ПОКОЛЕНИЕ NEET

НЕ УЧИТСЯ, НЕ РАБОТАЕТ И НЕ ТРЕНИРУЕТСЯ

Подробнее >>>
ЛОГИСТИКА – ЛОГИКА ДЕЙСТВИЙ

МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ В CASPIAN UNIVERSITY

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



Террор: полтора века спустя Исследования

Фарида Галиева
Книга историка Алекса Баттеруорта (Alex Butterworth) “Мир, которого никогда не было” (The World that Never Was) стала бестселлером в западном мире. Это исследование зарождения и развития революционного движения в Европе и Америке и возникновения международного анархизма. Книга интересна еще и тем, что она является попыткой осознать преемственность терроризма прошлого и нынешнего и идей, его питающих. Приехав в Алматы, автор нашумевшей книги в интервью нашему корреспонденту объяснил ее название и смысл

- Вы издали книгу в Великобритании, хотя, как писали в прессе, Вам предлагали издать ее в Америке, причем это выгоднее с коммерческой стороны. Почему Вы от этого отказались?
- Издание книги об анархизме и терроризме именно в Британии очень симптоматично. Ведь во второй половине ХIX века Соединенное Королевство было прибежищем для анархистов и революционеров всех мастей - точно так же, как в наше время оно стало убежищем для беглых олигархов из стран бывшего СССР и политических оппозиционеров.
Страна, приютившая в разное время Герцена, Маркса и Ленина, как магнитом, притягивала в конце XIX века французских и испанских анархистов, а также русских революционеров. Притягивает она персонажей такого порядка и сегодня. Так что преемственность налицо, все повторяется. Поэтому и книга уместна именно здесь, как нигде.
- Вы много страниц уделили истории российского терроризма, Вы полагаете, что именно он стал основным “революционным течением” в Европе сто лет тому назад?
- Нет, я так не думаю, однако российский терроризм в то время был наиболее, я бы сказал, масштабен и разнообразен. Но были и другие, тоже не менее экзотические направления террора. В 90-е годы XIX века, например, анархисты, устраивавшие теракты в разных странах, открыто собирались в лондонском клубе на Уиндмил-стрит. Когда в Англию прибыли 30 живописных аргентинских анархистов в сомбреро, они промаршировали в свой клуб строем.
- Но книга во многом посвящена исследованию именно российского терроризма и анархизма...
- Да, она и начинается с собрания в октябре 1908 года в парижской квартире российского писателя и террориста Бориса Савинкова (позднее министра в правительстве Керенского). На собрании присутствовал знаменитый идеолог анархизма князь Кропоткин. Собравшиеся заслушали сообщение журналиста Владимира Бурцева о том, что главный российский террорист, глава боевой организации партии эсеров Евно Азеф является агентом полиции и провокатором.
Речь сразу же зашла о его кураторе - начальнике заграничного отдела департамента полиции Петре Рачковском, который стал главным персонажем книги. Ему в ней посвящено несколько глав, в которых подробно рассказывается о том, как методы этого “гения российской охранки” по внедрению агентуры в революционные кружки и изощренная организация провокаций перенимались западной полицией, а также о том, как Рачковский искусно пользовался наивностью своих противников. Значительное место в книге посвящено разоблачению анархизма и большевизма, прикрывавших свои преступления (убийства, грабежи и насилие) политическим идеализмом.
alt
Самолет, как отмашка: мы будем жить теперь по-новому
- В этом постулате и заключен смысл названия Вашего исследования?
- У названия “Мир, которого никогда не было” три значения. Во-первых, это утопический мир революционных визионеров, который они хотели создать, но который так и не возник. Второе значение - историко-литературное, связанное с идеей создать гигантский глобус величиной с Эйфелеву башню, который, по замыслу одного из идеологов анархизма географа Элизе Реклю, должен символизировать общность человечества и способствовать международной солидарности (в наше время это нашло отклик в идеологии защитников окружающей среды и в идее Интернета).
И третий смысл названия - это миф, созданный пропагандой в связи с всемирным революционным заговором. Причем миф этот создавался обеими противоборствующими сторонами - как революционерами, так и боровшимися с ними международными спецслужбами.
- Полезен ли сегодня опыт борьбы с террором, который в то время приобрели спецслужбы различных стран, в том числе и России?
- Думаю, что российский опыт борьбы с революционным подпольем в XIX и начале ХХ веков оказался малопригодным для Запада, но тем не менее полиция западных стран извлекла из него уроки. Остается открытым вопрос: какой форме терроризма принадлежит историческое первенство: террору российской “Народной воли” или фениев из “Ирландского революционного братства”, боровшегося с британским государством?
С одной стороны, у русских с ирландцами были определенные противоречия, но, с другой - они учились друг у друга. Что же касается французской и британской полиции, то она не одобряла полицейскую тактику автократической России. Британия гордилась завоеваниями открытого либерального общества, хотя в ней и раздавались голоса о необходимости создания политической полиции, чем впоследствии стал особый отдел Скотленд-ярда.
Думаю, что главный урок, который извлекла западная полиция из российского опыта, состоял в том, что жестокость подавления революционной деятельности может быть контрпродуктивна.
- То есть российский опыт оказался для Запада совершенно бесполезен?
- Нет, отчего же. На Западе полиция переняла кое-что из тактики Петра Рачковского, который внедрял свою агентуру в революционные группировки и вербовал в них информаторов. Немалую роль в его практике играли и откровенные провокации. Он добился немалых успехов, достаточно назвать разгром типографии российских революционеров в Швейцарии, которым он руководил из Парижа.
- А что как бы перекликается во времени в практике самого терроризма?
- К примеру, одной из особенностей российского революционного движения было наличие в нем большого числа женщин, чего не наблюдалось на Западе. Вы не находите ничего общего с современной практикой исламистов? Вот только корни этого женского участия совершенно разные. Думается, появление женщин в российских террористических группах объясняется спецификой русского исторического развития и появлением в России европейски образованных женщин. Многие российские женщины получали образование за границей в духе идей европейского Просвещения. Часть из них вынуждена была изучать медицину только там, поскольку царский режим того времени препятствовал высшему женскому образованию. Это привело к появлению в России значительного числа образованных женщин, получивших представление о революционных идеях в Европе и распространявших их на родине. Это касается целого поколения российских женщин второй половины XIX века. Их появление пришлось на тот период революционного движения, когда “Народная воля” перешла к террору. И самое удивительное, что именно женщины нередко побуждали своих соратников-мужчин к активному терроризму.

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Сентябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930


Large Visitor Globe


Архив новостей
Сентябрь 2018 (117)
Август 2018 (154)
Июль 2018 (178)
Июнь 2018 (171)
Май 2018 (144)
Апрель 2018 (154)

Голосование
Будете ли Вы оформлять подписку на сайт, если сайт станет платным


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение
Fatal error: Call to a member function _destr() on null in /var/www/vhosts/np.kz/public_html/engine/modules/main.php on line 390