Корни проблемы

В рубрике Исследования - 2021-06-17

Марта Рогова

Про корнеплоды нынче не говорит только ленивый. Многодетные воспользовались очередным поводом, чтобы атаковать очередное министерство, в соцсетях бросились рассуждать о “достоинствах и недостатках” Правительства. Но на фоне бурных дискуссий о картошке и ее цене в тени остался главный вопрос: а вообще в нашей стране картошка производится?

Стоимость картошки, зашкаливавшая в последнюю неделю в отдельных городах страны за 400 тенге, ввела народ в состояние бурлящего недовольства. Мол, плохо Правительство смотрит за нуждами народа и, ратуя за увеличение экспортного потенциала продовольственной отрасли, оставляет Казахстан без еды. Но фермеры высказывали недоумение магазинными ценами, заявляя, что картошка есть и цены на нее в пару раз ниже магазинных.

Почему же растет цена?

Тему продбезопасности на фоне нынешних ценовых картофельных катаклизмов лучше рассматривать на языке цифр.

Согласно официальным данным, урожай картофеля в 2020 году составил 3,9 миллиона тонн. И это, по данным Минсельхоза, превышает потребность казахстанцев в картошке на восемь процентов.

На экспорт продали 360 тысяч тонн картофеля урожая 2020 года. То есть, если ориентироваться на официальные цифры, - меньше 10 процентов от собранного в стране, или излишек от потребления.

Но!

Как недавно сообщил глава Минторга, товарного производства в стране меньше половины заявленного - 1,9 миллиона тонн. А это значит, что два миллиона тонн - это картофель, выращенный в личных подсобных хозяйствах и на дачах. Который тоже попал в статистику, но не рассчитан для продажи через магазины.

Впрочем, есть и другая интересная статистика - нормы потребления.

Согласно “научно обоснованным физиологическим нормам потребления продуктов питания” в год средний казахстанец съедает 100 килограммов картошки. Дети до одного года в стране должны потреблять не менее 41,2 килограмма картофеля в год.

Если подсчитать, то при 18-миллионном населении объем урожая должен быть 1,8 миллиона тонн. Меньше даже промышленного сбора, не говоря уже про официальный.
И вполне резонный вопрос: если картофеля в стране так много, как говорит Минсельхоз, то почему картофеля в стране так мало?

Министерство сельского хозяйства в Казахстане является главным уполномоченным органом по обеспечению продовольственной безопасности страны. То есть в МСХ должны делать все, чтобы продукты, которые наши граждане активно потребляют, выращивали и перерабатывали в должном объеме и качестве. Благо для этого у Минсельхоза в руках сконцентрирована масса инструментов: дотации и субсидии, удешевленные кредиты и ГСМ, регулирование деятельности стабфондов с закупом “про запас” и массой всего остального. И возникает вполне резонный вопрос: где деньги? Кстати, этим же вопросом задался и антикорр - на днях Агентство по защите и развитию конкуренции начало расследовать нарушения при распределении субсидий производителям куриных яиц.

Если руководствоваться статистикой МСХ, получается, что производство именно этих 3,9 миллиона тонн в стране поддерживают. То есть логично предположить, что именно на этот объем выделяют деньги. То есть на то, что выращивают в числе прочего и в личных подсобных хозяйствах. Ведь, как заявляют промышленные производители, реально массового промышленного производства в стране лишь на 1,9 миллиона тонн.

Второй вопрос, который резонно возникает у любого здравомыслящего человека, который посмотрит на нормы потребления картофеля: как может младенец съедать в месяц (если брать в расчет, что в рацион ребенка пюре из картофеля можно вводить не раньше пяти месяцев) почти шесть килограммов картофеля? Кстати, все мужчины Казахстана до 30 лет при таком нормировании едят 8-30 килограммов картошки в месяц. К слову, в соседней России, которая отличается от нас бОльшим потреблением картофеля, еще пять лет назад снизили нормы потребления до 90 килограммов в год. Если сравнивать с другими странами, то 100 килограммов осталось только в Польше и чуть меньше - в Нидерландах (94). В США (уж где-где, а там картофель фри почти национальное блюдо) нормой на одного жителя считается 56 килограммов в год, в Германии - 78.

И, видимо, такие же вопросы можно адресовать не только в адрес картошки, но моркови, лука, капусты и еще массы других продтоваров в стране.

Вот такой интересный расклад получается. Когда одна маленькая “неточность в формулировках” или в “трактовке статданных” тянет за собой длинную цепочку последствий. За которые, увы, в итоге платит рядовой покупатель. Которому, честно говоря, не хочется разбираться в тонкостях “стратегического планирования и качественного исполнения”, а хочется просто покупать овощи по нормальным ценам.

Ну и, наконец, главное. Производители признают: к весне в стране априори возникает дефицит овощей и корнеплодов, потому что качественно хранить их столь долгий срок негде. Но даже при таких условиях сейчас казахстанские владельцы оставшихся запасов картофеля урожая-2020 не продают его по 400 тенге. А значит, местные исполнительные органы просто не отслеживают, как положено, соблюдение продавцами “правила 15 процентов”...

Нур-Султан

Поделиться
Следуйте за нами