территорий, где промышленная рубка строго запрещена. Заповедны и ленточные боры Прииртышья, в границах которых были образованы ГЛПР “Ертыс Орманы” и “Семей Орманы”.
Закон, однако, не запрещает санитарную рубку горельника, чем и пользуются браконьеры. Они поджигают выбранный участок (для чего, как правило, привязывают к хвосту собаки емкость с бензином, и та носится по лесу как угорелая - варварские цели требуют не менее варварских средств), огонь пожирает верхушки сосен, деревья погибают, но стволы при этом сохраняются фактически нетронутыми. И вот - товар готов; надо лишь приехать и забрать его - разумеется, с официального разрешения лесных властей. Старые, в обхват, сосны спиливают, а с деревьями помоложе да потоньше, чтоб вышло побыстрее, обходятся без пилы и топора - просто валят их бульдозерами.
И остается на месте живого леса лесное кладбище - с разномастными пнями-памятниками и искореженной землей, окропленной обломанными сучьями. 
alt
Формально видимость закона соблюдена настолько, что, казалось бы, для коррупции и почвы нет: документы на лесоматериалы имеются (санитарная рубка), так что вроде бы и делиться ни с кем не надо; маленькие люди делают свой маленький бизнес. Однако делиться, конечно же, приходится: ведь все эти “производственные” пожары происходят с попустительства как егерей, так и правоохранительных органов. Местной власти отлично известны и имена поджигателей, и их адреса. И при желании прекратить весь этот лесной разбой можно было бы в несколько часов.
Но, видимо, желания нет. Риторический вопрос: почему? Кто виноват? - как говорят запальчивые русские. Или: кому выгодно? - как формулировали более прагматичные древние римляне.

«Зеленые» было предложили лечить от браконьерства... трудом. Всемирный банк выделил грант в 70 миллионов долларов на восстановление ленточных боров Прииртышья (а для кучи – и саксаульников южного Казахстана). В рамках этого проекта планировалось выплачивать от 20 до 100 тысяч долларов тем, кто взялся бы высаживать на гарях молодые саженцы взамен уничтоженных, а затем в течении 4 лет приглядывать за ними.
Спору нет, инициатива имела успех среди местных жителей... как дополнительный заработок. Чем худо? В придачу к уже полученной от продажи леса выручке получить еще и такой вот бонус. Тем более, что сосенки вырастут и еще послужат следующим поколениям... браконьеров.
Да и могла ли эта гуманитарная помощь отвадить лесных воров от их прибыльного промысла? Браконьеры предпочитают арифметику других «зеленых»: куб «зеленки» (как называют здесь лес-кругляк) стоит нынче, в зависимости от диаметра, около 100 долларов за кубометр. Средний «урожай» с гектара соснового бора составляет порядка 100-150 кубометров. То есть гектар приносит десять-пятнадцать тысяч долларов. Каждый год вырубаются десятки тысяч гектаров. А значит, годовая нажива лесной браконьерской мафии исчисляется в сотни миллионов долларов.

Лесной кодекс и Закон джунглей
alt
С одной стороны, причина лесного браконьерства, казалось бы, очевидна - шальные, легкие, быстрые деньги. Которые сначала, в кризисные 90-е, когда не стало другого заработка, помогли местным жителям выжить, а затем развратили, подсадили на сосновую “иглу” все население прилегающих к ленточным борам районов. Деревенька Корт - типична для Прииртышья. Так что бизнес этот - не маленький. И “курируют” его отнюдь не маленькие люди.
При всей уникальности ленточных боров и местной воровской специфике проблема браконьерских сообществ в стране универсальна - будь то анашовая мафия в Чуйской долине, икорная - на Каспии или лесная - в Прииртышье и Восточном Казахстане. Государство, бывшее когда-то, в СССР, единственным хозяином “лесов, полей и рек”, по известным причинам давно утратило этот гегемонский статус. Но в отличие от других сфер народного хозяйства здесь так и не последовало масштабной приватизации. В результате эта отрасль: лесное, охотничье, рыбное хозяйство - значительно отстала от общего развития экономики. Формально оставаясь собственником разнообразных угодий, их охранником и попечителем, государство фактически отвернулось от них, в результате реальную власть на местах захватили браконьерские, откровенно мафиозные сообщества. Причем, что важно, государственные структуры отнюдь не отказываются от “крышевания” этих преступных промыслов, так что госчиновники и вправду продолжают контролировать вопросы природопользования - вот только не в прежнем, социалистическом, а в самом что ни на есть современном, бандитском смысле.
Естественно, страдает от этого не только нравственность. Вернемся к ленточным борам: в советское время деревья разрешали рубить, и в то же время лес стоял. С образованием же на их территории резерватов, когда охрана, по идее, стала строже, лес в угрожающих масштабах горит и вырубается... На самом деле, ничего удивительного: прежде лесное хозяйство управлялось по науке, рачительно, теперь же, при формальном запрете, бизнес весь переместился в нелегальную, криминальную сферу, в связи с чем и ведется по-пиратски бездумно.
Не удивительно, что при таком положении вещей природа не успевает восстанавливаться, деградирует. Ведь хозяина-то настоящего, окучивающего, нет. Им - таким новым заботливым хозяином - мог бы стать частник. И его предпринимательский инстинкт быстро бы вернул все на круги своя. Чтобы не сомневаться в этом, достаточно ознакомиться с международной практикой (когда благодаря частным охотничьим хозяйствам плотность зверей в американских и европейских лесах немногим уступает плотности их расселения в вольготных цивилизованных зоопарках). Правда, появление частных владельцев, которые, организовав нормальное плановое хозяйство с восстановительными мероприятиями и глубокой переработкой древесины, со временем просто бы “съели” нынешние браконьерские артели и которым нет никакого резона объединяться в шайки с коррумпированными силовиками и чиновниками, идет вразрез с интересами этих последних.
Но главная проблема - даже не это, а тотальная втянутость местных жителей в лесное браконьерство. Ведь хотя долю в преступном бизнесе каждый имеет свою, от генеральской до шоферской, кормится-то от него вся округа... Как прикажете бороться с народом, со всем - поголовно - населением?! И кто выступит в роли этих героических борцов? Армия - как в случае с кокаиновыми картелями в Колумбии? Не то у нас, однако, государство. Да и в Колумбии, кажется, порядку не стало больше...
И здесь, как нам кажется, самое время перейти ко второму, не столь очевидному варианту ответа на извечный вопрос.

(Окончание в следующем номере)

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Сентябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930


Large Visitor Globe


Архив новостей
Сентябрь 2018 (117)
Август 2018 (154)
Июль 2018 (178)
Июнь 2018 (171)
Май 2018 (144)
Апрель 2018 (154)

Голосование
Будете ли Вы оформлять подписку на сайт, если сайт станет платным


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение
Fatal error: Call to a member function _destr() on null in /var/www/vhosts/np.kz/public_html/engine/modules/main.php on line 390