ЭЛЕКТРИЧЕСТВО ДОРОЖАЕТ

“КАРТА” ЗОН ПОВЫШЕННЫХ ТАРИФОВ И ДОЛГОВ

Подробнее >>>
ГДЕ ТОНКО, ТАМ ВИРУС

НЕПРОСТОЙ ТЕСТ ДЛЯ КАЗАХСТАНСКОГО ОБЩЕСТВА

Подробнее >>>
о газете | контакты | подписка
Главная страница
Неделя власти
События
Исследования
Право
Экология
36,6
Тема
Образование
Поехали
Мир
Спорт
Светская жизнь
Люди
Культура
Шоу-бизнес
Мода
Прямой эфир
Смотри в оба
Пошутим
Гороскоп
Последняя страница
Документальный детектив
Старая версия
Форум
Реклама

Партнеры





"МК в Казахстане"


Деловой Казахстан


Сто Сторон


Виктория-победа над случайностью







погода в г. Алматы
погода в г. Астане



Золотые сны серебряного века Культура

Ольга Шишанова
В Российском центре культуры в Астане прошли мероприятия, посвященные популяризации русского языка и литературы в странах СНГ. Своим мнением об этом инструменте международного и межкультурного общения в зарубежных странах поделился поэт, критик и российский литературный деятель Андрей Коровин

- Андрей Юрьевич, сегодня, на Ваш взгляд, отличается поэзия от той, что была сто лет назад, в так называемый Серебряный век, от той, что была 50 лет назад, или в самом конце XX века? Если да, то чем?
- Я всегда говорил и говорю, что наше время - это время поэтического подъема. Это своеобразный новый Серебряный век русской поэзии, и у нас очень много интересных авторов, но их, к сожалению, очень мало знают за пределами тех же Москвы или Санкт-Петербурга, хотя наше время ничем не отличается от Серебряного века, что был сто лет назад. Ведь если вы помните, книги Цветаевой, Ходасевича, Ахматовой в то время выходили тиражами всего по сто экземпляров, и их аудитория тогда была примерно такой же, какова аудитория у современной поэзии.
Поэтому я считаю, что время расставит все точки над “i”, и все сегодняшние имена также узнают со временем, они тоже будут в учебниках литературы. А сегодня эти люди, так же, как и поэты Серебряного века когда-то, страдают от того, что их пока плохо знают, причем очень мало кто из них появляется на телевидении, печатают их где-то в издательствах, как правило, в толстых журналах, которые выходят сейчас очень маленьким тиражом, например, в “Новом мире”. И когда, скажем, приезжаешь в какую-то русскую провинцию, там до сих пор вообще не знают о существовании таких журналов либо, в лучшем случае, считают, что они давно перестали существовать. Однако они есть, они ищут новые имена и находят их. Поэтому наше время - это время уникальное, и все, у кого есть возможность и желание за ним наблюдать, станут свидетелями того самого Серебряного века.
alt
- А Вы не считаете, что в то время, в начале XX века, было много упаднических настроений, которые находили свое отражение во всем, в том числе и в поэзии? Можно ли сегодня говорить о том, что, напротив, происходит возрождение лучших традиций Серебряного века?

- В общем-то, по большому счету, Серебряный век - это было время экспериментов. В первую очередь, эстетических экспериментов, откуда и взялись все эти многочисленные течения. Хотя об этом не очень любят говорить, но я всегда уточняю, откуда взялось понятие “Серебряный век” - в то время все увлекались кокаином, и вот это серебро на самом деле это цвет кокаина. Кто-то упомянул это в мемуарах, и название пристало к названию века, а ведь сейчас мы уже и не помним, что такое на самом деле Серебряный век, что обозначает это название. Многим оно кажется просто красивым и романтичным и - все. А на самом деле практически все поэты, как я уже говорил, в то время увлекались этим модным средством сдвига сознания, все думали, что в этом состоянии открываются совершенно новые бездны и пишутся какие-то совершенно новые, уникальные стихи. Все это потом прошло, но даже у Вертинского была такая песня о том времени - “Кокаинеточка 16 года”, весьма популярная и отражающая то, что было тогда. И не только с поэтами, в этом участвовали и красные комиссары того времени, и белые офицеры, ведь это было в том числе и средство территориальности, которая в то время была страшной. Это был период экспериментов и с какими-то личными отношениями, недаром появляются тройственные браки, как Маяковский и Брик, как Мережковский и Гиппиус, то есть таких экспериментов было очень много.
- Что же это было за такое странное время?
- Это было время слома, когда надо было что-то менять, но никто не понимал, как и что надо было при этом делать. Поэтому экспериментировали везде - в литературе, в жизни, экспериментировали с какими-то дополнительными средствами, которые, как считалось, я уже упоминал, помогали выйти за пределы собственного сознания.
Экспериментировали с религией, потому что самое начало XX века - это расцвет самых разных теософских течений, таких как знаменитая антропософия Рудольфа Штайнера, которой увлекались практически все символисты, да и вообще просто любители философии. Даже Максимилиан Волошин, Андрей Белый и очень многие писатели вкупе с ними участвовали в строительстве антропософского храма знаний “Гетеанум” мэтра Штайнера. Наверное, наше время - это тоже время слома. Потому что это и распад советской империи, это и создание новых государств, и глобальные изменения, которые мы наблюдаем сегодня во всем мире, в том числе и страшная история, которая происходит в Украине. И все это, как видим, отражается не только в современной поэзии, но и на личных отношениях - мне, например, сейчас стало сложно общаться с моими украинскими друзьями, потому что идет информационная война. Естественно, все это в поэзии отражается. Но именно такое время является питательной средой для настоящей поэзии, ведь когда все тихо, мирно и хорошо, неоткуда взяться вот этому посылу переживаний. Откуда рождается любовь к искусству? Из переживаний, из попыток мир улучшить, ведь как Беранже писал: “Господа, если к правде святой мир дороги найти не сумеет, честь безумцу, которой навеет человечеству сон золотой”. Поэзия - это и есть тот золотой сон, который происходит на фоне всеобщего ужаса, то есть поэзия пытается мир гармонизировать, в чем-то она его комментирует - в стихах, в прозе и т.д. И это тенденция как Серебряного века, так и современной поэзии тоже.
- Какое поэтическое направление ближе всего Вам самому?
- Я акмеист по своему духу, я поклонник Гумилева, Мандельштама, Ахматовой и всего этого акмеистского направления. Для меня это естественно, но современная российская, европейская и американская поэзия сегодня тяготеет к верлибру - поэты уходят от рифмы. Это, в общем-то, неплохо, наверное, это определенный период, который дает большую свободу самовыражения, и это надо пережить. Хотя замечу, что верлибром в русской поэзии писали все - от Пушкина до Гумилева, просто их было не очень много, этих верлибров, в творчестве у каждого из них в то время. Самый крупный автор, писавший верлибры в начале XX века, это Михаил Кузьмин. Достаточно вспомнить его “Александрийские песни”, да и все остальное тоже, потом русский верлибр вернулся в 60-х годах, и до сих пор многие классики этого жанра живы. А сейчас, я бы сказал, что это уже поголовное такое явление, но тут уже надо делать различие - кто-то маскирует за этим неумение писать стихи, как художник, если не умеет рисовать, все списывает на абстрактное изображение, которое, однако, подчиняется своим законам. Так и поэты. Причем надо помнить, что хороший художник все-таки должен и владеет приемами классического письма.

Астана

Поделиться:

 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:





Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 365 дней со дня публикации.
Наши награды    

Календарь
«    Июль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031 


Large Visitor Globe


Архив новостей
Июль 2020 (41)
Июнь 2020 (235)
Май 2020 (204)
Апрель 2020 (163)
Март 2020 (125)
Февраль 2020 (137)

Голосование
Будете ли Вы оформлять подписку на сайт, если сайт станет платным


Разработано студией Neolabs Web Solution
© 2007 Новое поколение