ПОКОЛЕНИЕ NEET

НЕ УЧИТСЯ, НЕ РАБОТАЕТ И НЕ ТРЕНИРУЕТСЯ

Подробнее >>>
ЛОГИСТИКА – ЛОГИКА ДЕЙСТВИЙ

МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ В CASPIAN UNIVERSITY

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



Что кому полезнее Мир

На этой неделе в так называемом правозащитном сообществе вновь разгорелась дискуссия о том, следует ли считать меры по противодействию экстремизму в Узбекистане чрезмерными или это меры вынужденные. 

Мнения наиболее последовательных критиков режима Ислама Каримова таковы: сейчас в Узбекистане преследуются и объявляются радикальными любые независимые от государства религиозные течения

 

“Ряд групп не стремится заниматься политикой, однако государство их всячески преследует. В Узбекистане даже попытка собрать друзей дома и поговорить о религии нередко рассматривается как уголовное преступление”, - считает один из “штатных” критиков Каримова российский правозащитник Виталий Пономарев.
Власти об этих дискуссиях быстро узнают, потому что одним из основных институтов контроля общества в стране является институт махалли (самоуправляющаяся община, обычно в рамках одного квартала). Махаллинские комитеты не только информируют власти о событиях в своих общинах, но и передают информацию обо всех неизвестных, поселившихся в домах общины. В институт махалли, по некоторым данным, объединено более 80 процентов населения страны. Неудивительно, что председателями махаллей зачастую назначают отставников силовых структур или людей, которые работают в тесном контакте со спецслужбами.
По словам правозащитников, человек, который хоть раз попался на “исламской деятельности”, получает волчий билет на всю жизнь. Любой, хоть как-то причастный к деятельности запрещенных организаций, отсидевший по соответствующей статье, автоматически попадает в черный список. И даже если он выйдет на свободу, то после очередного акта насилия или просто в рамках очередной кампании он может получить новый, еще больший срок.
Поэтому многие такие люди после освобождения стремятся уехать из страны. Однако, если нужно, их достают и там. После соответствующей следственной работы обвиняемые называют в качестве сообщников имена тех, кто живет вне Узбекистана (в частности, в России). И узбекские власти непременно подают документы на экстрадицию.
В свою очередь соответствующие органы в соседних странах предпочитают оформлять экстрадицию как обычное административное выдворение (его быстрее оформить и сложнее оспорить). В целом на сегодняшний день в Узбекистане 4-5 тысяч человек сидят по обвинению в причастности к исламистской деятельности.
Такая жесткая кампания Каримова загнала местных исламистских активистов в глубокое подполье, однако некоторые аналитики считают, что спасти узбекских исламистов смогут талибы. Ряд российских и зарубежных СМИ пишут, что если талибы придут к власти, то они займутся экспортом революции в Узбекистан. Но другие эксперты утверждают, что эти страхи гипертрофированы. Талибы не раз демонстрировали свое нежелание “экспортировать исламскую революцию” за пределы Афганистана.
Но куда важнее вопрос: оправдана ли такая жесткость Каримова?

 

 

Особое внимание в стране уделяется чиновничьему аппарату. Никто не рискнет здесь демонстрировать свою религиозность или даже желание посещать мечеть по пятницам. Это чревато тем, что возникнет подозрение в причастности к неким подозрительным структурам. А подозрение наверняка привлечет внимание службы безопасности...
Так что лучше не рисковать и быть светским и нетерпимым ко всякого рода религиозному экстремизму и к экстремистам. Это, кстати, касается буквально всех уровней и направлений административной или общественной жизни страны. В частности, преподавателей, за которыми тоже пристально наблюдают.
Чтобы оценивать методы г-на Каримова по противодействию экстремизму, следует, наверное, обратить внимание на то, что в этой стране вот уже длительное время не происходит ничего, что каждый день происходит, скажем, в Западной Европе. Никто там трейлерами не давит людей, не бросается на них с топором или ножом, не расстреливает из автомата в торговых центрах.
Свобода, права человека, это, конечно, ценности непреходящие и вечные, но жизнь человеческая, наверное, тоже. И если этой жизни и безопасности людям никто (а прежде всего власть) не гарантирует, то и свобода делать все и со всеми им как-то уже не так привлекательна. Поэтому у Ислама Каримова очень высокий рейтинг поддержки населением его страны - вот об этом правозащитники почему-то предпочитают не слишком громко говорить.
И, наконец, в Узбекистане нет такой проблемы, как “формирование исламистского подполья в тюрьмах и колониях”. Потому что в этих заведениях заключенные в этой стране отбывают сроки наказания, а не посещают курсы религиозного обучения. Причем отбывают реально, что называется, без дураков.
Жестко? Наверное, да. Зато надежно и безопасно.

 

Искандер Исаев, политолог

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Сентябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930


Large Visitor Globe


Архив новостей
Сентябрь 2018 (117)
Август 2018 (154)
Июль 2018 (178)
Июнь 2018 (171)
Май 2018 (144)
Апрель 2018 (154)

Голосование
Будете ли Вы оформлять подписку на сайт, если сайт станет платным


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение
Fatal error: Call to a member function _destr() on null in /var/www/vhosts/np.kz/public_html/engine/modules/main.php on line 390