Бег на месте - тоже движение

В рубрике Исследования - 2021-09-16

Мадина Меирманова

На днях Кабмин подвел промежуточные итоги социально-экономического развития страны за восемь месяцев.
В целом картина неплохая: экономика растет, бизнес активизируется, экспорт увеличивается. Но все озвученные властями цифры нужно делить на проблемы прошлого года

Так, по данным Миннацэкономики, в январе - августе экономика Казахстана показала рост три процента. “В рамках основных трендов наблюдаются положительный рост в реальном секторе и сфере услуг, высокий рост инвестиций в недобывающих секторах, сохранение положительного торгового баланса”, - сообщил глава МНЭ Асет Иргалиев. Цифра неплохая, среднестатистическая за последние предкризисные годы. Но де-факто Казахстан лишь поднялся на уровень 2019 года после спада в ковидном году. И то не по всем показателям.

Например, совокупный рост промышленности составил 5,8 процента. При этом драйвером стали фармацевтика, строительство и машиностроение. В фармацевтической промышленности объем производства вырос почти на 41 процент “за счет повышения спроса у населения на лекарственные средства и медицинские изделия”.

В черной металлургии выросли объемы производства стали, чугуна, ферросиликомарганца, а вот цветная металлургия не дотянула даже до уровня прошлого года - ИФО здесь составил всего 97,3 процента за счет падения выпуска свинца, цинка и меди. Единственное, что продемонстрировало рост, - это драгметаллы: золото и серебро. Последнее, кстати, пользуется большим экспортным спросом в Европе.

Ниже уровня провального прошлого года остается и транспортная отрасль - здесь показатель на 1,5 процента ниже восьми месяцев 2020-го. Впрочем, на треть выросла динамика транзитных контейнерных перевозок. И связано это лишь с тем, что активизировалась мировая торговля. Которая, увы, в свете санэпиднестабильности может в любой момент опять привстать.

Об этом предупредил глава Нацбанка Ерболат Досаев, отметивший, что мировая торговля все еще в состоянии дисбаланса: спрос на товары растет быстрее предложения, что сказывается на ценах.

Так, страны сейчас конкурируют за запчасти для промышленных товаров, за возможность транспортировки продукции, что “привело к росту ставок фрахта до рекордных уровней, а также к повышению цен экспортеров”. “Стоимость отправки контейнера выросла в 3,4 раза по сравнению с декабрем 2019 года, сигнализируя о предстоящем повышении цен. На этом фоне цены производителей достигли пиковых значений в США - 7,7 процента, в ЕС - 12,2, в Китае - 9 процентов”, - сообщил Досаев. Добавив, что мировой рост цен тащит вверх объемы производства и цены производителей Казахстана (тот самый рост перерабатывающей промышленности). “Из-за проблем с поставками и высоких цен на сырье в Казахстане годовой рост цен производителей в июле достиг 14,2 процента”, - сообщил глава Нацбанка.

Проблемы с логистикой накладываются на цены и продтоваров (вкупе с природными катаклизмами 2021 года). Как результат - рост цен на продукты питания, скорее всего, продолжится в ближайшем будущем. И новый урожай ситуацию не спасет. Мировой индекс цен на зерновые вырос до 129,8 из-за ухудшения видов на урожай пшеницы, на растительные масла - до 165,7 в результате сокращения предложения и роста спроса, на сахар - до максимума с февраля 2017 года - 120,1 из-за засухи в Бразилии.

Все эти “мировые тенденции” тащат вверх цены и в Казахстане.

Сейчас у Правительства РК есть несколько инструментов, которые могут помочь сдержать рост цен. Для мясо-молочной отрасли это субсидирование кормов, которые стали дефицитом из-за засухи этого лета. Аналогичная мера может помочь зафиксировать цены птицеводов и производителей яиц. Для зерновиков и мукомолов помощью окажется, видимо, лишь “подтягивание” внутренних цен под мировые. Пока для казахстанской муки не в полной мере открылся рынок Афганистана (а туда уходило почти 70 процентов всего экспорта муки), есть шанс, что отечественные мукомолы перенаправят ее на внутреннее потребление. Если, конечно, товар не перенаправится на другие рынки.

Что касается растительного масла, то еще весной власти заявляли о планах привязать субсидирование производителей подсолнечника с обязательствами сдавать часть продукции на отечественные маслоперерабатывающие заводы. И при условии продажи части масла на внутренний рынок. Но, судя по всему, эти планы так и остались планами. Вместо этого власти ограничили экспорт масла и семян: ежемесячная квота на экспорт семян подсолнечника, дробленых и недробленых, составляет 15 тысяч тонн, масла - 32 тысячи тонн в месяц. Это должно сдержать рост цен на внутреннем рынке.

Нур-Султан

Поделиться
Следуйте за нами