КОВИДНЫЙ ВАВИЛОН

В рубрике Анонсированные материалы - 2021-01-29

Алексей Мальченко

Социальные сети наполнены сэлфи казахстанцев, сделанных на лазурных берегах разных курортов мира. Но, увы, из прогретых солнцем стран можно привести не только загар, но и совершенно новый штамм коронавируса, к борьбе с которым страна попросту не готова

Не сидится дома
Пандемия начала свой коварный марш по планете примерно год назад, и за это время поменялось многое, если не сказать - практически все. Мы научились работать удаленно, у большинства переформатировалось отношение к личной гигиене, да и в целом отношение к ценностям поменялось. Одним из главных приобретений можно считать умение видеть происходящее вокруг: с большей пристальностью начали относиться не только к своему состоянию и состоянию близких, но и окружающих. Еще в 2019-м чихнувший рядом человек скорее всего не вызвал бы никакой реакции у большинства, находящихся в окружении. Сегодня, если, скажем, в магазине видишь человека с признаками простуды, стараешься побыстрее ретироваться.
В материале мы не будем сравнивать COVID-19 с “испанкой”, бубонной чумой или другими пандемиями, которые человечество пережило. Даже если допустить, что новый вирус не так свиреп, как предшественники, нельзя не учитывать жизни людей, которые умерли с диагнозом.
Ношение масок на улице и в помещении, реакция на признаки простуды у окружающих, привычка использовать санитайзеры - все эти аспекты говорят о том, что осознание риска и возможных последствий все-таки есть. После всех новостей со статистикой о смертности в разных странах мира мы смогли переломить многие из своих привычек, но одолеть главную - полагаться на авось - получилось не у всех.
В самом начале пандемии, когда о COVID-19 мы узнавали только из новостей о ситуации в китайском Ухане и вспышках в других странах, многие казахстанцы не воспринимали происходящее как реальную угрозу. И даже после 13 марта 2020 года, когда в стране выявили первого зараженного, о соблюдении дистанции и ношении масок никто не задумывался. Испугались и задумались лишь тогда, когда города Казахстана опустели во время локдауна, а звуки сирен “Скорой помощи” разносились на несколько кварталов.
С приходом лета ситуация поменялась. Ограничения шаг за шагом начали ослаблять, и тут все заговорили о большом туризме. Мол... авиакомпании несут баснословные убытки, а туристические компании готовятся к банкротству. Целая индустрия может кануть в Лету, если границы между государствами останутся закрытыми.
На самом деле этот этап мог стать отличным трамплином для того, чтобы внутренний туризм взмыл до международного уровня. Но вместо того чтобы создавать благоприятные условия для туристов, местный бизнес решил просто заработать на ситуации. Цены на курортах и базах отдыха на Балхаше, Алаколе, в Боровом, на Капшагайском водохранилище взлетели практически молниеносно. Причем оправдание себе владельцы нашли в сокращении числа (а тогда еще полном отсутствии) туристов из России и других стран ближнего зарубежья. Цены на путевку приблизились к ценам на поездки в Турцию и ОАЭ (!), при этом уровень сервиса (а точнее, его полное отсутствие) остался прежним. Понятно, что при таком развитии событий ни о каком внутреннем туризме не может идти и речи. Возможность, откровенно говоря, профукали.
Зато подсуетились турецкие отельеры, которые за короткий промежуток времени придумали и систему онлайн-заказов питания, и “нарядили” весь персонал в защитные маски, и приняли целый ряд других мер, которые сокращают риск заражения опасной инфекцией. Скрасили картину и представители различных авиакомпаний, которые пообещали усилить санитарную обработку салонов самолетов и установить на курсирующие борта особые фильтрующие элементы, которые в теории должны препятствовать распространению инфекции.
Когда остальные игроки туротрасли увидели, что турецкая схема работает, следом подтянулись ОАЭ, Таиланд и другие страны, где туризм составляет солидную долю ВВП.
Казахстанские чиновники приняли решение, что пора отворять ворота с 20 июня, когда возобновилось авиасообщение с рядом стран, куда вошли Турция, Китай, Южная Корея, Таиланд, Грузия и Япония. На следующем этапе список значительно расширили, и сейчас, если говорить о регулярных рейсах, казахстанцы могут вылететь в 13 стран мира.
Самое интересное, что сегодня трафик очень плотный: согласно данным Комитета гражданской авиации Казахстана, число международных авиарейсов составляет около 60 в неделю. Сколько это в пассажирах? Попробуем посчитать на пальцах. Парк воздушных судов большинства авиакомпаний составляют узкофюзеляжные самолеты семейств Airbus А320, Boeing 737 и подобных. Их средняя вместимость - около 250 человек (есть комплектации до 300). Речь может идти о 15 тысячах пассажиров, которые еженедельно курсируют между разными странами мира.
Конечно, если допустить частичную загрузку, скажем, 50 процентов, то это будет семь тысяч человек, но и это весьма солидная цифра. Не будем забывать и о том, что продолжают летать и широкофюзеляжные самолеты, в каждый из которых вмещается до 600 пассажиров за рейс. Другими словами, дома не сидится многим.

Не панацея,
а самообман
В целом, если рассматривать вопрос локально, то может показаться, что ничего пагубного в поездке за границу нет. Ведь еще в мае 2020 года эксперты рассказывали об исследованиях, согласно которым стало известно, что COVID-19 чувствителен не только к воздействию ультрафиолета, но и влажности воздуха. Тогда анализ проводил Национальный центр биозащитного анализа и контрмер в Мэрилэнде (США). Исследование показало, что вирус быстрее погибает, когда температура и влажность повышены.
“Период полураспада” вируса SARS-CoV-2 (он является возбудителем COVID-19) на поверхности без солнечного света при температуре 21-24 градуса по Цельсию и влажности 20 процентов составляет 18 часов”, - было сказано в презентации заместителя Министра внутренней безопасности США по науке и технологиям Уильяма Брайана.
“При повышении влажности до 80 процентов без солнца сила возбудителя снижается вдвое через шесть часов, а при росте температуры до 35 градусов - за один час. Вирус погибает гораздо быстрее только лишь при увеличении температуры и влажности”, - отметил Брайан.
“Сильнее всего вирус подавляют солнечный свет и ультрафиолетовое излучение. При температуре 21-24 градуса и 80-процентной влажности на солнце период полураспада вируса на поверхностях составляет две минуты. В аэрозоле - например, в выдыхаемом человеком воздухе при температуре 21-24 градусов и влажности 20 процентов период полураспада SARS-CoV-2 составляет около 60 минут, а на солнце - полторы минуты”, - следует из презентации.
Тогда же представители ВОЗ предупреждали, что воздействие на организм солнца и температуры выше 25 градусов по Цельсию не является средством предотвращения COVID-19: коронавирусной инфекцией можно заболеть независимо от того, насколько солнечной или жаркой является погода.
Казалось бы, все кратко и ясно: вирус может погибнуть, при этом палящее солнце не является панацеей. Но многие читали эти и аналогичные сообщения выборочно, принимая лишь ту информацию, которую хочется слышать. Сказали, что на море вирусу хуже?! Значит, нужно срочным образом отправляться к морю, выжигать коварную инфекцию.
Аналогичную ситуацию можно было наблюдать и в Казахстане, где все, в том числе и медики, с нетерпением ждали прихода июльского солнца, которое, как ожидалось, покончит с COVID-19. Чуда не случилось, даже по прошествии всего летнего сезона вирус так и остался ключевой повесткой дня.
Другими словами, бронзовый загар и насыщение организма витамином D, конечно, укрепляют иммунную систему организма, но нисколько не снижают риски возможности заражения COVID-19. Более того, можно получить такой букет инфекций, одолеть который в дальнейшем будет очень сложно.

Полный микс
По мере развития пандемии коронавирус SARS-CoV-2 продолжает мутировать, то есть изменяться. А значит, меняются и его свойства, причем новые штаммы могут представлять большую угрозу - например, легче передаваться от человека к человеку или вызывать более тяжелое заболевание. Уже описаны случаи повторного заражения, когда выздоровевший человек заболевал снова, встретившись с другой версией той же вируса. Причем известно, что болезнь в таком случае может протекать даже в более тяжелой форме.
В целом мутации происходят при каждом переходе от человека к человеку, но практически все они незначительны. То есть вирус сохраняет изначальную структуру. Но есть и такие, которые трансформировались в новые, самостоятельные ветви - это и есть штаммы. Основных штаммов коронавируса семь, они обозначаются буквами GR, G, GH, O, S, L и V. Все началось со штамма L - именно его обнаружили в китайском Ухане в декабре 2019 года. Однако теперь он постепенно исчезает.
Сейчас внимание ученых приковано сразу к двум штаммам. Первый - S (D614G) - впервые выявили в Индонезии в августе 2020 года. Тогда сообщали, что этот штамм якобы в 10 раз более заразен, чем первоначальный штамм вируса. В начале декабря 2020 года в Великобритании был обнаружен второй, который также можно считать очень агрессивным. Он не только быстрее передается, но и, возможно, более опасен. Эксперты еще до конца его не изучили, и оценку его поведения можно будет узнать только в будущем. Однако уже сейчас известно, что, согласно данным ВОЗ, британский штамм коронавируса отмечен уже в 60 странах мира.
Казахстанский штамм коронавируса можно считать лояльным, он не так агрессивен, как другие его собратья. Конечно, и “наш” COVID-19 может стать сопричиной летального исхода, однако во многих случаях болезнь проходит бессимптомно либо без особых осложнений. Как типичный грипп. Это можно объяснить тем, что, находясь внутри системы (страны), его мутации настолько незначительны, что с течением времени все большее число людей вырабатывает иммунитет, а сама вирусная активность идет на спад.
Совершенно другая картина проявляется, когда в эту самую “закрытую систему” проникает новый, уже сформированный штамм из-за границы. Причем вовсе не обязательно лететь в Лондон, чтобы подхватить британский штамм. Как уже говорили выше, он уже отмечен в 60 странах мира. И одной из ключевых причин является туризм.
В докоронавирусное время каждый из курортов можно было разделить по контингенту. Объясним на примере Турции. Европейцы предпочитали отдыхать в отелах Бодрума, Мармариса и Кушадасы. Это связано с более мягким климатом и сравнительно прохладным Эгейским морем. В свою очередь туристы из СНГ чаще ездили в Анталью, Аланию, Сиде и Кемер, где вода прогревается как парное молоко. Аналогичную ситуацию по разделению туристических потоков можно было проследить практически во всех странах с развитым туризмом.
Что происходит сейчас. Далеко не все отели получили разрешение на деятельность, и сейчас те туристы, которые выезжают за границу, выбирают отель не по принципу отзывов и каких-то личных предпочтений, а по остаточному - то есть там, где есть свободные места. Вот и получается, что в одном отеле могут собраться туристы со всего мира.

Решайте сами
Самое страшное в этой ситуации то, что при “скрещивании” двух самостоятельных и развитых штаммов могут появляться новые, еще более сложные, к которым медицина попросту не готова. Наглядный тому пример - Испания, куда прошедшим летом многие отправились в отпуск получать свою порцию витамина D. Как результат, сейчас страна переживает уже третью волну эпидемии коронавируса, и больницы работают в авральном режиме. На прошлой неделе суточное числе новых случаев заражения достигало 39 тысяч заболевших - это самый высокий показатель с начала пандемии.
К сожалению, те меры, которые применяют в международных аэропортах, в том числе и казахстанских, не способны уберечь от ввоза новых, более опасных и коварных штаммов SARS-CoV-2. Телеметрия может выявить только те случаи, когда инфекция уже проникла глубоко в организм и начала его ослаблять, из-за чего, собственно, и повышается температура. Если же вирус “сел” в аэропорту или накануне перед выездом из отеля, то он проявится только через несколько дней после прибытия - тогда, когда турист уже успеет “поделиться”, возможно, одним из самых опасных штаммов, существующих сегодня. На границе, увы, выявляют лишь единицы зараженных, а в страну проникают десятки.
Конечно, можно продолжать тешить себя самообманом, уповая на то, что ты применяешь все возможные меры безопасности. Но на две сотни добросовестных пассажиров самолета всегда может попасться один, который перед вылетом почувствовал недуг, но все равно отправился в путешествие, поскольку ему жаль потерять деньги за путевку.
Туризм, как и многие индустрии, сильно пострадал от текущей пандемии - с этим не поспоришь. Но та мнимая необходимость в ее спасении и брошенные силы на создание псевдобезопасности не оправдали надежд. Будут ли закрывать границы Казахстана вновь - большой вопрос. А это говорит о том, что темпы распространения, равно как и количество вновь выявленных штаммов, будут зависеть от туристов, которые завезли их в страну. Честная самоизоляция. Надежда только на нее.

Поделиться