Мелкие бесы

В рубрике Новость дня - 2021-03-05

Алла Иванилова

В Казахстане намерены внести в законодательство понятие “буллинг”. Это позволит изучить проблематику, вести официальную статистику и разработать программы по профилактике. Возможно, это явление не было бы так распространено, если бы подростки знали, что будут отвечать за свои поступки перед законом

Буллинг (от английского bullying - “запугивание”, “издевательство”, “травля”) - это агрессия одних детей против других. На сегодня это актуальная проблема, с которой сталкиваются дети в школах всего мира. Травля может проявляться во многих формах - это оскорбления, злые и непристойные шутки, насмешки и прочее, распространение слухов и сплетен, а также бойкот - одна из самых опасных форм, поскольку чаще остальных приводит к суициду. Это явление наиболее распространено в начальной и средней школе. Психологи различают в буллинге много ролей, но есть три основные: булли (придумывают и возглавляют издевательства), наблюдатели (в стороне от конфликта, но все равно одобряют либо осуждают агрессоров) и жертва. Причем жертвой может стать абсолютно любой ребенок, вне зависимости от благополучия семьи, заботы родителей и уровня развития.
При этом последствия буллинга затрагивают и качество образования. В международном мониторинговом исследовании качества школьного математического и естественно-научного образования TIMSS выявлено, что отсутствие безопасности и частые случаи школьного насилия отрицательно влияют на результаты обучения учеников. Также исследования говорят о том, что у учеников, замеченных в совершении буллинга, повышенный риск того, что впоследствии они будут хуже учиться, употреблять наркотические вещества, иметь агрессивное поведение.
Травлю с применением интернет-технологий называют кибербуллингом. В период пандемии и в условиях дистанционного обучения эта проблема обострилась, поскольку многие перешли в онлайн-режим.
Многие страны предпринимают значительные усилия по противодействию буллингу. Доказано, что программы предупреждения и профилактики снижают уровень школьного насилия до 25 процентов. Так, одной из первых антибуллинговых мер стала программа Д. Олвеуса (Olweus Anti-bullying Program), которая стартовала в 1983 году в Норвегии. Она предусматривает выполнение четырех целей: достижение единого понимания этого феномена, активное вовлечение родителей и учителей в программу, разработка четких правил, направленных против школьного насилия, а также поддержка и защита жертв буллинга. Программа считается одной из наиболее эффективных и широко распространена также в Австрии, Швеции, Финляндии, Германии, Исландии и других странах. В Швеции используют программу “Фарста” (Farsta Program), в рамках которой в каждой школе есть команда из двух-четырех учителей, их задача - в случае буллинга вмешиваться в ситуацию. В Великобритании педагоги также проходят специальную подготовку с целью предотвращения всех форм кибербуллинга, а во Франции следят за блогами учеников и помогают жертвам, при этом агрессорам грозит исключение из школы. В Канаде разработкой методики предотвращения кибербуллинга в отношении школьников занимается крупная организация, в которую входят 130 ученых-исследователей и 62 национальные молодежные организации (Promoting Relationships and Eliminating Violence Network (PREVNet). В Японии с 2013 года действует закон о развитии мер предотвращения издевательств. В Нидерландах программа для учеников начальных классов “Мирная школа” (Peaceful School) направлена на развитие социальных компетенций и демократических ценностей. В нее активно включены родители учеников, даже проводятся сеансы медитации. Также в стране действует программа Rebounds, суть которой состоит в предоставлении отдельного временного здания ученикам с проблемным поведением, на которых не подействовали школьные меры.
После работы над их поведенческими и социальными навыками таких школьников возвращают в обычную школу. Важным направлением деятельности многих развитых стран является предупреждение школьного насилия. К примеру, в школах Дании проводят так называемый парламентский день, когда дети могут открыто говорить о существующих проблемах в школе и предлагать методы их решения.
Президент РК Касым-Жомарт Токаев на открытии первой сессии Парламента РК VII созыва в январе 2021 года говорил о том, что необходимо принять меры для решения вопросов защиты прав детей, обеспечения их безопасности и профилактики буллинга. До этого в Послании 2020 года глава государства особо подчеркнул необходимость принятия мер по профилактике кибербуллинга. Раз руководство страны поднимает этот вопрос, то его актуальность, как говорится, налицо.
И если в Европе уже давно борются с этим явлением, в Казахстане инициативы менее масштабны. Это связано с относительно недавним становлением школьной психологической службы, от которой в немалой степени зависит климат в стенах школы. Официально должность педагога-психолога ввели в республике только в 2008 году. Для сравнения: в Дании школьная психологическая служба начала свою работу в 1934 году, Гонконге (КНР) - в 1959 году.
В отечественном законодательстве понятие “буллинг” и вовсе отсутствует. В этой связи в Министерстве образования и науки РК создали специальную группу, чтобы выработать законодательную редакцию термина с участием научных экспертов, ведущих психологов, опытных педагогов и общественности. В компетенции уполномоченного органа (МОН) будут разработка и утверждение программы по профилактике, педагоги будут проходить специальное обучение, а на школы возложат обязанность изучать это явление, устанавливать и предупреждать, также будут оказывать психологическую помощь жертвам травли.
В Министерстве внутренних дел поддерживают эту инициативу. Ссылаясь на историю криминалистики, там отмечают, что большинство известных серийных преступников в детстве подвергалось нападкам со стороны своих сверстников или плохому обращению в семье. Более чем в 80 процентах случаев детских суицидов причины невозможно установить. Не исключают вероятность психологических травм, связанных с систематической травлей со стороны сверстников. В качестве примера можно привести случай, когда в 2019 году в Нур-Султане 12-летние школьники систематически оказывали давление на своего одноклассника путем троллинга в соцсетях. Они говорили, что он не умеет играть в футбол. Один из одноклассников высказался в отношении потерпевшего: “Лучше бы ты повесился”. В результате мальчик покончил жизнь самоубийством. Однако привлечь виновных лиц к ответственности за доведение до самоубийства не удалось, поскольку они не достигли уголовно наказуемого возраста.

Согласно отечественному законодательству, “несовершеннолетними признаются лица, которым ко времени совершения преступления исполнилось четырнадцать, но не исполнилось восемнадцать лет”. Ответственность в уголовном порядке возникает, как правило, с 16 лет. Однако за некоторые преступления - и с 14 лет. К таким правонарушениям относятся убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, изнасилование, похищение человека, акт терроризма или заведомо ложное сообщение об акте терроризма. Однако сегодня дети взрослеют рано, некоторые подростки пополняют ряды боевиков, умеют обращаться с оружием. Если когда-то детей наказывали наравне со взрослыми, то потом гуманизм не позволил этого делать, и к малолетним преступникам стали относиться чрезмерно лояльно. Порой такая безнаказанность порождает вседозволенность, а это, в свою очередь, такие явления как буллинг. Интернет, отсутствие какой-либо идеологии, как, например, в советское время пионерское движение, порождают “маленьких монстров”, которые не несут ответственность за свои поступки, а потом из них вырастают матерые преступники. Возможно, стоит задуматься над тем, чтобы пересмотреть в сторону уменьшения возраст для уголовного наказания. Скажем, обозначить его с 11 лет (цифру, конечно, следует обсуждать со специалистами самого разного профиля: психологами, врачами, криминальными педагогами...). Зная, что за свои проступки он может попасть за решетку, а не отделаться выговором учителя и родителей, хулиган серьезно задумается над своим поведением.

Согласно исследованию Всемирной организации здравоохранения, периодически подвергаются буллингу 64 процента литовских 11-летних школьников, 50 процентов - российских, 46 процентов - бельгийских. В Австрии, Люксембурге и Шотландии этот показатель равен 32 процентам, Канаде и Швейцарии - 30, Франции - 25. Что касается Казахстана, то в 2018 году, по данным Национального центра здравоохранения РК, более 12 процентов учащихся страны подвергались буллингу. А вот по данным экспертов, каждый пятый подросток в Казахстане становится жертвой травли. Только за прошедший год 143 подростка совершили суицид, а 306 несовершеннолетних пытались покончить с собой, в том числе из-за травли в школе.
Впрочем, как показывает практика, случаи травли в образовательных учреждениях никак не регистрируются и часто остаются незамеченными. Лишь отдельные факты с применением особой жестокости получают широкую огласку, но, как правило, администрация школ не принимает соответствующих мер для их дальнейшего недопущения.

Нур-Султан

Поделиться