Гражданское позиционирование

В рубрике Исследования - 2021-03-12

Даулет Алтаев

Мы наблюдаем реинкарнацию проекта закона “Об общественном контроле”. Закон, если примут, по замыслу буквально подталкивает казахстанцев с активной общественной позицией участвовать в функционировании государственной машины. Это довольно интересный шаг, который позволит существенно повысить степень вовлеченности граждан в дела государства. И это полезно - зачастую незнание объема, масштаба и ценности проводимых реформ в государстве, да и в принципе незнание тонкостей работы государственных механизмов, дает почву для радикальных идей. И, по большому счету, в появлении такого закона в первую очередь заинтересовано само государство.
Новую, существенно переработанную версию разместили на портале “Открытые НПА” 4 марта 2021 года. Обсуждение продлится до 19 марта. Авторы проекта настроены максимально оптимистично - в этой версии документа добавили дату вступления в силу закона - 1 января 2022 года

Что же касается объектов общественного контроля, то здесь также есть расширение. Теперь это все организации, деятельность которых связана с государством, в том числе и юридические лица, являющиеся получателями бюджетных средств. По юрлицам уточнение: общественному контролю подвергается только та деятельность, на которую выделены средства из государственного бюджета. Иными словами, подвергнуть общественному контролю можно все направления, которые так или иначе связаны с работой госмашины или работой “частной машины”, но на государственных деньгах. К слову, в законе не указано, могут ли подвергнуться общественному контролю организации, которые не тратят государственные деньги, а зарабатывают для него, оставляя часть себе. Что, наверное, было бы полезно - общественность должна знать пропорции дележки. Например, если речь идет об экологических сборах, сборах с организации парковки на муниципальной, общей земле и так далее.
Если раньше общественный контроль могли осуществлять только некоммерческие организации, включенные в базу данных НПО, то теперь субъекты, это, в первую очередь, граждане Республики Казахстан. И они в опубликованной версии проекта закона имеют право осуществлять общественный контроль, как сказано, “непосредственно”. Или в составе группы. Причем обо всех выявленных нарушениях субъекты могут сообщать в соответствующие органы напрямую. Ну а также беспрепятственно посещать объекты общественного контроля (статья 6, пункт 5). Конечно же, здесь просится оговорка - если объекты не являются закрытыми по объективным причинам. Желательно в законе все же четко определить все типы госорганизаций, которые могут быть подвергнуты общественному контролю.
Кстати, вести съемку закон тоже разрешает, а именно “использовать средства аудиовизуальной техники, а также производить видео- и фотосъемку при осуществлении общественного контроля с учетом норм законодательства Республики Казахстан”. Что уже почти является революцией: такой степени открытости, прописанной официально, еще не было. Теперь, по сути, каждый гражданин может заглянуть чуть ли не в каждую складочку чиновника! Не можем сказать, что это плохо. Ясно лишь одно - госслужащим теперь работы прибавится прилично. Ведь в обязанностях объектов общественного контроля - в подпункте 6 пункта 2 статьи 7 - четко указано, что “объекты общественного контроля обязаны размещать не только рекомендации по результатам общественного контроля, но и мотивированные ответы на рекомендации по результатам общественного контроля на интернет-ресурсах объектов общественного контроля”.
Кстати, есть уточнение: не имеют права осуществлять общественный контроль корпоративные фонды и религиозные объединения. В то же время, судя по тексту закона, контроль могут осуществлять и в отношении самих привлеченных к процедуре общественного контроля экспертов. Более того, это является обязанностью субъектов, которая прописана в подпункте 6 пункта 2 статьи 6 “Права и обязанности субъектов общественного контроля” проекта закона.
Там же, в обязанностях, прописано, что субъекты общественного контроля обязаны не распространять персональные данные без согласия субъектов персональных данных. Что как бы намекает на возможность получения этих персональных данных - причины, по которым общественникам могут отказать в предоставлении этих данных, в проекте закона не прописаны. На наш взгляд, эти моменты необходимо четко обозначить в документе, так как в будущем ввиду неопределенности могут возникнуть споры и разбирательства.
А теперь что касается главного вопроса: что же дальше? Относительно ответственности и за неисполнение, как указано в законе, “рекомендаций” по результатам общественного контроля ничего не сказано. Есть пункт ответственности за нарушение законов РК при процедуре общественного контроля, но это про другое. Собственно, в этом-то и вопрос - проект закона выглядит так, как будто направлен лишь на создание шума, общественного резонанса, привлечение внимания без четкого понимания результата, итога проверки.
Знакомая ситуация. По схожему принципу работает наша исправительная система - создать видимость строгости. Это когда суд первой инстанции дает максимально возможное наказание по резонанснейшему делу, общественность аплодирует, а позже дело вязнет в апелляциях, в конце вся строгость иссякает, и, возможно, реальный срок сменяется условным или штрафом. Но об этом уже никто не узнает. Нет, ничего не скрывают, но и не говорят - это уже не так интересно. Как мы сообщали, до сих пор не принято решение по делу браконьеров, которым суд первой инстанции год назад дал пожизненное за убийство инспектора “Охотзоопрома”. В общем, в законе также не прописана возможность подвергнуть общественному контролю ход судебного разбирательства и процесс исправления осужденного. Причем по любому делу. Вот где также очень важен момент контроля общественности.
Но вернемся к изначальному великолепию идеи общественного внимания. Нам всегда проще приглядывать друг за другом. А государство в первую очередь должно быть заинтересовано в вовлеченности общества в, получается, общие дела. Ведь эта пустота, дистанция между решениями вертикали власти и понятием устройства работы госмашины гражданами обязательно будет заполнена. Этот пояс дистанцирования является полем действия деструктивных течений и организаций. Но этот закон в том виде, в котором он представлен в качестве проекта, пока не может заполнить этот объем. Только лишь внимания и надежды, что в результате рекомендаций компетентные органы все же найдут нарушение и накажут виновных, маловато. Важна ответственность хотя бы в виде обязательной служебной проверки первых руководителей на должностное соответствие. Или проведение аттестации, процедуры подтверждения профессиональных навыков. Ведь, повторим, должен быть ответ на главный вопрос: что конкретно обществу дает понятие общественного контроля, закрепленное законодательно, кроме кратковременного, быстро забываемого информационного повода для заметки в ленте новостей?

Поделиться
Следуйте за нами