“ЦЕНТР” ТОРГОВЛИ

В рубрике Анонсированные материалы - 2021-09-28

Марта Рогова

Центр Евразии всегда был точкой соприкосновения интересов разных держав. И воевали за него в последние века и персы, и англичане, и русские. Последние два десятилетия там “рулили” американцы. Кто сейчас под обликом талибов - не понятно. Ясно только, что новая власть собирается задержаться здесь надолго. А значит, все, кому интересен Афганистан, должны договариваться с “Талибаном”, даже если не согласны с ним идеологически.
И Казахстан не должен оставаться в стороне

Еще весной этого года было понятно, что уход американцев из Афганистана не пройдет безболезненно. “Талибан” заявил свои претензии на власть, предлагая официальному Кабулу договориться. Тогда же впервые из уст бывшего президента Афганистана Хамида Карзая было озвучено, что “ни “Талибан”, ни какая-либо другая афганская организация не имеют никакого отношения к этим терактам 11 сентября”. Любопытно, что это заявление в интервью российскому телеканалу сделали сразу же после объявления Байденом даты вывода американских войск.

В это же время глава МИД Узбекистана встретился с главой политического офиса движения “Талибан” в Катаре и договорился, что Ташкент получит “добро на реализацию в Афганистане инфраструктурных проектов, которые “помогут создать условия для запуска полноценного политического процесса”.

На постоянной связи с “Талибаном” были и Пакистан, и Китай, и Россия - все те, кто заинтересован реализовывать свои интересы в Афганистане при любом правительстве.

Собственно, сразу после начала боевых действий представители “Талибана” неоднократно озвучивали, что они не террористы и настроены на мирное сосуществование с соседями. В первую очередь - на торговлю.

Первым еще в июне на контакт с новыми властями официально вышел Пекин, подтвердивший свою позицию невмешательства во внутренние дела Афганистана, но выразивший заинтересованность в экономических проектах в стране. Затем состоялся первый визит делегации политического офиса движения талибов в Москву, где также договаривались об экономическом сотрудничестве. Кстати, Россия начала устанавливать контакты с “Талибаном” еще семь лет назад.

Ташкент с августа полностью закрыл границу с Афганистаном. Даже несмотря на заявление новых властей Кабула, что они со своей стороны открыли границу и готовы принимать торговые караваны, ни Узбекистан, ни Таджикистан восстанавливать торговлю пока не спешат. Хотя на днях заявили, что “правительство хочет, чтобы автомобильное и железнодорожное сообщение с Афганистаном возобновилось для содействия в доставке “продовольствия и медикаментов”.

Впрочем, это не мешает Кабулу обещать Узбекистану режим наибольшего благоприятствования. “Талибан” поздравил Узбекистан 1 сентября с Днем независимости, сообщив, что желает построить плодотворные и дружеские отношения с соседним Узбекистаном. “Подтверждаем заинтересованность в продолжении реализации инфраструктурных проектов в Афганистане с участием Узбекистана, в частности, строительства железной дороги и линии электропередачи”, - отмечено в телеграмме из Кабула. Более того, талибы даже гарантировали официальный статус узбекского языка в Афганистане.

Оно и понятно: именно через Узбекистан проходят самые удобные транзитные коридоры на Афганистан (железная дорога через приграничный Термез до крупнейшего города Северного Афганистана - Мазари-Шарифа - и автодорожная магистраль) из Казахстана, России и Китая.

Афганистан - это не просто большой рынок. Это в первую очередь транзитная территория, путями через которую хотят владеть все. В феврале Узбекистан подписал с Пакистаном соглашение о строительстве железной дороги протяженностью 573 километра, которая будет проходить от Мазари-Шарифа до Кабула и далее до Пешавара. И, по сути, станет самым коротким коридором, связывающим Евросоюз, Россию, Узбекистан, Афганистан, Пакистан, Индию и далее государства Юго-Восточной Азии. Чуть позже к проекту присоединилась Россия. Хотя изначально идеей было создать финансовый консорциум из железных дорог Узбекистана, России, Казахстана, Афганистана и Пакистана, пока Казахстан в нем участвует исключительно как наблюдатель. Частичное финансирование проекта (а он оценивается почти в пять миллиардов долларов) пойдет через Всемирный банк.

Туркменистан тоже активно искал дружбы у “Талибана” последние полгода. В феврале делегация во главе с главой политического офиса движения “Талибан” муллой Абдул Гани Барадаром по приглашению туркменский стороны посетила Туркменистан, где встречалась с главой МИД и вице-премьером. В начале июля делегация во главе с руководителем политического офиса “Талибана” в Катаре Шер Мохаммадом Аббасом Станикзаем приехала в Ашхабад для обсуждения “актуальных политических, экономических вопросов и проблем безопасности”. И опять по приглашению туркменской стороны.
Спустя месяц генконсул Туркменистана в Мазари-Шарифе встретился с назначенным талибами главой провинции Балх. После чего туркменский МИД подчеркнул “братский характер” отношений между народами двух стран. А в сентябре официальный представитель движения “Талибан” Забиулла Муджахид заявил, что движение “положительно оценивает сотрудничество с Туркменистаном и усилия туркменского правительства по повышению благосостояния афганского народа”.

Интересно, что с Таджикистаном у Кабула совершенно противоположные отношения. Хотя Душанбе обладает обширной границей с Афганистаном и потенциалом развития трансграничной торговли. На днях исполняющий обязанности замглавы сформированного движением “Талибан” Правительства Афганистана Абдул Гани Барадар заявил, что Таджикистан вмешивается во внутренние дела страны. И фактически пригрозил силой, если Душанбе продолжит принимать на своей территории афганских беженцев, среди которых военные бывших правительственных сил страны.

А что же Казахстан?
В августе казахстанский МИД заявил, что готов пойти на диалог с новыми властями, но при условии создания талибами “инклюзивного и репрезентативного правительства, уважения прав национальных меньшинств и женщин, недопущения присутствия групп, представляющих угрозу другим государствам, соблюдения международного права”. “Выполнение этих положений должно стать необходимым условием для начала диалога с новой властью Афганистана”, - говорилось тогда в заявлении Министерства иностранных дел страны.
Спустя три недели Президент Токаев также заявил о готовности наладить “конструктивные деловые контакты с новыми властями прежде всего для решения острых гуманитарных проблем”.

И вот, наконец, в воскресенье впервые (по крайней мере, официально) произошел контакт высокого уровня - Посол Казахстана в Афганистане Алимхан Есенгельдиев встретился с и.о. главы афганского МИДа Амир Ханом Мотаки. По данным “Талибана”, стороны подчеркнули “важность развития торговли между двумя странами и пообещали расширить двустороннее сотрудничество в области торговли”. По сообщению нашего МИД, обсуждали “вопросы предоставления продовольственной и иной гуманитарной помощи афганскому народу”.

Для Казахстана сейчас крайне важно “подружиться” с новыми властями, получив от них гарантии безопасности, в первую очередь, для казахстанских грузов, направляющихся в Пакистан. Это должно обеспечить гарантию бесперебойности торговли Казахстана с Южной Азией.

Нур-Султан

Поделиться
Следуйте за нами