Заповедная земля

В рубрике Исследования - 2021-03-05

Сергей Керженцев

В 2002 году сенсационное открытие профессора генетики Оксфордского университета Б. Джунипера и его коллег доказало, что прародителем современного сортового разнообразия яблок является яблоня Сиверса (Malus Sieversii), а родиной - казахстанский Тянь-Шань

Этот вывод сделали по результатам материалов, собранных в яблоневых лесах Казахстана во время совместных экспедиций под руководством академика Аймака Джангалиева (1997-2000 гг.). Провели исследования происхождения и распространения всех диких яблонь в мире, включая яблоню Сиверса и ее предков. На основе генетического анализа составили генеалогическое древо рода Яблоня, которое свидетельствует, что из всех 30 видов диких яблонь, произрастающих на планете, лишь яблоня Сиверса имеет сходный набор генов с яблоней домашней.
Это означает, что именно Malus Sieversii - предок существующих сортов яблони (а их около 10 тысяч), при этом природным ареалом распространения прародительницы всех яблок является Центральная и Средняя Азия, а если точнее - Джунгарский и Заилийский Алатау (здесь сосредоточено 75 процентов яблоневых лесов), Таласский Алатау, Каратау и южный склон Тарбагатая.

Особый статус
О том, что яблоня Сиверса - это богатство, данное Казахстану самой природой, которое мы должны сохранить и передать потомкам, говорили в разные годы такие выдающиеся люди, ученые-ботаники, как Николай Вавилов и Аймак Джангалиев. Однако подвижек в деле сохранения генофонда уникальной яблони пока немного.
Еще более редкий вид, который сейчас находится на грани исчезновения, - это яблоня Недзвецкого, которая также растет в естественных условиях только в Казахстане. Ее можно встретить в Алматинском, Аксу-Жабаглинском и Сайрам-Угамском государственных природных заповедниках, а также в Тургеньском ущелье и ущелье Микушино.
К счастью, многим территориям, где растут редкие виды растений, удалось придать статус национальных парков. Но остались места, которые до сих пор не охраняются, и генофонд яблонь Сиверса и Недзвецкого там находится под угрозой. Большая работа по признанию этих территорий заповедными проводится Международным фондом сохранения яблони Сиверса и Caspian University.
- К примеру, ущелье Микушино не является красной зоной, это обычное ущелье на высоте 1500 метров над уровнем моря в 70 километрах от города, между Иссыкским и Тургеньским ущельями. Оно очень живописное, там прекрасная природа, но его не сразу заметишь, - рассказывает ректор Caspian University Жолдасбек Нусенов. - Раньше, во времена Гражданской войны в 1918-22 годах, там прятались люди, в голодные годы туда ходили собирать яблоки и другие плоды, чтобы как-то пережить зиму, старожилы говорят, что местные даже устраивали здесь шалаши и жили сезонами. А сейчас приезжают туристы, зачастую на машинах въезжают чуть ли не прямо в ущелье, пасут скот. Позже здесь запретили скотопрогонные тропы и проезд автомашин - и природа сама начала восстанавливаться.
Сейчас в ущелье Микушино растут вдоль речки и яблоня Сиверса, и краснокнижная яблоня Недзвецкого. Уже привито более 1000 молодых деревьев генетическим материалом, полученным в рамках партнерского соглашения Caspian University и USDA. Этот исследовательский проект предполагает полное возвращение коллекции яблони Сиверса академика А.Д. Джангалиева на родину, в Казахстан. Эксперты предлагают создать на базе Микушино и на базе других национальных парков и охраняемых территорий, где растут редкие яблони, генетический резерват.
- Проведенное академиком Джангалиевым в 60-х годах ХХ века эколого-биологическое обследование яблоневых лесов позволило выделить 15 резерватов как базу для дальнейших лесовосстановительных и селекционно-генетических работ, - делится профессор Caspian University Наталья Огарь. - В основу выделения резерватов был положен массовый и индивидуальный отбор лучших деревьев дикой яблони и лесных участков. В 1965 году они были утверждены Советом Министров КазССР. Общая площадь генетических резерватов составила 1719 гектаров. Все они находятся на особо охраняемых природных территориях: в Иле-Алатауском и Жонгар-Алатауском государственных национальных природных парках.
Но с тех пор прошло более полувека, генетическую карту резерватов пора создавать заново, считает биолог: “Карты резерватов морально давно устарели, они не отражают реального современного состояния ареала яблонь Сиверса и Недзвецкого”.

15 резерватов
Между тем в Тургеньском ущелье и Микушино Наталья Огарь побывала уже не раз: “Яблони Недзвецкого там растут прямо у воды, яблони Сиверса встречается, и немало. Деревья подросли, раскидистые, косули ходят и не боятся человека. А все потому, что нет фактора беспокойства”.
Если приравнять этот ареал к заповедной зоне, дать ей статус генетического резервата, сберечь генофонд редких видов будет гораздо легче. Ведь все генетические резерваты находятся в зонах с заповедным режимом охраны (заповедной и экологической стабилизации). Такой режим обеспечивает максимальную охрану. Проведенные в последние годы обследования показали, что резерваты посещаются туристами и доступны заинтересованным лицам (например, сборщикам плодов), так как на месте нет организованной охраны.
Сейчас главное для ученых-биологов - обосновать ценность Микушино перед Комитетом лесного хозяйства и животного мира Министерства экологии, геологии и природных ресурсов Республики Казахстан. Но пока сделать это не удается. “Нам не отвечают на наши запросы, держат наши письма по несколько лет. Между тем вопрос по особо охраняемым территориям, лесам и прочему решает именно этот комитет...” - говорит Н. Огарь.
Однако в Фонде сохранения яблони Сиверса продолжают биться над решением проблемы сохранения генофонда яблонь Сиверса и Недзвецкого. По словам экспертов, в Заилийском Алатау необходимо установить восемь генетических резерватов: Каменское плато, Богданова-Шапова, Анучина щель, Прямая щель, Микушино, Каменная щель, Кузнецова щель, Котыр-Булак. В Джунгарском Алатау - семь: Пихтовая и Солдатская, Кок-Джета-1, Кок-Джета-2, Черная речка, Черный ключ-1, Черный ключ-2.
- Нам нужно оконтурить на карте, описать ценность этой территории - дать естественно-научное и технико-экономическое обоснование, - объясняет ректор Caspian University Жолдасбек Нусенов. - Сначала мы исследуем почвы, растительность, климат, животный мир - результаты отправляем на государственную экологическую экспертизу в Нур-Султан. Технико-экономическое обоснование должно дать заключение, каких техсредств и вложений требует резерват, например, плотину построить, привлечь охрану, егерей.

Экспедиции -
быть!
Правда, ограничиваться выделением названных территорий в резерваты фонд не собирается. Ведь работа по созданию генетической карты продолжается.
- Яблоня Сиверса в районе Чунджи тоже есть. Яблоки висят прямо у воды, некрупные плоды, но деревья огромные, раскидистые, нужно организовать поездку туда летом, экспедицию, объехать ущелья, - рассказывает Наталья Огарь, - понять, в каком состоянии деревья. Скорее всего, это хребет Узынкара, раньше Кетмень1 назывался.
А недавно ученому прислали фотографии, сделанные в Кольсай Кольдери2 - там никогда не было яблони Сиверса. Но на фотографиях, сделанных сотрудником природного парка, явно молодые Malus Sieversii. “Видимо, семена попали в удачные климатические условия. А как попали? Птицы могли перенести, животные”, - говорит биолог. Но вопросов тут больше, чем ответов. Так что экспедиции на Узынкара и Кольсай Кольдери быть!

1. Хребет Кетмень (Кетмен) (каз. Кетпен жотасы, Џзынћара, уйг. Катман) расположен к востоку от Заилийского Алатау в северном Тянь-Шане.
2. Кольсайские озера - система из трех озер в Северном Тянь-Шане, в ущелье Кольсай, в перемычке, соединяющей хребты Кунгей-Алатау и Заилийский Алатау.

Поделиться