Умереть, чтобы возродиться

В рубрике Новость дня - 2023-05-31

Премьера одного из самых впечатляющих балетов в современной хореографии «Маленькая смерть» Иржи Килиана вызвала большой общественный резонанс. Балетный бестселлер восхитил и удивил столичных театралов. Смелая новаторская постановка была представлена на сцене Большого зала в столичном театре «Астана Опера»

 

Балеты-близнецы на гениальную музыку Моцарта, наконец, воссоединили. Напомним, что в прошлом году репертуар театра пополнился веселым спектаклем «Шесть танцев», а в юбилейном сезоне труппа взялась еще за один шедевр Иржи Килиана «Маленькая смерть». Художественный руководитель балетной труппы «Астана Опера» Алтынай Асылмуратова предложила столичной публике познакомиться с творчеством этого хореографа 90-х годов, серией «черно-белых» балетов. В этот период у него сложился особый стиль, благодаря которому Килиана стали называть балетмейстером-философом.

 

«Маленькая смерть» - один из немногих современных балетов, который уже попал в категорию популярной классики. Он экстравагантен, насыщен любопытными хореографическими находками, эмоциями и обращен к сюрреализму и абстракции. Спектакль сделан с такой свободой, что был обречен на зрительский успех, и это подтвердила двухдневная премьера в столице.  

Надо отметить, что все артисты прекрасно справились с поставленными задачами ассистента Иржи Килиана Стефана Жеромского. Они точно воплотили в жизнь сложную хореографию с присущей ей филигранной синхронностью и изящной откровенностью форм выражения. И, что самое главное для этого балета - смогли передать раскрепощенность движений, вложенную мастером в танец.   

Казахстанская труппа с головой погрузилась в балет о жизни и отношениях, палитра которых была совершенно разной - от возвышенных и чутких до плотских и страстных.

 

Конечно, нельзя было не отметить высокий профессионализм мужского состава труппы, который с невероятной ловкостью обращался с рапирами, подчас заменявшими артистам партнерш. Казалось, будто находишься вовсе не в оперном театре, а на фехтовальном турнире, где демонстрируются сложные и захватывающие дух трюки. Начало балета затягивало зрителя и увлекало идеальной четкостью движений, сочетаемой с одновременным чувством ритма. Причем все это происходило на сцене без музыки.

Массовые композиции плавно, почти незаметно для зала, перетекали в шесть адажио, которые существенно отличались друг от друга. Сценограф Юст Бигелар воплотил идею Килиана, изобразив переход от одного действия к другому в виде огромного покрывала. Волнообразными движениями оно покрывало всю сцену, и, как только исчезало, появлялись новые пары артистов.            

Артисты, несомненно, обладают хорошей классической подготовкой, и им не составило труда подстроиться под новый стиль, тем более что некоторые из них уже работали с хореографией мастера.

 

Тем не менее сложность исполнения заключалась в невероятной музыкальности спектакля, где на каждую ноту должно было откликаться тело танцовщика, и артисту ни на секунду нельзя было опоздать с движением. Каждый дуэт поставлен на определенный музыкальный отрывок. Какой-то - короче, какой-то - длиннее. Но акцент сделан на завораживающей четкости линий, владении артистами своим телом. Хореограф буквально «видел» музыку, понимал ее, отчего и рождалась такая изобретательность форм. 

Впечатлили всех и яркие сцены с балеринами, скрывающимися за роскошными черными платьями, которые передвигали на колесиках. Но, как оказалось, фижмы лишь прикрывали основной костюм танцовщиц - корсеты телесного цвета. Солистки двигались в них так изящно, что танец приобретал своеобразную медитативность и утрачивал всякую телесность. Языком пластики, виртуозно положенным на вневременную музыку Моцарта, Килиан говорил со зрителями о бессмертии искусства.   

 

И казалось, что молодой дирижер-постановщик Элмар Бурибаев, управляющий симфоническим оркестром «Астана Опера», помогал донести до публики глубокий философский смысл каждой ноты, заложенной композитором в музыкально-оркестровую ткань. Оркестр звучал глубоко и чисто. Маэстро и музыканты были на высоте, как и пианист Долорес Умбеталиева, лирически тонко исполнившая сольную партию фортепиано.     

Словом, весь коллектив парил в свободном полете творчества, обращенном к философии Моцарта и балетной эстетике Иржи Килиана. И только горячие овации публики вернули артистов к реальности. Они не уставали кланяться и отвечать улыбками на крики «Браво!». 

Ольга Шишанова

Поделиться
Следуйте за нами