Новый стиль балетной эстетики

В рубрике Культура - 2022-03-17

Ольга Шишанова

Столичный театр “Астана Опера” готовит постановку одного из самых востребованных балетов современности на музыку Моцарта “Шесть танцев” в хореографии гениального Иржи Килиана. Премьера состоится 25 марта

Уговорить Иржи Килиана поставить балеты намного дальше ветреных Нидерландов - всегда большая удача. И художественному руководителю балетной труппы “Астана Опера” Алтынай Асылмуратовой это удалось, тем более что она знает ценность работы с такими профессионалами, как Килиан.

- Я очень давно хотела познакомить казахстанскую публику с этим уникальным балетмейстером и хореографией. Он предельно музыкален, все его балеты сделаны с очень тонким вкусом, с чувством меры, то есть этот человек создает действительно высокое искусство. Ему присуще редкое качество, которое есть не у всех хореографов, - он умеет ставить спектакли с юмором. Как ни странно, это бывает сложно сделать, потому что либо получается не смешно, либо глупо или даже грубо. У Иржи Килиана есть много постановок, и я хотела бы, чтобы они шли в нашем театре, но начать решили с “Шести танцев”. Это небольшое произведение, где нет ни кабриолей, ни фуэте, но это еще один шедевр, который легок по восприятию, с тонким юмором и изобретательностью. Надеюсь, мы сможем осуществить потом уже и “большие вещи”. Мечтаю, чтобы на этой сцене шел его балет “Маленькая смерть” - его безусловный шедевр, - поделилась Алтынай Асылмуратова.

Чтобы оценить значимость предстоящего события, достаточно глянуть на биографию иконы мирового танца Иржи Килиана. Его карьера складывалась успешно и головокружительно быстро: он начал работу со Штутгартским балетом и вскоре стал его солистом. В 1975 году его пригласили на должность артистического директора в Нидерландский театр танца, где он создал богатейший репертуар труппы NDT. Мировая слава пришла к постановщику в 1978 году - после показа его балета “Симфониетта” на музыку Леоша Яначека. Среди прочих его работ того времени - “Симфония псалмов” и “Свадебка” на музыку Стравинского, а также “Дитя и волшебство” на музыку Равеля. Сотрудничать с ним мечтали и мечтают многие, но его новый стиль балетной эстетики освоить и передать следующим поколениям могут далеко не все.

Вот и в “Шести танцах”, как отметила Асылмуратова, очень непростая пластика. Однако сомнений, что все получится, у нее не возникает. Вероятно, потому, что у труппы уже есть опыт в исполнении неоклассики - казахстанские артисты работали со многими хореографами, в числе которых европейские мастера Раймондо Ребек и Патрик де Бана, Тибор Кочак и Луиджи Бонино.

Что касается процесса подготовки, то он начался с отбора артистов на исполнение партий, причем, как оказалось, все роли в этом спектакле - ведущие. И на сцене зрители увидят восемь пар танцовщиков, которым предстоит донести до публики комическую историю, где нет определенного сюжета, “но это и подкупает, ведь смысл балета каждый найдет для себя сам”. Хотя понятно, что сразу сориентироваться в новой хореографии артистам будет сложно, так как здесь нужно танцевать, как дышать, и чтобы прилагаемые усилия при этом стали незаметными. Ведь в спектакле очень динамичные дуэты, каждый жест имеет свою ноту, в которую нужно успеть попасть, а также одновременно сделать много других движений. Так что для того, чтобы хорошо исполнять этот балет, нужно безупречно знать насыщенную хореографию и не думать о ней на сцене, а отдаваться эмоциям, актерскому мастерству, жестикуляции. Кроме того, постановка “Шесть танцев” насыщена сложной мимикой, которая может показаться “кривляньями”, и поэтому перед труппой поставили задачу - не копировать то, что было ранее, а прочувствовать танец по-своему, дать личную интерпретацию. В целом для артистов это очень хороший материал для того, чтобы раскрыться и показать свое умение в другой области - балета не классического.

А еще спектакль “Шесть танцев” принадлежит к серии “черно-белых” балетов чешского постановщика, потому что в нем используют черные мягкие декорации и передвижные платья на кринолине и роликах, применяемые потом в качестве декораций. Тогда как в целом постановка выдержана в минималистическом стиле, а особо важная роль в этом спектакле заключается в игре света и тени.

Другими словами, освещение в этом балете играет очень даже немаловажную роль - концепцию художественного света создал сам Иржи Килиан, а в театре “Астана Опера” ее воплотит Юст Бигелар. Он - художник по свету, в 1992 году присоединился к Нидерландскому театру танца - 1, где под руководством Иржи Килиана работал, продюсировал и гастролировал с постановочной и технической командой театра по всему миру.

Критики говорят, что это уникальный балет, созданный в XX веке, отражающий мудрую простоту, в которой фокусируется весь мир со всеми его проблемами, взаимоотношениями полов и всечеловеческими драмами. При этом сам Килиан здесь подобен Моцарту - он умеет “рассказывать” жизнь языком танца так, как Моцарт умел делать то же самое своей музыкой.

- Моцарт, чью музыку я выбрал для этой постановки, является величайшим примером человека, чей жизненный срок был очень ограничен. Он понимал жизнь во всем ее богатстве, фантазии, клоунаде и безумии. Именно его дух и его признание того факта, что наша жизнь не более чем маскарад или генеральная репетиция чего-то более глубокого и значимого, вдохновили меня на создание этой работы, - заключил Иржи Килиан.

Автор благодарит за помощь в работе над материалом сотрудника пресс-службы театра “Астана Опера” Екатерину Романову

Нур-Султан


Статья опубликована в №028, от 17.03.2022 газеты "Новое поколение" под заголовком "Новый стиль балетной эстетики".

Поделиться
Следуйте за нами