АТАКУЕТ “КОЛОРАДО”

“МИЧИГАН”, “ГОНКОНГ”, “БРИCБЕН” - ШТАММЫ, КОТОРЫЕ МЫ ПОБЕДИЛИ

Подробнее >>>
ТОРЖЕСТВО НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ

СОРОКОВОЙ - РОКОВОЙ

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



Эта странная сирийская война Мир

Марк Лотвин
К середине 2015 года от армии Сирии, некогда одной из сильнейших армий Ближнего Востока, практически ничего не осталось. Половина ее разбежалась. От оставшейся половины еще половина погибла в боях. А на оставшуюся со всех сторон навалились созданные американцами и персидскими монархиями банды “оппозиции”, к которым в 2014 году со всей своей мощью присоединилось “Исламское государство” (обозначим его традиционно как ДАИШ)

Казалось, дни режима Башара Асада сочтены, но тут вмешалась Россия. В первый год войны успехи САА (Сирийская арабская армия), несмотря на всю помощь РФ, были не очень впечатляющими. Ей ценой больших потерь и усилий удалось несколько отодвинуть линию фронта в Латакии, Хомсе и Хаме и стабилизировать ситуацию на остальных направлениях. Только во второй половине 2016 года она нашла в себе силы (плюс внешние силы) провести несколько крупных наступательных операций, главными из которых было наступление на Пальмиру и уничтожение группировки “оппозиции” в Алеппо.
Секретом этих успехов наряду с иностранными добровольцами были новые регулярные части САА, которые российские инструктора создали из бывших ополченцев и новобранцев. К началу 2017 года таких частей стало больше, что сразу же сказалось и на результатах войны. Уже ясно было видно, что разгром противников - это всего лишь вопрос времени. Общая численность таких новых частей составила на начало этого года около 55 тысяч солдат и офицеров. Но подробнее о численности войск, которые на разных сирийских направлениях воюют сегодня в этой стране, мы расскажем ниже.

Итак, к середине 2017 года превосходство САА над противниками стало просто подавляющим, а потому фронт ее противников буквально посыпался. Таким образом, к окончанию войны с ИГИЛ, то есть накануне переговоров США и России о будущем Сирии, САА станет одним из главных козырей, которые склонят чашу весов на сторону Дамаска (а заодно Тегерана, Москвы и в какой-то степени Анкары) либо в дипломатическом сражении, либо в реальном, если до этого дойдет дело.
Какова же в общих чертах на сегодня ситуация в этом регионе? Все сходятся на том, что рано или поздно ДАИШ разгромят. Также большинство наблюдателей указывают на то, что это не станет концом гражданской войны в Сирии, а останется еще множество проблем, которые нужно будет решать. Например, курдскую проблему. Ранее США заявляли о том, что одобряют создание Курдистана. Однако после курдского референдума резко изменили свою позицию.
На первый взгляд все совершенно однозначно. США крайне негативно отнеслись к проведению референдума, более того, назвали его “провокационным и дестабилизирующим”. Причем за последние недели в той или иной форме эту оценку озвучили практически все официальные представители Белого дома, высказывавшиеся по этому вопросу.
А спецпредставитель США по организации противодействия ДАИШ Бретт Мак Герк высказался даже еще более категорично, назвав произошедшее в Иракском Курдистане “очень рискованным процессом” с “отсутствием перспективы на международную легитимность”.
Известно и то, что накануне референдума представители США и ЕС провели целую серию консультаций с высокопоставленными представителями Эрбиля, на которых всячески отговаривали руководство Курдской региональной администрации Ирака (КРАИ) от проведения этого мероприятия. Более того, в ходе этих встреч курдам предложили некую “альтернативу”. Ее детали не разглашены до сих пор, но, по сообщениям информированных источников, американцы и европейцы гарантировали Барзани, что вопрос о создании независимого государства курдов положительно решат после разгрома ДАИШ и достижения устойчивого перемирия в Сирии.
То есть, по расчетам западных политиков и военных, через полтора, максимум два года. Но... Это столь интригующее любого аналитика “но”...
Во-первых, Барзани отчего-то эта альтернатива не устроила, что само по себе странно, поскольку прими он ее (как положительный ответ на аналогичные предложения иранцев и турок) - и поток различных преференций и бонусов, от финансовых до военно-технических, был бы Иракскому Курдистану обеспечен.
А во-вторых, и это самое интригующее, хорошо информированные курдские источники в один голос утверждают, что американские заявления против референдума делались лишь для проформы. А на самом деле некоторые высокопоставленные американские чиновники, военные, представители разведывательного сообщества США и даже неназванные сенаторы прямо гарантировали курдам поддержку Вашингтона в этом вопросе. Где же здесь правда?

 


Курдский
лабиринт
И вот перед нами как раз та ситуация, когда относительно правдивы (если такое определение вообще применимо к политическим интригам) обе стороны. И официальный Вашингтон, и представители КРАИ.
Дело в том, что как не существует некоего единого “курдского народа”, так и нет однозначной позиции американских элит в отношении независимости Иракского Курдистана в частности и создания государства курдов в целом. А в подобной ситуации, да еще и с учетом того “серпентария единомышленников”, которыми выглядят сейчас коридоры власти в Вашингтоне, вполне естественна ситуация, когда правая рука не знает, кому и какие авансы в это время раздает левая.
Как для администрации Трампа, так и для представителей американского “глубинного государства”, формирующих политику США на Ближнем Востоке, вопрос об отношениях с курдами, а уж тем более о создании независимого Курдистана принимает критическое значение. И здесь требуются поистине математический расчет и виртуозная игра, поскольку ставки слишком высоки.
Да, в американском истеблишменте есть те, кто считает, что независимый Курдистан должен быть создан буквально “здесь и сейчас”. И их аргументация железобетонна - длительное время курды были последовательными союзниками Америки на Ближнем Востоке, они воевали против Саддама, сейчас воюют против Асада и ДАИШ, оказывают серьезную поддержку спецоперациям ЦРУ в Иране и только хотя бы поэтому вполне заслуживают исполнения своей давней мечты о собственном государстве.
Придерживающиеся подобных взглядов люди есть и в Пентагоне, и в американском разведывательном сообществе, и даже в бизнес-кругах, поскольку помимо прочего независимый Курдистан - это еще и огромный рынок для буквально всего, не говоря уже о вооружении.
Причем на уровне конгресса и сената США сторонники таких взглядов тесно смыкаются с местным израильским лобби, также протаскивающим идею скорейшего создания курдского государства и оказания ему со стороны Вашингтона всяческого покровительства.
Но есть и скептики, которые справедливо указывают, что в этом вопросе поспешить - это не просто людей насмешить, но и создать себе огромное количество проблем, разгребать которые придется потом десятилетиями. И их аргументация заслуживает самого пристального внимания.
Нужно сразу сказать, что и скептики не отрицают необходимости создания независимого курдского государства, считая его возникновение неизбежным. Они выступают против того, чтобы оно возникло именно сейчас, поскольку обстановка в регионе для его появления явно неподходящая.
Прежде всего противники немедленной курдской независимости опасаются, что появление государства Курдистан будет означать если не конец борьбы с Исламским государством, то как минимум предоставление ему длительной передышки. Поскольку в первую очередь независимость Иракского Курдистана будет означать начало жесткого противостояния Эрбиля и центральной иракской власти в Багдаде. Той власти, в которую американцы вкладывали много, долго и серьезно.
Конфликт вспыхнет, разумеется, по вопросу принадлежности Киркука, который не просто территория, но и огромные нефтяные поля, и место проживания тех этнических и конфессиональных меньшинств, которые к идее курдской независимости относятся, мягко говоря, без всякого энтузиазма. И которые вполне справедливо опасаются репрессий со стороны правительства нового государства, поскольку, знаете ли, и прецеденты уже были, и в период подготовки к референдуму уже звучали голоса о том, что этим меньшинствам на курдской земле делать нечего.
В ситуацию тут же вмешается Турция - Анкара и без того предельно раздражена поддержкой, которую американцы оказывают в Сирии некоторым курдским подразделениям, которые турецкая сторона считает террористическими организациями, мало чем отличающимися от ДАИШ.
Но главное - в ситуацию вмешается Иран. А то, как это будет выглядеть - наглядно показал инцидент, произошедший 11 сентября этого года в спорном районе Мандали (провинция Дияла), в ста километрах от Багдада. Когда стало известно о том, что курдский референдум все же состоится, туда прибыл отряд проиранского формирования Хашид Шааби, он разогнал состоящую из курдов местную администрацию, после чего объявили, что в этом районе никакого референдума проводиться не будет.
Словом, случись сейчас независимость, в Ираке вновь вспыхнет война всех против всех, а Багдад уйдет к Тегерану и Анкаре. Причем коалиция Ирана и Турции, пусть только и в этом вопросе, станет кошмарной для США реальностью. Какая уж тут война с ДАИШ? Тут придется гасить новую гражданскую войну в Ираке, да еще и при полном отсутствии всяких гарантий, что в ходе борьбы за власть в независимом государстве курдские кланы не схлестнуться между собой. Поскольку далеко не все из них лояльны Барзани, и это еще мягко сказано.

Ирак, Иран
и сирийская нефть
А между тем, несмотря на то, что основные соединения ВС Ирака вовлечены сейчас в противостояние с Иракским Курдистаном, другая их часть начала генеральное наступление против последних анклавов ДАИШ на территории страны. Всего за двое суток с начала этой недели армия полностью разгромила боевиков в провинции Анбар и освободила более 20 тысяч квадратных километров территории - абсолютный рекорд за время войны с террористами.
Иракцы вышли к пограничному Аль-Каиму, освобождение которого является вопросом считанных дней. Ожидается, что в штурме будет участвовать искусная в городских боях “Золотая дивизия” (The Golden Division). И практически уже ничто не может помешать объединению союзных, по существу сирийской и иракской, армий с установлением прямого маршрута Дамаск - Багдад - Тегеран. Получается, что яростно боровшийся против этого Пентагон в какой-то момент сам себя переиграл.
И в то же время в конце октября тот же Пентагон объявил о достигнутом при его содействии крупном успехе - захвате подопечными ему Сирийскими демократическими силами (СДС), состоящими преимущественно из курдов, крупнейшего в Сирии нефтяного поля Аль-Омар. На него приходится примерно половина из 2,5 миллиарда баррелей нефтяных запасов страны. До войны выработка месторождения составляла 120 тысяч баррелей в сутки, при установленном ДАИШ контроле она упала до 10 тысяч баррелей.
Надо заметить (и “НП” об этом писало), что эксперты по Ближнему Востоку еще летом этого года гадали, кто окажется первым в гонке за Аль-Омаром - правительственная Сирийская арабская армия (САА) или СДС? О победе в конечном счете заявили последние.
Однако в связи с переходом этого месторождения под контроль СДС много неясного. Так, израильский ресурс DEBKAfile приводит довольно экзотическую версию о том, что Аль-Омар якобы занят по секретному соглашению между американскими и российскими офицерами в качестве вознаграждения курдам за их роль в освобождении Ракки, что, по мнению большинства компетентных наблюдателей, весьма сомнительно.
Курды уже “вознаграждены” территориями размером с Бельгию. Российская сторона, скорее, призывает их соизмерять аппетиты с реальными возможностями по удержанию и освоению занятых пространств. Кроме того, переправа механизированных частей правительственной армии на восточный берег Евфрата показывает, что и она была не прочь оказаться первой на Аль-Омаре.
Многое говорит, что особых боев на этом направлении не было вообще, а бедуинские племена, охранявшие месторождение под флагами ДАИШ, попросту сложили их в шатры, а вместо них подняли символы СДС, устроив прибывшим отрядам “дружескую встречу”. При этом боевики ДАИШ с Аль-Омара встали заслоном перед возможным продвижением к нефтяному полю подразделений Асада. Об этом говорят и Дамаск, и сирийская оппозиция.
Так, расположенное в Лондоне Сирийское бюро по наблюдению за правами человека (SOHR) сообщило на этой неделе о переуступке ДАИШ отрядам СДС обширных территорий на восточном берегу Евфрата протяженностью в 110 километров. По существу это углубление взаимодействия западной коалиции и ДАИШ - от пропуска отрядов исламистов из Ракки в направлении правительственных войск до прямого сотрудничества с террористами в борьбе с Дамаском.

 


На суше, в воздухе
и за столом переговоров
То, что сейчас происходит в Сирии, весьма сложно обобщить в какую-то целостную и ясную картину. Скорее всего, это можно сравнить со сложной шахматной партией, которую разыгрывают на одной шахматной доске сразу несколько игроков разного уровня и мастерства.
Например, в последние дни бомбардировщики ВКС России нанесли ряд массированных ударов по позициям ДАИШ в восточной части провинции Дейр-эз-Зор близ границы с Ираком. После затяжных боев полностью освобожден от террористов административный центр провинции.
Игра идет не только на полях сражений, но и на площадках, где происходят ожесточенные дипломатические схватки. В последний день октября в Астане завершился очередной раунд межсирийских консультаций с участием стран-гарантов перемирия, в ходе которого обсуждались перспективы проведения Конгресса национального диалога. От участия в нем отказался просаудовский Высокий комитет по переговорам.
В минувший понедельник, выступая перед сенаторами комитета по иностранным делам, американский госсекретарь Рекс Тиллерсон заявил, что Вашингтон работает над созданием в Сирии дополнительных “зон деэскалации”. Где их планируется учредить, неясно, но логично предположить, что речь идет о территориях, подконтрольных Сирийским демократическим силам (СДС) и другим проамериканским отрядам.
Действия американцев говорят об их намерениях не только “оседлать” энергетические богатства Сирии, но и не допустить сирийцев к логистической развязке Аль-Букмаль на границе с Ираком (правительственные силы которого заняли, как мы уже сказали выше, сопредельный Аль-Каим и, по некоторым данным, зашли на сирийскую территорию).
При этом террористические группировки продолжают усиленно накачиваться оружием. В частности, во вторник Foreign Policy написала о переброске оружия советского образца отрядам СДС и другим группировкам, противостоящим Дамаску. По данным авторов доклада Центра исследования коррупции и организованной преступности (OCCRP) и Балканской сети журналистских расследований (BIRN), опубликованным в минувшую пятницу, к маю 2017 года на автоматы Калашникова, противотанковые гранатометы, минометы и боеприпасы Пентагон потратил более 700 миллионов долларов.
К 2022 году планируется израсходовать еще около 900 миллионов долларов, и дополнительно 600 миллионов заложены в бюджете. Всего же военное ведомство США планирует потратить на оружие для “сирийских союзников” до 2,2 миллиарда долларов. Закупки идут не только через Командование специальных операций ВС США (United Special Operations Command), но и через Picatinny Arsenal - малоизвестную военную и научно-исследовательскую организацию из штата Нью-Джерси.
Кстати, в декабре 2016 года на ее сайте опубликовали статью, посвященную получению внутренней награды Пентагона, в том числе за закупку “значительного количества” нестандартных боеприпасов для отправки в Сирию, Ирак и Афганистан.

Эту войну начали не для того,
чтобы быстро закончить
То есть, как отмечают западные эксперты, несмотря на то, что в июле 2017 года Дональд Трамп якобы приказал ЦРУ прекратить оружейную подпитку “проамериканских сил на Ближнем Востоке”, процесс набрал такую инерцию, что ему вряд что-то может помешать. Пентагон пытается закупать для сирийских боевиков оружие буквально везде, в том числе в Грузии. О соответствующих переговорах, например, при посредничестве Alliant techsystems operations, сообщают сразу несколько источников.
Телекомпания “Рустави-2” продемонстрировала в эфире несколько документов, в том числе американо-грузинский контракт о поставках оружия общей стоимостью почти в два миллиона долларов для нужд “сирийской оппозиции”. Участие военных структур Грузии и Азербайджана в сомнительных схемах способствует не только эскалации напряженности в Сирии, но и расползанию оружия на Кавказе.
В разных странах для сирийских террористов закупается и советское, и современное российское вооружение. В результате к снайперам ДАИШ и “Джебхат ан-Нусра” попадают самые совершенные прицелы ночного видения с российской электроникой.
В то же время, по некоторым экспертным оценкам, на территории Сирии по-прежнему находятся до 50 тысяч проамериканских “повстанцев”. Численность западных спецназовцев также может оказаться существенно выше признаваемой официально. Некоторое время назад глава группы специальных операций по борьбе с ДАИШ и командующий операцией “Непоколебимая решимость” генерал-майор Джеймс Джаррард обмолвился, что на территорию Сирии заброшены четыре тысячи американских военнослужащих. После уточняющего вопроса одного из журналистов он замешкался, а затем поправился и назвал близкую к официальным данным цифру в 500 человек.
Следом официальный представитель Пентагона Эрик Пэон заявил, что общее количество американских военных в Сирии - 503 человека. В то же время реализация планов, оглашенных Р. Тиллерсоном, потребует расширения нелегального американского военного присутствия в Сирии, включая дополнительную тяжелую технику. Фактически это последовательные шаги к разделу страны.

И кто же там
воюет?
И, наконец, а кто же воюет сегодня в Сирии? Сколько их и в какие соединения они входят?
Но тут необходимо небольшое отступление, которое необходимо сделать ввиду самых последних событий сирийской войны.
В Сирии на фугасе 6 ноября подорвались российские журналисты и группа сопровождавших их военнослужащих. Ранения получили сотрудники НТВ Илья Ушенин и Тимур Воронов, журналисты “Звезды” Константин Худолеев и Дмитрий Стародубский, пять бойцов Международного противоминного центра. Инцидент показал неприятную закономерность: в Сирии стали применять “завозные” методы ведения войны, которые раньше были в ходу в Ираке. Ведь до этого сообщения об атаках с применением дистанционно управляемых фугасов в Сирии были достаточно редки, чего не скажешь о Багдаде и Фаллудже.
Означает ли это, что боевики изгнанного из Ирака ДАИШ начали перегруппировку? И кто сегодня противостоит правительственным войскам?
ДАИШ, или “Исламское государство” - одно из крупнейших вооруженных формирований, участвующих в боевых действиях на территории Сирии, общая численность боевиков ИГ и подконтрольных этой террористической организации банд составляет 30-50 тысяч человек. За что воюют: целью ИГ является создание всемирного исламского государства.
С кем воюют: главный противник ДАИШ в Сирии - правительственные войска Башара Асада (Сирийская арабская армия), поддерживаемые ВКС России. Против ДАИШ также воюют курдские отряды Демократических сил Сирии, Силы национальной обороны Сирии, силы возглавляемой США западной коалиции, а также отряды Сирийской свободной армии.
В конце 2016 года в СМИ появилась информация о том, что в восточную часть Сирии перебросили до девяти тысяч боевиков ДАИШ, которые ранее обороняли захваченный ими иракский город Мосул. Террористическое подкрепление предполагалось задействовать в боях за Пальмиру и Дейрэз-Зор, где 6 ноября на управляемом фугасе и подорвались российские журналисты и саперы. Не исключено, что атака была делом рук террористов, переброшенных из Ирака.
Далее. Сирийская свободная армия (ССА). Крупнейшее вооруженное крыло так называемой умеренной оппозиции, численность ССА составляет 50-60 тысяч человек. Как правило, это бойцы, дезертировавшие из Сирийской правительственной армии. Организационно насчитывает в своем составе 30 бригад. За что воюют: цель ССА - свержение режима Башара Асада, боевики пользуются поддержкой США, Турции, Израиля. С кем воюют: главный противник ССА - Сирийская арабская армия, в операциях против Сирийской свободной армии также принимают участие формирования “Хезболлы” и “Корпуса стражей исламской революции”. По некоторой информации при поддержке Турции ССА атаковала и позиции Сил демократической Сирии.
Силы демократической Сирии (СДС). Альянс сил вооруженной сирийской оппозиции, основу группировки составляют курды - 25 тысяч человек, а также небольшие формирования умеренных исламистов - около пяти тысяч человек. За что воюют: цель СДС - создание независимого государства курдов.
По некоторой информации лидеры СДС имеют договоренности с Башаром Асадом о создании после завершения боевых действий курдской автономии на юге страны. С кем воюют: основной противник СДС - ДАИШ. Курды пользуются поддержкой западной коалиции, при этом сведения об их столкновениях с отрядами правительственных войск отсутствуют.
“Джабхат Фатхаш-Шам” (“Джебхат ан-Нусра”). Крупная вооруженная группировка, являющаяся отделением “Аль-Каиды”. Признана террористической организацией ООН, США, Великобританией, Россией и рядом других государств. Численность группировки составляет около 20 тысяч человек. За что воюют: свержение Башара Асада, установление исламского права на территории Сирии. С кем воюют: правительственные войска Башара Асада, западная коалиция, Сирийская свободная армия, Силы демократической Сирии.
“Джейш аль-Ислам” (“Армия ислама”). Коалиция сирийских повстанцев исламистского направления. Общая численность вооруженных формирований составляет около 10-12 тысяч человек. Поддерживается Саудовской Аравией и Турцией. За что воюют: свержение Башара Асада, утверждение в Сирии мусульманского государства. С кем воюют: главный противник группировки - правительственные войска Башара Асада и боевики ДАИШ. Лидеры организации осуждают террористические атаки ДАИШ, организация не запрещена, например, в России, между тем, по некоторым данным, ВКС РФ наносили удары по объектам “Армии ислама”.
Силы национальной обороны Сирии. Крупная вооруженная группировка, состоящая из проправительственных отрядов ополченцев. Численность превышает 150 тысяч человек, которые в основном являются представителями религиозных меньшинств. За что воюют: защита режима Башара Асада. С кем воюют: террористические группировки и силы Сирийской свободной армии. Бойцы организации участвуют в совместных с правительственными войсками контрповстанческих операциях в качестве легкой пехоты. По имеющейся информации, бойцы группировки проходят военную подготовку в Иране.

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Наши награды    

Календарь
«    Сентябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930


Large Visitor Globe


Архив новостей
Сентябрь 2018 (85)
Август 2018 (154)
Июль 2018 (178)
Июнь 2018 (171)
Май 2018 (144)
Апрель 2018 (154)

Голосование
Оцените новый дизайн


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение
Fatal error: Call to a member function _destr() on null in /var/www/vhosts/np.kz/public_html/engine/modules/main.php on line 390