НЕ ВОДА, А СЛЕЗЫ

В рубрике Анонсированные материалы - 2021-04-23

Водные ресурсы страны нуждаются в “хозяине

Ольга Шишанова

Казахстан остро нуждается в едином централизованном органе управления водными ресурсами страны, поскольку нынешняя раздробленность в этом вопросе все больше заводит страну в “водный тупик”

Об этом и заявила в своем депутатском запросе на имя Премьер-Министра РК Аскара Мамина мажилисвумен Зульфия Сулейменова, сделав особый упор на управление трансграничными ресурсами республики, где, по ее мнению, ситуация выглядит наиболее плачевной.
Действительно, обеспечение водной безопасности всегда было и будет стратегической задачей любого государства. Тем более такой страны, как Казахстан, где водные ресурсы, и особенно управление ими, должно находиться в политическом приоритете. Что, кстати, отметил и Президент РК Касым-Жомарт Токаев в ходе расширенного заседания правительства 26 января нынешнего года.
Однако, несмотря на некоторые принимаемые в этой сфере меры, проблема воды в Казахстане усугубляется с каждым годом. Наблюдается обмеление рек и высыхание озер, таяние долгосрочных запасов пресной воды - ледников и вечной мерзлоты, происходит интенсивное загрязнение подземных бассейнов. И потому, считает депутат Сулейменова, все эти вопросы должны быть охвачены единым национальным проектом по управлению водными ресурсами.

Заметим, что на такое мнение мажилисвумен наверняка повлияли недавние события на трансграничной реке Или, приведшие к настоящей экологической катастрофе в регионе. Также наверняка при составлении депутатского запроса учли и проблемы реки Урал, которую сегодня на территории Казахстана благодаря антропогенному фактору можно перейти вброд. А еще это многочисленные факты гибели рыбы на западных озерах Казахстана, за что до сих пор никто не понес никакой ответственности. Плюс загрязнение Каспия, пересыхание Арала - все эти факторы можно перечислять до бесконечности, вот только проблем от этого меньше не становится.
Напротив, ключевые проблемы сектора словно становятся привычными, по сей день так и не находя своего системного решения. Или их попросту не хотят решать и уделять им именно то внимание, которого они действительно заслуживают, возводя в приоритет и ставя во главу угла.
И все это легко проследить на приведенных ниже примерах.
Во-первых, по словам Сулейменовой, сохраняется раздробленность и фрагментированность государственной системы управления водными ресурсами. “Сегодня вопросами воды занимаются восемь (!) министерств, местные исполнительные органы, а также компании фонда национального благосостояния “Самрук-Казына”. Так, политикой в области использования водного фонда занимается МЭГПР, мелиорацией - МСХ, формированием тарифов и водообеспечением отраслей экономики - МНЭ, координацией водоснабжения и водоотведения - МИИР, трансграничными реками - МЭГПР и МИД, управлением крупными ГЭС - “Самрук-Энерго”, разведкой и переоценкой подземных вод - региональные акиматы. Тогда как водные мозговые центры относятся к МОН и МСХ, хотя Комитет водных ресурсов входит в состав МЭГПР. Таким образом, 172 структурных подразделения и организации вовлечены в осуществление водной политики”, - констатирует депутат.
При этом отсутствует какая бы то ни было координация, и сложившаяся система ведет только к тому, что государственный аппарат вынужден фокусироваться на устранении последствий (если еще успевает), а не на решении причин проблем. “Подобный расклад может привести к снижению продовольственной, а значит, национальной, безопасности, конфликтам и миграции населения в будущем”, - подчеркивает Сулейменова. И с ней трудно не согласиться, потому как подобные проявления присутствуют в республике на протяжении не одного десятка лет, например, вокруг того же Арала. На очереди, судя по всему, исходя из недавних событий - южные области республики и запад Казахстана. И речь идет пока только о тех регионах, где не за горами полнейшее опустынивание, деградация земель и гибель экологии, больное население или полнейшее отсутствие такового.
Во-вторых, считает Зульфия Сулейменова, отрасль сегодня испытывает острый дефицит специалистов-водников. Что не может не сказаться на международных переговорах и особенно на результатах, касающихся водной трансграничной политики.
“Не раз поднимался вопрос об укреплении переговорных позиций с сопредельными государствами по вопросам трансграничного вододеления. Однако проблема упирается в нехватку специалистов-переговорщиков в области водной дипломатии”, - уверена депутат. А те немногочисленные научные институты, в которых накоплены знания и опыт, сталкиваются с элементарной проблемой материально-технического обеспечения. Так, согласно приведенным данным, институт географии и водной безопасности, единственный, который осуществляет проекты закрытого характера в области воды и обеспечивает экспертное сопровождение переговоров по воде с Китаем, уже несколько лет не может решить проблему даже с наличием собственного здания.
“О каких положительных результатах можно говорить, да еще на международном уровне? - удивляется мажилисвумен. - Должны ли мы в таком случае ждать катастрофу, сравнимую с нынешней пандемией, чтобы наконец-то выстроить работу, соответствующую стратегичности ресурса, попросту говоря, - национальной безопасности, а также сформировать адекватную экспертную и научную базу в области воды?”.
Или все-таки давно нужно было, как это принято в развитых странах, разработать национальный проект по управлению водными ресурсами, который будет решать острые проблемы отрасли в приоритетном порядке, а не тогда, когда до них дойдет очередь? И дойдет ли вообще.
Для этого в обязательном порядке необходимо было бы консолидировать водную политику, оптимизировав систему управления водными ресурсами и сосредоточив ее в одних руках. Иными словами, организовав отдельное водное ведомство, наделенное соответствующими и расширенными полномочиями в этом вопросе. О чем, к слову, наше издание писало неоднократно и на протяжении не одного года.

Нур-Султан

Поделиться