ЛЕГЕНДЫ И ПАРТНЕРЫ

КАК СДЕЛАТЬ ТАК, ЧТОБЫ ИНВЕСТОРЫ ПОВЕРИЛИ В СКАЗКИ?

Подробнее >>>
СТАВКИ ПЕРЕДЕЛАНЫ

ПОЧЕМУ ИЗМЕНИЛИСЬ ПРОЦЕНТЫ ПО ДЕПОЗИТАМ?

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



Угасающая цивилизация Европы Мир

Ботагоз Сейдахметова
Критическая ситуация в еврозоне, перманентные беспорядки и акции протеста в Греции и эпизодические (а чаще плановые) забастовки в странах Западной Европы, все более намечающийся водораздел между богатыми и бедными европейскими странами, а также между стабильными и преддефолтными экономиками. И, наконец, дестабилизирующий Европу поток мусульманской нелегальной иммиграции из Северной Африки. Все это звенья одной цепи, которые позволяют многочисленной армии экспертов к востоку от Европейского союза злорадно пророчить скорый закат Европы.
На деле о закате Европы впервые заговорил еще в начале прошлого века немецкий философ Освальд Шпенглер в одноименной книге

Книга “Закат Европы” уже в первые два года после ее выхода в свет, с 1918 по 1920 год, успела пережить более тридцати изданий и стать бестселлером того времени. Идея немецкого философа о закате Европы привлекла к себе лучшие умы как в самой Европе, так и на Востоке, в частности, в России. В современной России в академических и интеллектуальных кругах до сих идут яростные споры о том, что есть Россия - Европа или Азия.
Тем временем, еще в 20-е годы прошлого века труд Освальда Шпенглера был оценен как “самое блестящее и замечательное, почти гениальное явление европейской литературы со времени после Ницше”. Но хочу сразу отметить тот факт, что в начале 20-х годов прошлого века еще никто не мог предопределить приход большой волны иммиграции из стран Северной Африки и Ближнего Востока, которая сегодня кардинально меняет всю привычную для начала прошлого века картину Европы.
Сегодняшняя Европа разрывается одновременно между целым рядом проблем, и проблема нелегальной иммиграции - лишь один из паззлов этой мозаики. Разрывается между своим желанием сохранить единую Европу и невозможностью и дальше делать вид, что ценности и менталитет всех европейцев одинаковы. И пример Греции тут особенно показателен. Ведь, по своей сути, Греция и греки - страна и народ южные, а потому и ментальность, а далее и традиции ведения бизнеса, экономики и политики сильно отличаются от того, к чему привыкли главные члены Европейского союза - немцы и французы.
Я не злорадствую, потому как (я часто об этом пишу) отношусь к Европе и европейцам с большим уважением и даже, если хотите, с восхищением. Меня всегда восхищало умение классических европейцев, к коим я отношу, конечно, немцев, британцев, голландцев, французов и прочих, говорить о себе правду. Умение здраво рассудить и покритиковать себя, чтобы не повторять своих ошибок и идти дальше. Лучше всего - вперед и вверх.
Но сегодняшняя Европа, на мой взгляд, на самом деле неожиданно для себя страдает от собственного стремления к некоему совершенству. Попытке сделать все, как надо, угодить всем слоям общества, потому как сами же на всех уровнях говорят о правах человека, демократии, свободе слова.
Но вот что и когда в этом безупречном строительстве западной цивилизации пошло не так?
Читаю у Шпенглера (напомню, это 1918 год): “Культура умирает после того, как эта душа осуществит полную сумму своих возможностей в виде народов, языков, вероучений, искусств, государств и наук и, таким образом, вновь возвратится в первичную душевную стихию. Ее жизненное существование, целый ряд великих эпох, в строгих контурах отмечающих постоянное совершенствование, есть глубоко внутренняя, страстная борьба за утверждение идеи против внешних сил хаоса и внутренней бессознательности, где угрожающе затаились эти противоборствующие силы. Когда цель достигнута и идея, то есть все изобилие внутренних возможностей, завершена и осуществлена во внешнем, тогда культура вдруг застывает, отмирает, ее кровь свертывается, силы ее надламываются - она становится цивилизацией. И она, огромное засохшее дерево в первобытном лесу, еще многие столетия может топорщить свои гнилые сучья”.
По мнению немецкого философа, такое уже было в истории цивилизаций Египта, Китая, Индии и мусульманского мира. Он пишет, что “античная цивилизация времен империи необъятно разрасталась с кажущейся юношеской силой и изобилием и отнимала воздух и свет у молодой арабской культуры Востока”.
Так Шпенглер объясняет смысл всех падений в истории, начиная с падения античного мира. “Мы уже сегодня определенно ощущаем вокруг нас первые признаки того, касающегося нас самих и по течению и длительности вполне тождественного с первым события, которое заполнит первые века ближайшего тысячелетия и которое будет “падением Запада”, - писал он почти сто лет назад.
Возможно, сто лет - это довольно длительная временная мера, которая иным покажется доказательством неправоты всех мрачных прогнозов в отношении к западной цивилизации.
И да, и нет. Сто лет в истории многих известных цивилизаций вмещали в себя как раз всю их жизнь - от рождения, до смерти. Пожалуй, самый свежий пример - это жизнь и смерть Советского Союза, который так и не смог дотянуть до векового возраста. Если верить теории Шпенглера, мы успели за 70 лет сначала возродиться как новая культура, состоящая из разных языков, религий, а потом погаснуть, как старик или дерево, которое использовало и потратило весь свой внутренний потенциал.
И все же нет, сто лет - это слишком мало, буквально миг в стремительном человеческом развитии. Миг, который не только изменил весь западный и прочий мир, сделав его неистово технологичным, изменил архитектуру городов, всю инфраструктуру, но даже изменил антропологию и строение человека. Иногда мне кажется, что последние пару веков Земля начала вращаться вокруг своей оси с несколько большей скоростью, чем ранее. Такое вот странное ощущение времени и истории.
Вернемся к Шпенглеру.
Он пишет о том, какими были представления о красоте и совершенстве у юных цивилизаций, когда они полны сил и желаний. Когда “возникли голова Аменемхета III (так называемый сфинкс гиксосов из Таниса), свод святой Софии, картины Тициана, нежные, почти хрупкие, как бы обвеянные горестной сладостью последних октябрьских дней образы Книдской Афродиты и портик Кор Эрехфейона, арабески сарацинских подковообразных арок, дрезденский Цвингер, Ватто и Моцарт”.
При наступлении старости цивилизации огонь души угасает, считает философ. “Угасающие силы еще раз делают попытку с половинным успехом - в классицизме, родственном всякой умирающей культуре, - проявить себя в творчестве большого размаха; душа еще раз с грустью вспоминает в романтике о своем детстве. Наконец, усталая, вялая и остывшая, она теряет радость бытия и стремится - как в римскую эпоху - из тысячелетнего света обратно в потемки перводушевной мистики, назад в материнское лоно, в могилу, - пишет автор “Заката Европы”. - Вот в чем очарование, которым некогда привлекали к себе умирающий Рим культы Исиды, Сераписа, Гора и Митры, те самые культы, которые вызвала к жизни, как раннее, мечтательное и боязливое выражение своего существования, и наполнила новой искренностью только что пробуждающаяся к жизни новая душа на Востоке”.
alt

Лидеры французско-германского антикризисного фронта намерены воплощать в жизнь свое видение новой Европы

Сегодня “Новая душа Востока” является неким символическим могильщиком Старого Света. Арабская весна и возрождение буквально ворвались в раздираемую кризисами Европу XXI века с яростью молодой и здоровой силы, которая принесла в Европу ислам и новую ментальность, свои законы и свои представления о правах и свободах. Вот уж право...
И на этом фоне нынешней стремительной европейской исламизации особенно пророчески звучат слова немецкого философа прошлого века о том, что “атеизм - принадлежность цивилизованного человека, поскольку цивилизация есть “бренные останки” угасшей культуры”.
“Атеизм принадлежит большому городу; он принадлежит “образованным кругам” больших городов, которые механически усваивают себе то, что их предки, создатели культуры, переживали органически. Аристотель с точки зрения античного богоощущения - атеист, сам того не сознававший. Эллинистическо-римский стоицизм так же атеистичен, как социализм и буддизм западноевропейской и индийской современности. Типично атеистическими являются условия, из которых в наши дни исходят “свободно-религиозные” гуманные движения, охватывающие большую часть городского протестантизма, при самом добросовестном упоминании слова “Бог”, - пишет Шпенглер. И тут нечего добавить. Хочется как-то переварить...

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Октябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 


Large Visitor Globe


Архив новостей
Октябрь 2018 (115)
Сентябрь 2018 (156)
Август 2018 (154)
Июль 2018 (178)
Июнь 2018 (171)
Май 2018 (143)

Голосование
Оцените новый дизайн


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение
Fatal error: Call to a member function _destr() on null in /var/www/vhosts/np.kz/public_html/engine/modules/main.php on line 390